Жены Пугачева



Емельян Пугачев и его жена Софья Дмитриевна

Показание о Пугачеве первой жены его Софьи Дмитриевой.

1774 года, марта 16, присланная в секретную коммиссию от казанского господина губернатора злодея Пугачева жена его в допросе сказала: Софьею ее зовут, Дмитриева дочь, от роду ей лет с 30-ть, отец ее был малороссийский казак Дмитрий Недюжев, который давно умер, а матери ее имя Аксинья Кононова, которая и теперь находится в живых и живет на Дону своим домом.

Назад тому 12 лет выдана она в замужество малороссийской Зимовейской станицы за казака, который напоследок сделан был хорунжим, Емельяна Иванова сына Пугачева, с которым прижила она детей: сына Трофима, которому от роду 10-ый год, да двух дочерей: первой имя Аграфена, от роду ей шесть лет, второй имя Христина, от роду ей 4-ый год (которые теперь обще с нею сюда присланы); оный ее муж грамоте не умеет и состояния был трезвого, по женитьбе вскоре командировать он был с прочими в поход в Пруссию и находился там полтретья года, а по выходе оттуда жил дома года с четыре, а потом был вторично в походе в Польше полтора года и возвратясь оттуда жил дома года с три; потом еще ходил в поход в Крым и был там один год, а как туда вторично был он командирован, то он, будучи тогда болен, вместо себя нанял другого казака, который и теперь в службе там находится. После того оный ее муж по приказу матери его Анны Михайловой (которая умерла назад тому другой год) ездил в Азов за зятем своим поселенным там пруссаком Симоном Никитиным и за родною сестрою своею, а оного Никитина женою, Федосьею Ивановою, и возвратясь оттуда с ними жил в доме месяца с два, а оные зять и сестра его гостили недели с две и потом, сказав, что они едут в Азов, из дома их выехали, но спустя недель с пять в ночное время приехали было опять к ним, но жители Зимовейской станицы, почтя по возвращении их беглыми, взяли под караул и отослали в город Черкасск, а как они там показывали, что они к побегу подговорены мужем ее, то и его туда же требовали, почему он туда из дому своего и поехал, и сказывают, что он там был; но бежал оттуда вскоре, назад тому два года, в великий пост, а куда и где он теперь находится — она не знает. И по побеге никогда в доме своем не был, и она с ним не только нигде не видалась, но и ничего об нем с того времени не слыхала и ни одного письма от него не получала. Приметами же оный ее муж росту среднего, долголиц и сухощав, волосы на голове русые, а борода черная с проседью, клином; глаза карие, на левом виске от золотухи пятно, на переди исподний зуб еще в малолетстве вышибен; отцу его имя Иван Михайлов, который был Зимовейской же станицы казак и умер назад тому лет с одиннадцать; у оного ее мужа есть брат родной Дементий, который лет с пять тому назад как послан в поход и оттуда не возвращался и еще другая сестра Ульяна, которая в замужестве за зимовейским же казаком Федором Брыканиным, которые и теперь живут в Зимовейской станице; перед отправлением же ее сюда слышала от станичных стариков, что получены там какие то указы, и сказывали что в оных написано имя мужа ее; при чем те старики, браня его и смеясь, говорили: «Смотри де пожалуй, как можно было чаять от такой свиньи таких дел». Но к чему они сие говорили, того она не знает и ничего об нем кроме сего ни от кого не слыхала.

Письмо Пугачева ко (второй) жене.

Емельян Пугачев и его вторая жена Устинья Петровна

Всеавгустейшей, державнейшей, великой государыне, императрице Устинье Петровне, любезнейшей супруге моей, радоваться желаю на несчетные лета.

О здешнем состоянии ни о чем другом к сведению вашему донесть не нахожу по сие течение со всею армиею все благополучно: напротиву того я от вас всегда известного получения ежедневно слышать и видеть писанием желаю; при семь послано от двора моего с подателем сего с казаком Кузьмою Фофановым 7 сундуков за замками и за собственными моими печатьми, которые по получении вами, что в них есть не отмыкать и поставить к себе в залы до моего императорская величества прибытия: а фурман один, которой с ним же Фофановым посылается, повелеваю вам распечатать и что в нем имеется принять на свое смотрение; да при семь десять бочек вина с сим же Фофановым посылается, о чем по получении сего имеете принять и в крайнем смотрении содержать, а сверх того, что послано съестных припасов, тому при сем прилагается точный реестр.

В протчем донеся вам любезная моя императрица остаюсь я великий государь.

(Сообщены Г. В. Есиповым).

Текст воспроизведен по изданию: Исторические материалы // Древняя и новая Россия, № 4. 1878

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *