Летчик-инструктор Зверев



26 мая 1936 года в небе над Оренбургом произошло чрезвычайное происшествие — летчик-инструктор лейтенант Зверев заменил в воздухе слетевшее колесо.

Подвиг летчика-инструктора Ф. С. Зверева, одевшего в воздухе колесо на место слетевшего

Подвиг летчика-инструктора Ф. С. Зверева, одевшего в воздухе колесо на место слетевшего. Сайт Оренбургского летного училища.

В тот день Федор Степанович Зверев выполнял на самолете Р-1 летные задания с группой курсантов. Р-1 — это самый массовый довоенный деревянный самолет-биплан массовый Н.Н. Поликарпова, имел неубираемое шасси и мог развивать скорость до 200 км/ч.

Неподписанная фотография, размещена на одном стенде с описанием подвига лейтенанта Зверева (предположительно Ф. С. Зверев).

Неподписанная фотография, размещена на одном стенде с описанием подвига лейтенанта Зверева (предположительно Ф. С. Зверев). Сайт Оренбургского летного училища.

"Подвиг лейтенанта Зверева", "Оренбургская коммуна", 30 мая 1936 год

«Подвиг лейтенанта Зверева», «Оренбургская коммуна», 30 мая 1936 год

30 мая 1936 года в газете «Оренбургская коммуна» была опубликована статья «Подвиг лейтенанта Зверева», в которой очевидцы рассказали об этом происшествии:

Подвиг лейтенанта Зверева

Инструктор-лейтенант тов. Зверев после малярии похудел. Но он по-прежнему весел. Зверев прекрасный физкультурник. Ему всего 23 года, а он уже четыре года обучает курсантов. Учит он только на отлично и хорошо.

Сегодня он первым в кабину сажает т. Семенова и, дав задание, взлетает на низко-полетную полосу.

***

Стартер неожиданно высоко над головой поднимает знак, — запрещение взлета.

Выключаются моторы. Десятки глаз ищут причину запрещения.

На посадку планирует машина. И люди, ищущие причину закрытия полетов, обращают свое внимание на посадочную полосу. Да, причина в ней. У самолета слетело левое колесо. Теперь очевидно, не замечая грозившей катастрофы или аварии, машина идет на посадку.

Заметив опасность, командир подразделения — старший лейтенант т. Гудович сам стал на месте финишера и знаком — полотнищами, сигнализировал машине, в которой находились т. Зверев и т. Семенов, что у нее нет левого колеса.

Тов. Зверев, чтобы точнее убедиться, делает несколько заходов на посадку, «но знак о возможной катастрофе или аварии не убирается. Зверев понял. На последнем заходе он сбрасывает перчатку с запиской: «Давайте колесо, одену в воздухе» — и набирает высоту.

Капитан Табарчук отдает распоряжение: взять запасное колесо, привязать под фюзеляж самолета так, чтобы, зайдя выше на несколько метров машины т. Зверева, летчик мог колесо опустить на веревке. К колесу привязывается шпилька для контровки и записка о том, как и что делать, чтобы надеть колесо.

Колесо будет подавать сам капитан тов. Табарчук, самолет пилотирует старший лейтенант т. Дубовой. Машина взлетает, подходит к самолету т. Зверева.

Вот сошлись одна над другой обе машины. Удаляясь, они плавно идут против ветра.

Машины расходятся. Одна из них начинает круто скользить. Теряет высоту. Идет на посадку. Подаваемое колесо не попало на машину, а с порвавшейся веревкой упало на землю с высоты 1500 метров.

Быстро привязывается второе колесо.

***

В воздухе три машины стройно идут левым пеленгом. Капитан Табарчук подал колесо на гаргрод. Его поймали т. Зверев и т. Семенов. Машина отходит и пристраивается с левой стороны, как бы наблюдая за тем, что будут делать тт. Зверев и Семенов.

***

Семенов хочет вылезти на шасси и надеть колесо, но лейтенант Зверев решает это сделать сам, а Семенову доверяет пилотирование чуткой, капризной машины.

На высоте 2000 метров, привязав колесо на веревке, Зверев, не снимая парашюта, вылезает из кабины и, прижимаясь к фюзеляжу, спускается на шасси. Через 40 минут в струе, почти нормальной скорости самолета, Зверев одел колесо, но шпилька для контровки колеса оказалась плохой. Привязывая и отвязывая Зверев уронил ее, лезть в кабину за новой шпилькой, значит убить последние силы. Кроме веревки Зверев ничем не располагал. Решил законтрить колесо веревкой и законтрил.

Для того, чтобы поставить колесо на ось, нужно было затратить огромную силу, тем более, что Зверев находился под сильной струей воздуха, что мешало работать и дышать.

Измученный этой необыкновенно сложной работой, только вчера вышедший из госпиталя Зверев с трудом возвратился в кабину.

С той же скоростью Зверев пошел на посадку.

