Анфиса Павловна Ключарёва



Надежда Курмеева в группе «Уходящий Оренбург» в Фейсбуке разместила небольшое исследование о семье Анфисы Павловны Ключарёвой, скончавшейся 10 апреля 1877 года.

Под сим камнем погребено тело потомственной почетной гражданки Анфисы Павловны Ключарёвой. Скончалась 10 апреля 1877 года

В июле 2019 года блогер и краевед Надежда Кутафина обнаружила на мусульманском кладбище, расположенном на проспекте Победы, православное надгробие из красного гранита, на котором была нанесена надпись:

«Под сим камнем погребено тело потомственной почетной гражданки Анфисы Павловны Ключарёвой. Скончалась 10 апреля 1877 года».

Два года спустя, в ноябре 2021 года, благодаря инициативе Надежды Кутафиной и Наталии Ермашовой и при поддержке администрации города Оренбурга, был перенесен на православное кладбище на улице Монтажников к часовне Александра Невского.

Под сим камнем погребено тело потомственной почетной гражданки Анфисы Павловны Ключарёвой. Скончалась 10 апреля 1877 года

На тот момент не было понятно, кем приходится Анфиса Павловна известному оренбургскому купцу 1-й гильдии Семёну Яковлевичу Ключарёву.

К поиску подключилась Надежда Курмеева. Практически сразу была обнаружена запись в метрической книге Вознесенской церкви:

«11/13.08.1870 года родился Александр у Оренбургского Потомственного Почетного Гражданина и 1-й гильдии купца Александра Семёнова Ключарёва и его законной жены Анфисы Павловой. Восприемники: Оренбургский Потомственный Почетный Гражданин Семён Яковлев Ключарёв и дочь его девица Серафима Семёнова Ключарёва».[1]

Орфография записи в метрической книге сохранена.

Сразу возникло предположение, что Анфиса Павловна умерла далеко не в преклонном возрасте. Сам же Семён Яковлевич Ключарёв, свёкор Анфисы Павловны, скончался в возрасте 70 лет от паралича 17 сентября 1881 года.[2]

В конце декабря 2021 года, Надежда Курмеева сообщила, что при изучении метрических книг Свято-Троицкой церкви были обнаружены новые сведения о семье Оренбургского потомственного почётного гражданина, купца 1-й гильдии Семёна Яковлевича Ключарёва.

Итак, Анфиса Павловна, жена Александра Семёновича Ключарёва, умерла рано, в возрасте 33-х лет.

Александр Семенович Ключарёв (1837-02.08.1885) – купец, потомственный Почётный гражданин Оренбурга, сын Семёна Яковлевича Ключарёва, является одним из тех, кто стоял у истоков создания оренбургской товарной биржи.

Александр Семёнович родился в городе Ростове в 1837 году и в прибыл, имея лет 17 от роду, в то время, когда отец его Семён Яковлевич вёл уже здесь большую меновую торговлю.

Александр Семёнович стал первым представителем в Оренбурге от Московского Торгового Банка, являясь в течение 12 лет управляющим Оренбургской конторы этого банка, «совмещая в своем лице и правление банка и учетный комитет». Полезную деятельность А. С. Ключарёва по развитию ордынской торговли правительство оценило пожалованием ему ордена Святого Станислава.

В 1872 году Семёну Яковлевичу Ключареву 62 года, его сыну Александру – 34 года (1837 или 1838 г.р.), жене Александра, Анфисе Павловне 28 лет (1843 или 1844 г.р.). Сыновьям А.С. Ключарева – Сергею 4 года, Александру – 2 года, дочери Анне – 7 лет[3]. То есть Анна была рождена в 1864 или в 1865 году, а Сергей – в 1868 году.

Стоит добавить, что Александр Семёнович был не единственным ребёнком в семье. У него была сестра Серафима Семёновна, которая в 1874 году в возрасте 21 года, вышла замуж за 25-ти летнего мещанина Владимира Михайловича Соколова из Воскресенска Московской губернии.

