Метки архива

Степная крепость. Путешествия в историю Оренбуржья

Иван Иванович НеплюевФрагмент второй книги В. Моисеева «Степная крепость». В настоящее время вышла первая первая книга, выход второй планируется осенью, третья пишется, а четвертая существует в замысле. И все это — о нашем оренбургском крае.

Публикуется с разрешения автора

Глава девятая, в которой поручик Иван Неплюев со слезами прощается с царём, а много лет спустя становится основателем Оренбурга и первым оренбургским губернатором.

В самом деле – Сёма с домашним заданием справился меньше, чем за час. Тут и Ника с задачей по математике разделалась, прибежала к деду с братом.

— Значит, теперь вы готовы к новому путешествию в историю? – уточнил старик.

— Так точно, готовы! – отрапортовал Семён. – Куда отправляемся?

— Хочу вам показать ещё одну историческую личность. Уверен: вы мне сами скажете, кто это. Берёмся за руки… Три, два, один – бросок!

Встреча и беседа с Ириной Бунтовой

A.C. Пушкин и В.И. Даль в Бердах. Картина худ. А.Ф. Степанова, Оренбург (репродукция Малкина). Источник: Пушкин в Оренбурге. – Оренбург Оренбургское областное издательство, 1937. Восстановление и цветовая обработка: Николай Волгин.

Утром 19 сентября 1833 года Даль отправился с Пушкиным из Оренбурга в Бердскую станицу, бывшую столицу Пугачева. «Я взял с собою ружье,— вспоминал Даль, — и с нами было еще человека два охотников».

Оренбургская провинция

Оренбургская провинция в составе Оренбургской губернии была образована в 1744 году. В провинцию вошла южная часть Уфимской провинции, позднее территория Яицкого казачьего войска.

Оренбургская провинция (первая половина XVIII века)

Оренбургская провинция (первая половина XVIII века)

Провинция граничила на западе с Астраханской губернией, на северо-западе со Ставропольской провинцией, на севере и северо-востоке с Уфимской провинцией, на юге и востоке с казахскими жузами.

Административный центр находился в Оренбурге. Управление осуществлялось Оренбургской губернской канцелярией, подчинявшейся оренбургскому губернатору.

Читаем старые газеты: Бердская слобода при Пугачеве

Герасимов С.В. Иллюстрация к повести А.С. Пушкина «Капитанская дочка». После взятия Белогорской крепости. 1950 год35 лет назад в газете «Южный Урал» была опубликована статья Реджинальда Васильевича Овчинникова, известного специалиста по истории политического и социального развития России в XVIII—XIX веках, по Пугачевскому восстанию и его отражению в произведениях А.С. Пушкина.

В семи верстах к северо-востоку от Оренбурга на угористом берегу Сакмары стояло старинное казачье селение — Бердская слобода (Берда) — место, памятное по отечественной истории и литературе. Здесь с ноября 1773 по март 1774 года располагалась ставка предводителя Крестьянской войны Емельяна Ивановича Пугачева, а сам он квартировал в «государевом дворце» — дома бердского казака Константина Егоровича Ситникова. В Бердской слободе был главный лагерь повстанческого войска, отсюда водил Пугачев свои отряды на приступы к осажденному Оренбургу, а его атаманы отправлялись в дальние походы к Уфе и Самаре, Челябинску и Гурьеву, Кунгуру и Казани.

19 сентября 1833 года, шестьдесят лет спустя после начала Крестьянской войны, в Бердскую слободу приезжал Пушкина. Наблюдение и записи рассказов он щедро использовал при создании научной монографии «История Пугачева» и повести «Капитанская дочка«. Одиннадцатая глава «Капитанской дочки» выразительно названа поэтом «Мятежная слобода».

Пугачевский бунт: наказание без преступления

У Законодательного собрания Ленинградской области есть хорошая традиция: все семинары с руководителями региональной прессы проводятся в муниципальных районах, что позволяет ближе познакомиться с историей и достопримечательностями 47-го региона. Один из таких выездных семинаров проходил в Приозерском районе. А визитной карточкой этого района является древняя крепость Корела. Она совсем маленькая, но очень живописная, стоит на зеленом полуострове, омываемом водами реки Вуоксы.