С глаз не спускают приближающийся самолет. Вот он убрал газ. Планирует. Оба колеса четко видны под фюзеляжем. Тишина. Все ли в порядке?

Зажигание выключено. Отлично машина выравнена. Выдерживается. Создаются три точки. Все отлично?

Машина делает пробежку 20 — 30 метров и вдруг… левое колесо слетело.

Левый крен, машина делает разворот, чертя крылом о землю, остановилась, как бы хромая на одну ногу.

Люди подходят к машине. Из кабины вылезают Зверев и Семенов. Серьезные, чуть-чуть взволнованные, но целы, живы, здоровы.

Зверев вкусно пообедал и как ни в чем не 6ывало пришел играть в биллиард.

Командование школы наградило его месячным окладом и представляет к награде ВВС РККА. Через 3 часа бригадой курсантов машина была приведена в полную готовность к завтрашним полетам.

Жданов, Арзамасцев, Григоренко.

Неподписанная фотография, размещена на одном стенде с описанием подвига лейтенанта Зверева (предположительно Иван Иванович Дубовой).

Неподписанная фотография, размещена на одном стенде с описанием подвига лейтенанта Зверева (предположительно Иван Иванович Дубовой). Сайт Оренбургского летного училища.

"Я думал о самолете", "Оренбургская коммуна", 30 мая 1936 год

«Я думал о самолете», «Оренбургская коммуна», 30 мая 1936 год

Вот как это событие описал сам Зверев в заметке «Я думал о самолете», опубликованной 30 мая 1936 года в газете «Оренбургская коммуна»:

Я думал о самолете

26 мая я производил учебные полеты на самолете Р-1 с курсантом моей группы тов. Семеновым. С самолета в воздухе слетело левое колесо. Я этого, конечно, не заметил.

При заходе на посадку я заметил, что финишер дает мне знать сигналами, что я остался только с одним колесом (правым). Знак я понял. При попытке сесть на одно колесо мне все время выкладывали знак запрещения посадки. Я изменил решение садиться на одно колесо и принял другое, единственно обеспечивающее сохранение самолета. О самолете я думал больше всего.

Руководителю полетов я сбросил записку, в которой просил прислать в воздух колесо (ответили согласием) и примерно минут через 40 на высоте 1200 метров я принял его от командира части тов. Табарчук. С того момента, как колесо очутилось у меня в руках, управление самолетом я передал курсанту Семенову, а сам вылез из кабины на левую плоскость, подтаскивая за собой колесо.

Продвигаться к шасси было трудно, но у меня были еще свежие силы.

Когда я добрался до шасси, укрепился ногами за ось самолета и перетянул колесо с плоскости, то его пришлось держать обеими руками, чтобы не упустить. Вот тут я почувствовал, что силы мои имеют предел. Это состояние не проходило до конца работы на шасси, которая продлилась около 40 минут. Руки у меня были заняты, держался я только ногами.

Закончив работу и закрепив колесо на оси веревочкой, так как шпилька вылетела из рук, я стал возвращаться в кабину. Это мне удалось с большим трудом, так как сил больше не осталось и пришлось отдыхать там, где только можно было держаться.

Вернувшись в кабину, я взял управление у курсанта Семенова, который, несмотря на то, что имел всего шесть полетов на этом типе самолета, с задачей справился хорошо.

В моем поведении нет ничего героического. Я думаю, что на моем месте так поступил бы любой физически сильный летчик Страны Советов.

Лейтенант Ф. Зверев

Газетная заметка о подвиге лейтенанта Зверева.

Газетная заметка о подвиге лейтенанта Зверева. Сайт Оренбургского летного училища.

За проявленный героизм командование школы наградило лейтенанта Зверева месячным окладом.

Исторический формуляр 3-й Военной школы летчиков и летчиков-наблюдателей, ПриВО, 1936 г.

Исторический формуляр 3-й Военной школы летчиков и летчиков-наблюдателей, ПриВО, 1936 г. Сайт Оренбургского летного училища.

Начальник Военно-воздушных сил РККА, командарм 2 ранга Алкснис ходатайствовал перед Ворошиловым о награждении Зверева и Семенова.

Начальник ВВС РККА Алкснис ходатайствовал перед Ворошиловым о награждении Зверева и Семенова.

Источник: «Красные соколы нашей Родины»

С.С.С.Р.
Народный Комиссариат
Обороны Союза ССР
Начальник Военных Воздушных Сил
Рабоче-Крестьянской Красной Армии
1 апреля 1936г.
№ 210612сс

Совершенно Секретно

Народному комиссару обороны ССР
Маршалу Советского Союза
тов. Ворошилову

При сем представляю описание случая, действительно имевшего место в Оренбургской школе по донесению начальника школы, — отрыв колеса в полете и надевание его в воздухе.

Подобный случай встречается впервые в истории нашего Воздушного Флота.
Ходатайствую:

1. Разрешить заметку напечатать в печати.
2. О награждении тов. Зверева и Семенова.