21 мая 1872 года у Александра Семеновича Ключарёва и его супруги Анфисы Павловны родился сын Семён (Симеон)[4], умерший 07 марта 1874 года[5]. Родившегося всего через неделю после похорон младшего сына, 16 марта 1874 года ребенка вновь нарекли Семёном[6], т.к. родители, вероятно очень хотели внука назвать в честь деда. Но и он умер 19 января 1876 года в возрасте 1 года 9 месяцев от скарлатины[7]. Возможно, у А. С. Ключарева в этом браке были еще дети, сведения о которых не найдены.

Анфиса Павловна, жена Александра Семёновича Ключарёва, умерла 10 апреля 1877 года от горячки совсем молодой, в возрасте 33-х лет. Возможно, в подобном исходе сыграла свою роль смерть двоих младших детей.

Прошел год. Сорокаоднолетний оренбургский купец, Александр Семёнович Ключарёв, женился во второй раз. В метрической книге Троицкой церкви была найдена запись, извещающая, что 28 апреля 1878 года Александр Семёнович вступил в брак с двадцатичетырехлетней дочерью статского советника девицей Евгенией Семёновной Протопоповой, для которой этот брак был первым.

За две недели до свадьбы Александра Ключарёва и Евгении Протопоповой, 12 апреля 1878 года, в возрасте 60-ти лет умерла от рожи жена Оренбургского потомственного почетного гражданина Ироида Яковлевна Ключарёва. Скорее всего, это была жена Семёна Яковлевича, мать Александра Семёновича, т.к. вряд ли в Оренбурге был еще один почетный потомственный гражданин с этой фамилией.

Семён Яковлевич Ключарёв, пережил жену на три года и 17 сентября 1881 года ушел в мир иной в возрасте 70 лет от паралича .

25 февраля 1882 года от продолжительной болезни скончался сын Александра Семёновича, Александр, которому было 10 лет[8].

В новом браке, 9 марта 1882 года, у Александра Семеновича Ключарева и его супруги Евгении Семеновны, родился сын Николай[9], который, вероятно, как и предыдущие дети, умер в младенческом возрасте, поскольку сведений о нем в посемейных купеческих списках отсутствуют.

Дочь Александра Семеновича, Анна в 1882 г. вышла замуж за Нижнеуральского казака Василия Евграфовича Хохлачева (на момент смерти отца, судя по некрологу, она уже была замужем). Как было написано в метрике, при вступлении в брак ей было 17 лет.

Жизнь самого Александра Семеновича Ключарёва оборвалась на 48-м году жизни, в 1885 году. Он скончался «после продолжительной болезни легких и пищеварительных органов» на даче, в имении графини Келлер, в селе Ивановском около Подольска Московской губернии в кругу семьи.

В некрологе, размещенном в газете «Оренбургский листок», сообщалось

В некрологе, размещенном в газете «Оренбургский листок», сообщалось:

«Вообще немало найдётся здесь людей, которые проливают искренние слёзы по случаю смерти А. С., так как сердце покойного было отзывчиво к нуждам бедняка, отличалось состраданием, доходившим до великодушия, и, наверное, ещё билось бы на пользу ближним, если бы покойный не был предательски оскорблён в самых лучших чувствах своих. Разумеем здесь кражу из банка ценного пакета его (в 348 000 рублей), сделанную, несомненно, сослуживцами, которых он вывел из грязи и которых всегда и крепко любил, а любящее, но оскорблённое, обокраденное сердце способно болеть лютою скорбью, даже до смерти».

«Занимая сильное положение в торговом и финансовом мире Москвы, Оренбурга и среднеазиатских степей, Александр Семенович, естественно, не мог потрафить на всякого, тем более если принять во внимание, что он всегда ненавидел рисковые обороты, любил во всем самую обдуманную умеренность и терпеть не мог мишуры красивого ничегонеделания. Зато симпатиями всегда пользовались полезные труженики: он был для них отец и благодетель. Но и враги не скажут горького слова у еще свежей, зияющей могилы Александра Семеновича, так как им не нравились в покойном только строгость, только точность и только одна благоразумная аккуратность, — черты, воспитанные в неустанном труде и при суровых лишениях в юности».