Крепость Корела - она совсем маленькая, но очень живописная, стоит на зеленом полуострове, омываемом водами реки Вуоксы.

Директор музея М.П. Лихая провела для нас очень интересную экскурсию, включающую восемь столетий истории крепости. Кроме стен и бастионов здесь сохранились старый арсенал, новый арсенал (ныне — краеведческий музей) и главная башня, о которой будет наш рассказ, а точнее, о ее несчастных обитателях. Сегодня трудно поверить, что сырое, холодное и мрачное подземелье могло кому-то служить жильем, но это так. Впрочем, обо всем по порядку.

Памятное место

В Бердах, на углу улиц Восстания и Бердинской, рядом с местом, где раньше находились «золотые палаты» Пугачева установлен памятник, имеющий длинное название: «Памятное место, где в 1773 году находилась ставка руководителя Крестьянской войны Емельяна Пугачева».

В Бердах, на углу улиц Восстания и Бердинской, рядом с местом, где раньше находились "золотые палаты" Пугачева установлен памятник, имеющий длинное название: "Памятное место, где в 1773 году находилась ставка руководителя Крестьянской войны Емельяна Пугачева".

Он сделан из кирпича, облицованного плиткой и представляет собой композицию, изображающую стилизованный дом, перед которым на постаменте лежит старая пушка. Памятник занимает всего лишь 2,1 кв. м. и имеет высоту 3,3 м., а на его мраморной табличке высечена надпись:

На этом месте стоял дом, в котором с ноября 1773 года по март 1774 года жил вождь крестьянского восстания Емельян Пугачев.

Большое оренбургское «БЫ»

Вашему вниманию предлагаю фрагмент альтернативной истории Оренбуржья, описанной Вячеславом Моисеевым.

Параллельные миры нашей истории

Ученые теперь уже говорят вслух, не боясь очутиться в доме отдыха чокнутых профессоров, что параллельные миры, о которых писатели-фантасты целый век жужжат нам в уши, оказывается, и вправду существуют. Например, идете вы по весенней солнечной улице в магазин, а вам звонит друг или подруга: давай, говорит, встретимся, кофейку попьем. И вы сворачиваете в сторону кофейни. А другой вы, которому не позвонили, идет себе дальше в магазин. Так, мол, и рождаются параллельные миры. Чего уж проще! Давайте заглянем в некоторые из параллельных миров, образовавшихся таким макаром в Оренбурге в XVIII веке.

Дорогами Пугачева

Дорогами Пугачева, фрагмент из книги Порудоминского В., "Даль" (серия Жизнь замечательных людей (ЖЗЛ)), "Молодая гвардия", Москва, 1971Фрагмент из книги Порудоминского В., «Даль» (серия Жизнь замечательных людей (ЖЗЛ)), «Молодая гвардия», Москва, 1971

1

И вот снова встреча, а всего их было три – не по дням и не по часам, – три встречи‑монолита  (Даль говорил: «каменища»); и вот снова встреча – не в доме на углу Гороховой и Большой Морской, не на «пятнице» у Одоевского, не у Плетнева: чтобы стать этой новой встречи Даля с Пушкиным свидетелями, нам придется из осени 1832 года перешагнуть сразу в осень 1833‑го, со столичных проспектов – в далекую Оренбургскую губернию. 19 сентября 1833 года Даль и Пушкин ехали из Оренбурга в Бердскую слободу, бывшую пугачевскую ставку, или, как говорится в «Капитанской дочке», «пристанище».

С мая того же года Даль – чиновник особых поручений при оренбургском военном губернаторе (в документах это событие названо «О переименовании доктора Даля в коллежские асессоры»). Даль говаривал, что нашел в Оренбурге «кусок хлеба», но тут перемену в жизни «куском» не измерить: шутка ли – из докторов в чиновники, из столицы едва не на край света; тут (Даль шахматы любил) ход сразу через всю доску, и, если не пешка в ферзи, ходом этим бедный офицер превращался на другой стороне доски в ладью.