ПРИЛОЖЕНИЕ: 1. Заметка.
2. Донесение начальника школы.

Начальник Военных Воздушных Сил
Командарм 2 ранга Алкснис

Заметка ТАСС: 26 мая лейтенант Зверев с курсантом Семеновым

Источник: «Красные соколы нашей Родины»

На визу
тов.Алкснис

Оренбург, 29/V (ТАСС) 26-го мая лейтенант Зверев с курсантом т.Семеновым части им.Ворошилова совершали учебный полет. После второго приземления и подъема на самолете соскочило левое колесо. Командир части – капитан т. Табарчук, находившийся на старте, сигналом дал знать т. Звереву о потере колеса и запретил посадку.

15 минут т. Зверев летал без колеса, раздумывая, как найти выход из положения. В перчатке он сбросил командиру записку, с просьбой доставить ему на самолете колесо. Капитан т. Табарчук, на самолете, пилотируемом старшим лейтенантом т. Дубовым, поднялся выше аварийной машины и на веревке спустил т. Звереву колесо. Приняв колесо, лейтенант т. Зверев передал управление самолетом курсанту т. Семенову, еще ни разу самостоятельно не летавшему, а сам вылез с колесом и самолетом на плоскость крыла и затем спустился на шасси. Свистел ветер. Узел на колесе не развязывался. Напрягая все силы, т. Зверев одевал тяжелое колесо. В это время у него из рук выпали шпилька и колпачок. Тов. Зверев вынул из кармана случайно оказавшуюся там изоляционную тесьму и скрепил ею колесо, а затем взобрался обратно в кабину. Взяв управление, он благополучно приземлился на аэродроме.

Одевание колеса длилось 40 минут. Все это время т. Зверев пробыл на шасси летящего самолета. А всего т. Зверев и курсант Семенов пробыли в воздухе 2 ч. 30 м.

Командование части отметило героизм и находчивость лейтенанта т.Зверева, впервые в истории воздушного флота одевшего в воздухе колесо на самолет. Лейтенант т. Зверев, курсант т. Семенов, капитан т. Табарчук, старший лейтенант т. Дубовой представлены к награде.

ЛС.3

Телеграмма из Куйбышева краяТелеграмма из Куйбышева краяТелеграмма из Куйбышева края

Телеграмма из Куйбышева края. Источник: «Красные соколы нашей Родины»

Телеграмма
Из Куйбышева края

Москва
Народному комиссару обороны
Маршалу Советского Союза
т. Ворошилову

26 мая в 3 ВШЛ эскадрильи капитана Табарчука время полета инструктора лейтенанта Зверева курсантом Семеновым самолете Р-1 соскочило колесо. Зверев запиской запросил подать самолет лично поднявшись в воздух самолете, пилотируемом старшим лейтенантом Дубовым, Табарчук на веревке подал колесо. Зверев, поручив управление не выпущенному самостоятельно курсанту Семенову, вылез шасси и в течение 40 минут надел колесо, но благодаря физической усталости шпилька и колпачек выскользнули из рук. Зверев тесьмой закрепил колесо, влез обратно, взял управление и совершил посадку. В конце пробега благодаря непрочной контровки колесо соскочило, самолет стал на нос слегка помяв радиатор и винт. Подобный случай является первым в ВВС. Отмечая исключительную настойчивость деле борьбы за безаварийность, личное мужество и выдающуюся находчивость ходатайствую награждении лейтенанта Зверева и капитана Табарчук орденом Красная Звезда, курсанта Семенова и старшего лейтенанта Дубового орденом Знак Почета.

Командующий войсками ПРИВО
Командарм 2 ранга – Дыбенко

Нарком обороны, поддержав Алксниса, ходатайствовал перед Сталиным о награждении Зверева орденом «Красная Звезда», а курсанта Семенова орденом «Знак Почета».

Нарком обороны, поддержав Алксниса, ходатайствовал перед Сталиным о награждении Зверева орденом «Красная Звезда», а курсанта Семенова орденом «Знак Почета»

Источник: «Красные соколы нашей Родины»

Народный Комиссар Обороны Союза
11 июня 1936 г. № 2181054

Копия
Совершенно Секретно

ЦК ВКП /б/
Тов. Сталину И.В.

26 мая сего года при учебном полете на самолете Р-1 пилотируемый инструктором-летчиком 3-й Военной школы Летчиков и Летчиков-Наблюдателей лейтенантом тов. Зверевым и курсантом Семеновым произошел отрыв левого колеса в воздухе.

Лейтенант Зверев сбросил командиру эскадрильи записку в перчатке с просьбой доставить ему колесо на самолете.

Командиром Эскадрильи тов. Табарчуком вместе с командиром звена старшим лейтенантом Дубовым с самолета по веревке колесо было спущено на самолет Зверева.

Тов. Зверев передав управление самолета курсанту Семенову, еще ни разу самостоятельно не летавшему вылез с колесом и парашютом на плоскость самолета и затем спустился на шасси.