«Обороты А. С. Ключарева были громадны; знал он край и быт степей азиатских в совершенстве; к нему, как к другу и советнику, обращались купцы бухарские, хивинские и киргизы, даже адаевских родов».

Похороны А.С. Ключарёва оказались небывало почётными, чего усопший вполне заслужил. От городской думы, в которой он служил гласным с 1871 года, представителями были десять гласных. От гимназии, где покойный был девять лет старостой и для которой много послужил в качестве почётного члена общества вспомоществования недостаточным ученикам, представительствовал сам директор Н. И. Якубовский. От четырёх оренбургских банковских учреждений представителями были директора и управляющие. Были также представители от общества Красного Креста и разных благотворительных учреждений, в которых покойный состоял членом и Высочайше удостоен был ношением знака Красного Креста. Действительно, лишился разумного и полезного гражданина. Знание торгово-промышленных предприятий и дел Оренбургского края поражало всех, кто только с ним беседовал. Как останутся неосуществлённые пока проекты его об учреждении биржи в Оренбурге, об устройстве ткацкой фабрики, стеаринового завода и других предприятий по обработке местного сырья».

Уважаемый в городе священник М. Руднянский в своей речи на могиле Александра Семёновича Ключарёва сказал:

«Усопший своим многолетним трудом и терпением, своим образцовым во всём порядком и честностью достойно стяжал себе славу богатства и почестей, достойно служил и будет служить примером для многих своим воздержанным и строго христианским образом жизни, своим умением, как должно жить и правильно пользоваться богатством, не злоупотребляя им.

Будучи одним из лучших и благороднейших представителей местного купечества, он до конца дней жизни своей неуклонно оставался на высоте своего положения, с честью держа знамя, на котором были начертаны слова, служившие девизом его многосторонней жизни и деятельности, а девиз этот каждому вещал: «Труд, порядок и честность!» Управляя много лет делами известного коммерческого учреждения, он искренно стремился видеть возможно большее развитие торговли и промышленности в местном, родном для него краю. Он с готовностью содействовал всякому доброму и полезному предприятию, охотно помогал каждому честному и разумному деятелю не только своими советами, своими многоопытными знаниями, кто бы ни обращался к нему, но и материальными средствами. Это был один из просвещённейших местных деятелей, имя которого с благодарностью вспомянется многими…».

Источники:

  • [1] ОГАОО Ф. 173. Оп.16. Д. 39. Л.24 об.
  • [2] ОГАОО Ф. 173. Оп. 16. Д. 386. Л. 23 об.
  • [3] ОГАОО. Ф. 41. Оп. 1. Д. 107. Л. 8об-9
  • [4] ОГАОО. Ф. 173. Оп. 16. Д. 97. Л. 16об
  • [5] ОГАОО. Ф. 173. Оп. 16. Д. 122. Л. 57об
  • [6] ОГАОО. Ф. 173. Оп. 16. Д. 153. Л. 10об
  • [7] ОГАОО. Ф. 173. Оп. 16. Д. 211. Л. 44об
  • [8] ОГАОО. Ф. 173. Оп. 16. Д. 424. Л. 210об
  • [9] ОГАОО. Ф. 173. Оп. 16. Д. 424. Л. 165об-166

В качестве послесловия. На территории Духовной семинарии, на улице Челюскинцев до недавнего времени стояло одинокое старое православное надгробие, датированное 1895 годом, сейчас также перенесенное на православное кладбище на улице Монтажников.

На территории Духовной семинарии, на улице Челюскинцев до недавнего времени стояло одинокое старое православное надгробие, датированное 1895 годом

Екатерина Яковлевна Оглодкова, май 1895, ей было 72 года.

Которая, предположительно, является старшей дочерью оренбургского купца Якова Никитича Оглодкова.

Интересно, какие архивные открытия будут сделаны в будущем?

При создании текста использовались снимки Надежды Кутафиной и Лукьянова Сергея.

Проект «Бердская слобода» благодарит Надежду Курмееву за проведенное исследование.

Adblock
detector