Надев колесо, Зверев взобрался в кабину самолета, взяв управление благополучно приземлился на аэродроме.

Отмечая героизм и находчивость лейтенанта Зверева, впервые в истории Воздушного Флота одевшего колесо на самолете в воздухе ходатайствую о награждении:

тов. Зверева орденом «Красная Звезда»,
курсанта Семенова – орденом «Знак Почета».

Народный комиссар обороны Союза ССР
Маршал Советского Союза
К. Ворошилов

Трагедия

Но через два года самолет, управляемый Федором Степановичем Зверевым попал в катастрофу. 11 апреля 1938 г. на стол Наркома Обороны лег доклад Военного совета ПРИВО об авиационной катастрофе.

Народный Комиссариат Обороны Союза ССР

Управление делами при Народном Комиссаре

25 апреля 1938 г. № 6667сс

Вх.№ 1395сс

ВОЕННОМУ СОВЕТУ ВВС

Посылаю материал расследования катастрофы самолета в 3-й ВШЛ и ЛН.

Прошу этот вопрос с Вашими мероприятиями доложить Народному Комиссару лично.

ПРИЛОЖЕНИЕ: Доклад ВС ПРИВО от 11 апреля 38 г. № ВВС/687 на 12 листах.

НАЧАЛЬНИК УПРАВЛЕНИЯ ДЕЛАМИ

КОМБРИГ Снегов

***

СССР – НКО

ВОЕННЫЙ СОВЕТ

ПРИВОЛЖСКОГО

ВОЕННОГО ОКРУГА

11 апреля 1938 г.

№ ВВС/687

Приложение к № вх 00963

НАРОДНОМУ КОМИССАРУ ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР

МАРШАЛУ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

ТОВ. ВОРОШИЛОВУ К.Е.

В результате личного расследования и расследования специальной комиссией, представляю материалы по катастрофе инструктора 3-й Военной школы летчиков и летчиков-наблюдателей лейтенанта ЗВЕРЕВА Ф.С., происшедшей 29.03 в городе Оренбурге.

I. ОПИСАНИЕ ПРОИСШЕСТВИЯ.

О катастрофе самолета в 3-й ВШЛ и ЛН

Лейтенант ЗВЕРЕВ, Федор Степанович, с 11.02. инструктор-летчик 4-й а.э., а до этого шефпилот командования школы, 29.03 без ведома командиров эскадрильи, отряда, звена получил от врид. начальника школы начальника штаба школы майора ВАЙДЕРПАС задание – перегнать самолет Р-5 начальника школы со второго аэродрома на первый; задание дано устно в общей форме без полетного листа.

ЗВЕРЕВ не доложил своим командирам о полученном задании, а последние не обратили внимание на отсутствие ЗВЕРЕВА в этот день на полетах. Перед вылетом ЗВЕРЕВА никто не проверил и вылетом никто не руководил.

Готовясь к полету, ЗВЕРЕВ высказывал технику т.КОРНИЛОВУ свое намерение – испытать какую скорость разовьет самолет при пикировании с работающим мотором с высоты 3000 метров до высоты 1000 метров, и сделать петлю без мотора, предупредив его одеть парашют как следует.

По предположению техника т. КОРНИЛОВА, ЗВЕРЕВ высказывал свое намерение совершить эксперимент ряду окружающих его товарищей — летно-техническому составу 3-й а.э., так подойдя к самолету, ЗВЕРЕВ сказал КОРНИЛОВУ: «… я с ними поспорил», что косвенно подтверждается и техником т. КРЯКВИНЫМ, слышавшим, как ЗВЕРЕВ сказал о самолете: «Вот мы его сейчас испытаем на прочность!»

О намерении ЗВЕРЕВА техник КОРНИЛОВ старшему начальнику и военкому не доложил и от полета не отказался, ограничившись попыткой, по словам самого КОРНИЛОВА, ЗВЕРЕВА от производства эксперимента, ввиду позднего времени.

Время вылета ЗВЕРЕВА со второго аэродрома точно не установлено, примерно 17:30 /никем оно не зафиксировано и старта самолету никто не давал/.

После вылета ЗВЕРЕВ набрал над вторым аэродромом высоту 1500 мт., сделал одну нормальную петлю и, разогнав самолет с пикированием с высоты 1500 мт, до высоты 800 и до скорости 320 км/ч, стал производить петлю без мотора, завис и поддержал ее мотором.

После пилотажа ЗВЕРЕВ по маршруту на первый аэродром набрал высоту 2400 мт. и, сделав над первым аэродромом два виража, стал пикировать с углом около 70°. Мотор по одним данным /КОРНИЛОВ/ имел полный газ, а по другим данным /свидетели с земли/ был с убранным газом. Пропикировав до 1000 мт., самолет развил скорость 440 км/ч. , хвостовое оперение деформировалось, а затем отлетела правая половина руля высоты. Момент отрыва руля высоты совпадает с резким рывком самолета, который ощутил техник КОРНИЛОВ, решивший к этому времени выбрасываться и выбиравшийся из кабины самолета. Рывок был замечен с земли, как попытка выхода из пике. Этот рыже рывок выбросил техника КОРНИЛОВА, застрявшего левой ногой в ременном дне сиденья, причем ногу ему при этом вывихнуло. Распустив парашют, техник КОРНИЛОВ благополучно приземлился у границы первого аэродрома на здоровую правую ногу.

Мотор на самолете резко увеличил обороты, самолет продолжал пикировать с сильным ревом, оставляя по пути различные части /элерон, стойки, верхние бензобаки/. На высоте около 300 мт. произошел взрыв, самолет загорелся и упал в пригороде на улице Фрунзе № 211, ударившись о дом, разрушил его и зажег.

Летчик ЗВЕРЕВ погиб, не воспользовавшись до критического момента парашютом, и был извлечен из обгоревших обломков самолета с размозженной головой, но пульс еще бился.

Человеческих жертв среди гражданского населения не было; дома ликвидирован пожарной командой. Части самолета /элерон, стойки центроплана, верхние бензобаки и половина главного бака/ были найдены в различных местах пригорода, а динамо ДОС-1 пробило крышу и потолок дома в 500 метрах от места падения самолета, тоже без человеческих жертв.

Техник КОРНИЛОВ отправлен в госпиталь.

II. ПРИЧИНЫ И ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ПРОИСШЕСТВИЯ.

I/ Личная летная недисциплинированность лейтенанта ЗВЕРЕВА, отличавшая его почти все время пребывания в школе и особенно резко в 1935 году. Недостаточная теоретическая грамотность ЗВЕРЕВА, приведшая его к преступному, безрассудному эксперименту. Преступное нарушение им Вашего приказа о запрещении пилотажа на самолете Р-5 /петля, штопор и др./.

2/ На выполнение эксперимента ЗВЕРЕВА спровоцировал урок по теории полета, проведенный преподавателем капитаном МАССЕН 13.03. с истребительной группой на сборах инструкторов и командиров звеньев. Преподаватель МАССЕН разобрал на уроке петлю без мотора, между тем как этот вопрос не входил даже в программу. Когда выяснилось, что такой петли на Р-5 никто не делал и преподаватель высказал сожаление по этому поводу, ЗВЕРЕВ громогласно заявил: «А я это в деле проверю!». На это заявление ЗВЕРЕВА преподаватель МАССЕН и присутствующие никак не реагировали. Вместо того, чтобы теорию петли без мотора, если уже зашла о ней речь, дополнить освещением вопросов о допустимых скоростях и запасе прочности Р-5, преподаватель фактически направил внимание аудитории на практическое выполнение этой фигуры, добиваясь подтверждения формулы практическими данными и совершенно игнорируя Ваш приказ о запрещении пилотажа на Р-5. По показаниям инструктора ХОЛОДОВА, преподаватель МАССЕН заранее благодарил ЗВЕРЕВА за то, что он взялся сделать петлю без мотора, как имеющий на это, по его словам, возможность.

3/ Систематическое нарушение и игнорирование начальником штаба школы майором ВЕДЕРПАСОМ требования УВС-37 в отношении ЗВЕРЕВА, о порядке отдачи приказаний /ст.19/. Панибратское его отношение к ЗВЕРЕВУ и отсутствие должного реагирования на нарушения последним летной дисциплины. Дача задания ЗВЕРЕВУ общо, без полетного листа и без учета последних указаний о запрещении пилотажа на самолете Р-5. Командование школы в лице комбрига СИНЯКОВА и бригадного комиссара Котова тоже на такую практику никак не реагировала.

4/ Воинская невоспитанность и недисциплинированность техника 2 ранга КОРНИЛОВА, который, узнав о преступном намерении ЗВЕРЕВА произвести эксперимент, могущий привести к катастрофе, вопреки уставу, не доложил немедленно об этом вышестоящему начальнику и военкому.

5/ Отсутствие поверки ЗВЕРЕВА в знании им задания перед вылетом его со второго аэродрома старшим начальником – командиром эскадрильи капитаном КУЛИНСКИМ.

6/ Отсутствие контроля за ЗВЕРЕВЫМ со стороны прямых начальников 4 а.э. /к/з СЕМЕНОВ, к/с СЕРГЕЕВ, зам к/о КОМАРОВ/.

7/ Беспечность и равнодушие участников сборов, которые никак не реагировали на заявление ЗВЕРЕВА и на провокации МОССЕН 13.03. Подстрекательство ЗВЕРЕВА к производству эксперимента со стороны инструктора 1 а.э. лейтенанта СЕСЮНИНА, который, вместо того, чтобы удержать ЗВЕРЕВА и заявить командованию о его намерении, через полтора дня после занятий спрашивает ЗВЕРВА: «Ну как, проверил?».

Все эти факты вместе взятые говорят об общей порочной системе воспитания в школе, в чем виновны, прежде всего, начальник школы комбриг СИНЯКОВ и военком школы бригадный комиссар КОТОВ.

8/ Со стороны парторганизации штаба школы, где ЗВЕРЕВ состоял шесть месяцев /секретарь т.СТЕПАНОВ/, не было никакого внимания к ЗВЕРЕВУ, она не привлекала его к партийной работе и не реагировала на случаи нарушения им летной дисциплины, прикрываемые панибратством и семейственностью со стороны начальника штаба школы майора ВАЙДЕРПАС. Марксистско-ленинской учебой ЗВЕРЕВ не занимался, партсобрания посещал редко. В свою очередь парторганизация 4-й а.э., куда 11.02 был переведен ЗВЕРЕВ, также не привлекала его к участию в партработе и оставила его в положении изоляции от общественно-политической жизни и здоровой командирской среды. Между тем ЗВЕРЕВ требовал к себе особого внимания, как недостаточно устойчивый человек /летное лихачество, склонность к самовольному экспериментаторству, излишняя самоуверенность, скрытность, упрямство и неустойчивость в быту/. Опыт работы ЗВЕРЕВА в 1-й а.э. в 1936 году, когда со стороны парторганизации и командования к нему было больше внимания, он был вовлечен в партработу, показывает, что ЗВЕРЕВ мог работать хорошо, без нарушений летной дисциплины и даже был за отвагу награжден Вами золотыми часами.

9/ Установлено, что вообще преподавание теории полета на всех курсах никак не увязано, как между преподавателями теории полета, ведущими этот предмет на первом курсе и командирами звеньев, ведущими предмет на втором и третьем курсах, так и между ними и преподавателями смежных предметов, в первую очередь – самолетов. Руководства и контроля за преподаванием теории полета нет, как со стороны начальника цикла майора МУЛЬКОВА, так и со стороны командования и штаба – командира бригады майора СТЕПИЧЕВА, начальника штаба школы майора ВЕЙДЕРПАС, учебно-летного отдела школы и политаппарата. В результате, вопреки программ ОВУЗ”а ВВС РККА, теория полета приходится сугубо теоретически, отвлеченно, в отрыве от технике полета и без увязки с практическими вопросами, конспекты у преподавателей не проверяются, на занятиях почти никто не бывает, методических совещаний управления нет, преподаватели предоставлены сами себе и базируют свое преподавание на устарелых и неполных данных. Такое положение и привело к тому, сто 13.03 преподавателем МАССЕН было проведено занятие, спровоцировавшее ЗВЕРЕВА на эксперимент. В частности на сборовых занятиях по теории полета с истребительной группой, где был ЗВЕРЕВ, был только один раз командир эскадрильи майор ЛАЗАРЕВ, назначенный руководителем этой группы; командир бригады майор СТЕПИЧЕВ – начальник сбора – на занятиях не был ни разу. Конспект у преподавателя МАССЕН никем не утвержден. Этому способствовало упразднение командованием школы с января месяца с/г. штаба бригады подготовки летчиков. Штаб школы, в который влит штаб бригады, контроля за учебным процессом и работой преподавателей не осуществлял.

10/ Начальник школы, комиссар и политотдел отвлекались от вопросах боевой подготовки и как следует не занимались вопросами укрепления воинской дисциплины.

III. ВИНОВНИКИ ПРОИСШЕСТВИЯ /КОНКРЕТНО КТО И В ЧЕМ/.

1/ Погибший лейтенант ЗВЕРЕВ Ф.С. – преступно нарушил летную дисциплину, самовольно проведя недопустимый, безграмотный эксперимент на самолете Р-5.

2/ Начальник школы комбриг СИНЯКОВ и военком школы бригадный комиссар КОТОВ допустил систематическое нарушение штаба УВС-37, его панибратское отношение к ЗВЕРЕВУ, бесконтрольное проведение занятий по теории полета и как следует не занимались укреплением дисциплины и воспитанием личного состава.

3/ Начальник штаба школы ВЕЙДЕРПАС А.М.:

а/ игнорировал в практике взаимоотношений с ЗВЕРЕВЫМ ст. 19 УВС-37;

б/ панибратски относился к ЗВЕРЕВУ и не реагировал на нарушения им летной дисциплины;

в/ не поставил четкой конкретной задачи ЗВЕРЕВУ на перелет;

г/ не осуществлял контроля за работой преподавателей ни сам, ни через работников штаба.

4/ Преподаватель капитан МАССЕН Ю.А. – спровоцировал ЗВЕРЕВА на эксперимент.

5/ Авиатехник воентехник 2 ранга КОРНИЛОВ А.П. – грубо нарушил требования УВС, не доложив немедленно старшему начальнику и военкому о преступном намерении ЗВЕРЕВА производить в полете эксперимент.

6/ Командир бригады майор СТЕПИЧЕВ – не контролировал сам, не организовал и не обеспечил контроля за преподаванием теории полета на сборах и за учетом посещаемости занятий на сборах.

7/ Командир 1-й а.э. майор ЛАЗАРЕВ Т.И., будучи руководителем группы истребителей на сборах, не обеспечил контроля за преподаванием и сам не проверял занятий.

8/ Командир 3-й а.э. капитан КУЛИНСКИЙ В.В. – не установил порядка на своем аэродроме в соответствии со статьей 281 § 9 в 11 УВС-37, не проверив ЗВЕРЕВА перед вылетом, а разрешение на вылет дал через техника КОРНИЛОВА.

9/ Командир отряда 4-й а.э. старший лейтенант СЕРГЕЕВ А.П., его заместитель на время сборов старший лейтенант КОМАРОВ М.М. и командир звена старший лейтенант СЕМЕНОВ С.И. – несерьезно отнеслись к изучению ЗВЕРЕВА, потворствовали системе нарушения УВС-37 со стороны начальника штаба школы, не интересовались работой ЗВЕРЕВА вне эскадрильи и на сборах.

10/ Инструктор-летчик 1-й а.э. лейтенант СЕСЮНИН П.П. подстрекал ЗВЕРЕВА к совершению эксперимента.

11/ Партбюро штаба школы – секретарь партбюро СТЕПАНОВ, не вовлекло ЗВЕРЕВА в партработу и не реагировало на нарушение им летной дисциплины, покрываемые панибратским отношением начальника штаба школы; парторганизация не знала чем живет летчик ЗВЕРЕВ.

12/ Парторганизация 4 а.э. – парторг ВАРЛАШИН, также не привлекла к партработе ЗВЕРЕВА, не изучила его, а ВАРЛАШИН и не реагировал на заявление ЗВЕРЕВА о намерении сделать петлю без напора.

Меры дисциплинарного воздействия по отношению к многочисленным виновникам катастрофы мной не приняты, ввиду расследования катастрофы и представителем Военного Совета ВВС РККА, которому школы ВВС непосредственно подчинены, согласно Вашего приказа № 09-37 г.

Со своей стороны считаю, что ЗАСЛУЖИВАЕТ ПРИМЕРНОГО ДИСЦИПЛИНАРНОГО ВЗЫСКАНИЯ и снятия с должности, с переводом на менее ответственную работу, начальник штаба школы майор ВЕЙДЕРПАС А.М., вся практика работы которого не способствовала установлению должного уставного порядка, организованности к железной воинской дисциплине в школе. Заслуживает дисциплинарного взыскания и начальник школы комбриг СИНЯКОВ и военком школы бригадный комиссар КОТОВ.

Окончательно виновность преподавателя капитана МОССЕН выясняют органы НКВД; так же можно допустить С ЕГО СТОРОНЫ ЗЛОСТНОЕ НАМЕРЕНИЕ спровоцировать своим занятием кого-нибудь из летного состава на эксперимент, могущий привести к катастрофе.

В отношении всех остальных виновников достаточно власти начальника школы.

IV. МЕРОПРИЯТИЯ.

Для предотвращения летных происшествий мною подтверждены мероприятия, намеченные начальником школы:

1/ Провести по частям разбор материалов катастрофы и происшествий, имевших место в частях, обратив особое внимание на недопустимое равнодушие к нарушением уставов, наставлений и приказов.

2/ В целях предотвращения аварий и поломок, командирам частей вновь проверить все до мелочей в организации полетного обучения, в состоянии и эксплоатации матчасти и технического обслуживания и привести весь процесс полетного обучения к строжайшему соответствию с КУЛП”ом, наставлением по ТЭС и боевых установок ВС ч. 1-я.

3/ В апреле месяце отвести специальное время для занятий со всем летным составом по изучению и твердому освоению устава внутренней службы – 37 ч., боевого устава авиации ч. 1-я, наставления по производству полетов ч. 1-я, наставления по ТЭС, КУЛП”ы 1938 г., постановления ЦК и важнейших приказов НКО по борьбе с аварийностью.

Занятия по этим материалам и проверку знаний их руководящим командно-политическим составом приведены нач. школы и комиссаром школы 5, 7 и 8 апреля по 4 часа ежедневно.

Комэскам провести эти занятия с летным составом в первой половине апреля, а командирам бригад лично проверить их: в 1-й АБ с 13 по 17 апреля и во 2-й АБ с 11 по 13 апреля, результаты занести в зачетные книжки.

4/ Командармам, комиссарам и парторганизациям частей школы максимально использовать оставшееся до полетов время для усиления всей партийно-политической работы среди летного, технического и курсантского состава, принимая решительные меры по изжитию нарушений дисциплины, беспечности, элементов расхлябанности и мелко-буржуазной распущенностью.

Политотделу школы дать об этом подробные указания военкомам частей.

5/ Организовать тщательный контроль за преподаванием специальных дисциплин, решительно пресекая попытки протаскивания в преподавании вредных установок, как это имело место у преподавателя МАССЕН.

Потребовать от командира 1-й АБ руководства и ответственности за преподавание среди летного и курсантского состава теории авиации.

6/ Начальнику штаба школы к 15 апреля 1938 года составить инструкцию о порядке летной работы на школьных аэродромах, строго придерживаясь «Наставления по производству полетов».

7/ Выделить 5 дней во всех эскадрильях для проверки, опробования и ремонта матчасти, с привлечением к этому делу летного и курсантского состава под руководством инженеров частей.

Проверку состояния матчасти проведет начальник школы в 1, 2 и 4 а.э. в период 19-29 апреля и командиру 1 АБ проверить 3-ю эскадрилью 26-29 апреля.

8/ Командиру 1 АБ проверить ход наземной подготовки курсантов на аэродромах с 10 по 23 апреля.

9/ Лично с военкомом школы начальник школы проверят хозяйственно-техническую обеспеченность, состояние горюче-смазочной базы и разворачиванию летной полетной работы частями в период с 15 по 25 апреля.

10/ Обсудить на активах партийных и непартийных большевиков по-бригадно мероприятия для резкого поднятия воинской дисциплины и повышения требовательности к выполнению приказов и уставов.

Кроме этих мероприятий, считаю необходимым:

1/ СРОЧНО ЗАМЕНИТЬ начальника штаба школы майора ВАЙДЕРПАС.

2/ ОСВЕЖИТЬ КОМАНДИРОВ эскадрилий бригады летчиков /майора ЛАЗАРЕВА, майора ПОГРЕШАЕВА и капитана КУЛИНСКОГО/.

3/ и ОСНОВНОЕ – РАЗДЕЛИТЬ ШКОЛУ НА ДВЕ САМОСТОЯТЕЛЬНЫЕ ШКОЛЫ: одна по подготовке летчиков /в настоящее время имеет 4 эскадрильи и намечается еще одна/ и вторая – по подготовке летчиков-наблюдателей /3 эскадрильи/.

По докладу начальника школы проектом нов. штата школы намечается упразднение бригад летчиков и летнабов с их штатами, с подчинением командиров эскадрилий непосредственно начальнику школы.

Руководить и управлять 7-8 эскадрильями, в таком сложном деле, как подготовка летчиков и пилотов, одному командиру – нач. школы невозможно.

КОМАНДУЮЩИЙ ВОЙСКАМИ ПРИВО

КОМКОР /БРЯНСКИХ/

ЧЛЕН ВОЕНСОВЕТА ОКРУГА

ДИВ.КОМИССАР /БАЛЫЧЕНКО/

***

СЕКРЕТНО

НАРОДНОМУ КОМИССАРУ ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР

МАРШАЛУ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

т. ВОРОШИЛОВУ К.Е.

По катастрофе в 3 Военной школе летчиков и летчиков наблюдателей произведено на месте специальное расследование, факты указанные в докладе Военного Совета ПРИВО подтвердились.

Об этой катастрофе мной издан приказ по ВВС. Начальнику школы Комбригу т. СИНЯКОВУ об”явлен выговор. Начальнику Штаба Майору т. ВЕДЕРПАС об”явлен выговор и предупреждение о служебном несоответствии. Командиру эскадрильи Капитану т. КУЛИНСКОМУ об”явлен выговор.

НАЧАЛЬНИК ВОЕННЫХ ВОЗДУШНЫХ СИЛ

КОМАНДАРМ 2 РАНГА /ЛОКТИОНОВ/

ЧЛЕН ВОЕННОГО СОВЕТА ВВС

ДИВИЗИОННЫЙ КОМИССАР /ОВЧИННИКОВ/

отп. 2 экз.

экз. 1 – Наркому Обороны

“ 2 – в дело № ___

Е.М. 13.У-38г.

Так закончилась история «звезды и смерти» летчика Зверева. 

Источники:

  • Сайт ОВВАКУЛ — Оренбургское высшее военное авиационное Краснознаменное училище летчиков имени И. С. Полбина
  • Газета «Оренбургская коммуна», 30 мая 1936 года
  • Сайт «Красные соколы нашей Родины»
  • РГВА, фонд 29 «Управление начальника военно-воздушных сил РККА», опись 47 «Отдел кадров ВВС_Отдел командного и начальствующего состава ВВС_Управление кадров ВВС», дело 376 «Материал (доклады на имя т. Сталина и т. Ворошилова, наградные листы, донесения, списки) по награждениям личного состава ВВС», 01.01-31.12.1936 г.г., 300 листов, листы 12, 13, 14, 16, 17, 18.
  • РГВА, фонд 4 «Управление делами при Народном комиссаре обороны СССР», опись 14 «Управление делами при Народном комиссаре обороны СССР», дело 2107 «Переписка с Управлением ВВС РККА, командующим авиационной армией и начальниками военных авиационных школ о случаях аварий и катастроф самолетов и расследовании их причин», 04.01 — 29.07.1938 г.г., 319 листов.
Adblock
detector