И.В. Базилев. Из губернских газет XIX века



И.В. Базилев (1800-1873)И.В. Базилев (1800-1873), мой прапрадед, оставил заметный след не только в истории Уфы, но и Оренбургской губернии. Иван Васильевич Базилев появился в Уфе 190 лет назад, в 1831 году, получив назначение на должность директора народных училищ Оренбургской губернии, а с 1835 года стал еще и директором первой Оренбургской мужской гимназии, расположенной в Уфе. Дослужившись до чина статского советника (1858 г.), и будучи кавалером трех орденов (1843, 1851, 1855 гг.), И.В. Базилев в 1858 году вышел в отставку.

Заслуг И.В. Базилева по развитию народного образования в Оренбургской губернии множество, одной из них было строительство нового здания Оренбургской мужской гимназии. Эта долгая и драматичная история описана во многих исторических трудах и краеведческих работах. Однако наиболее интересным представляются взгляды современников, показанные в губернских газетах тех лет.

Первый эпизод – о состоянии системы образования в губернии и о строительстве здания для мужской гимназии, рассказано об этом в редакционной статье «Уфимских губернских ведомостей» [1] (текст оригинала). Отрывок из статьи:

«Во время приезда Ивана Васильевича в Уфу, она справедливо могла назваться Богом забытым уголком, – так мало в ней отражалось движение жизни, которой жила тогда вся остальная . Состояние дирекции было далеко не блестяще, – вот что говорится по этому поводу в отчёте, представленным Базилевым в округ за 1832 по 1849 годы:

«Из подробного обозрения учебных заведений Оренбургской дирекции, ясно видно в каком жалком положении находились они в начале 1832 года. Ограниченное число учеников, недостаток в учителях, неимение учебных пособий, плохое помещение, отсутствие доверенности жителей наконец – необразованность целого края – все эти неблагоприятные причины соединились и оказывали невыразимо могучее препятствие правильному и успешному развитию учебных заведений. Много надобно было жертв со стороны Правительства, много усилий со стороны начальников и преподавателей наконец – много времени для того, чтобы преодолеть все эти препятствия, снабдить заведения всем нужным, возбудить к ним любовь и доверие жителей».

Надобно было приняться за дело с большим уменьем и с значительным запасом энергии, чтобы при таких обстоятельствах вышло что-нибудь хорошее.

Иван Васильевич – так и сделал: он не отступил перед массой предстоящих трудов, не упал духом от борьбы, которую должен был вести на каждом шагу при исполнении своих обязанностей. Сильный чистотой и благонамеренностью своих принципов, он смело принялся за дело и начал с того, что ввёл в действие Устав 1828 г., так что к 1838 году , из четырёх классной, сделана была семиклассной. Это преобразование, расширив область преподавания предметов, дало возможность сообщать детям более полное образование и с большим успехом подготовлять их к Университету и к непосредственному вступлению на службу.

По ходатайству И.В. Базилева, сенатор Пещуров, ревизовавший по Высочайшему повелению Оренбургскую губернию, в отчёте своём изобразил всю затруднительность положения бедных чиновников, при воспитании детей, и в следствие того, 19 Января 1844 года, Государь Император Высочайше утвердить соизволил положение и штат благородного пансиона при Оренбургской гимназии. Этим положением назначено содержать при Оренбургской гимназии 20 казённо-коштных воспитанников из детей беднейших чиновников, а для доставления отличнейшим из них университетского образования, учреждены в Императорском Казанском университете четыре стипендии собственно для оренбургской, тогда ещё неразделённой губернии. Так как гимназия в то время не имела приличного помещения, то, раньше ещё учреждения при ней пансиона, начались ходатайства о постройке нового – здания и результатом этих ходатайств было то, что, 29 июля 1842 года, при гимназии учреждён был строительный комитет, который открыл свои действия, под председательством Ивана Васильевича, с 15 октября 1842 года. Все работы должны были производиться самим комитетом хозяйственным способом, потому что предложенные им торги не состоялись, частью по неявке желающих, частью потому, что за постройку просили слишком высокую цену. Это обстоятельство должно было повести к неудовольствиям между председателем комитета и лицами, заинтересованными этим подрядом; и действительно, много пришлось ему терпеть от недоброжелательства тех, с кем ему приходилось по этому поводу сталкиваться. Подрядчики не хотели работать, боясь попасть в беду, так как этой бедой весьма основательно стращали, по той причине, что , ассигнованные на здания, шли только на работы, а не на обеды и банкеты, как тогда было обыкновение делать. Но Иван Васильевич не унывал; и, несмотря на громадные труды, которые представляла постройка гимназии при таких обстоятельствах, – она была построена. Вот что мы читаем по этому поводу в отчёте, на который имели уже случай ссылаться:

«приступив к возведению нового здания, комитет употребил на это летнее время с 1843 по 30 июля 1847 года, производя все работы хозяйственным способом и всеми мерами стараясь исполнить волю Правительства и вместе с тем достигнуть этого с соблюдением во всех издержках самой строгой экономии. По окончании работ новый каменный, двух-этажный дом был по надлежащем освидетельствовании, сдан в учебное ведомство и торжественно обновлён 30 августа 1847 года в высокоторжественный день тезоименитства Его Императорского Высочества Государя Наследника, ровно через три года со дня открытия при Гимназии благородного пансиона.

На все издержки для возведения этого здания по Высочайше утверждённому плану ассигновано было 50 457 руб. 30 ½ коп.; но при строгой экономии комитета на все назначенные по смете расходы употреблено только 40 250 руб. 70 ¼ коп., несмотря на то, что кирпич, покупался по очень высокой цене. За тем, из оставшейся от этой экономии суммы произведены многие не вошедшие в смету издержки и в том числе устройство чугунных лестниц, настилка чугунных же полов в коридоре нижнего этажа, красивая чугунная ограда, выходящая на улицу и т. п. – и за всем тем осталось от всех работ 1842 руб. 60 ¼ коп. сер.»

Если мы припомним, что за ассигнованную сумму никто не брал на себя эту работу, то увидим, что такого рода экономия возможна была только при крайне добросовестном отношении к делу и при полной преданности общественным интересам. Впоследствии к этому зданию были пристроены, этим же комитетом, ещё два флигеля, которые мы до сего времени видим около главного корпуса Гимназии».

Гимназия, Уфа, Фото А. Петровой в Уфе

Гимназия, Уфа, Фото А. Петровой в Уфе

Второй эпизод связан с праздником в честь открытия нового здания гимназии и показан в «Оренбургских губернских ведомостях» [2] (текст оригинала):

«Главное же событие уфимской жизни в 1847 году пришлось на 30 августа, день тезоименитства цесаревича Александра Николаевича. Специально на этот день назначили торжественное освящение «вновь выстроенного двухэтажного гимназического корпуса» Оренбургской губернской гимназии на 250 воспитанников. В череде речей выступили старший учитель словесности Завьялов (его имя ещё встретится в этом повествовании) и учитель Гапонов. Последний сообщил о расходах: «по смете ассигновано на постройку его с перенесением каменной бани на другое место 50457 руб. 30½ коп. серебром», в реальности же истратили 49074 руб. 50,5 коп., сэкономив часть средств. Председатель строительного комитета (и многолетний директор гимназии) Иван Васильевич Базилев награждал отличившихся учеников, но высший свет, собравшийся со всей губернии, ожидал иного. В новом здании дали роскошный бал на 100 с лишком семейств. В исторических источниках очень редко встречаются описания бальных торжеств, поэтому остановимся поподробнее.

Гимназия, Уфа

Гимназия, Уфа

«Гимназическое здание снаружи, по заботливости Г. Почётного Смотрителя Челябинских Училищ И.В. Жуковского, было прекрасно иллюминовано; парадная лестница, убранная персиковыми и лимонными деревьями с разного рода пахучими цветами, освещалась разноцветными огнями; главная же зала, имеющая в длину 11 саж. и в ширину 14 аршин освещена была великолепно. Оркестр музыки находился как бы в павильоне, искусно обставленном деревьями. Богатство комнат – уборной и приёмной дают полное право на признательность хозяйке этого пира – доброй и всеми любимой Дарье Константиновне Базилевой. Её изящному вкусу и Г. Старшего Учителя Листовского всё прекрасно устроенное обязано.

Дарья Константиновна Базилева

Дарья Константиновна Базилева

Съезд на бал начался с 9 часов. Молодые дамы и девицы, блистая красотою, превосходили одна другую богатством костюмов. Встречаемые на парадной лестнице Г. Почётным Смотрителем Мензелинских Училищ Е.М. Пальчиковым и Гг. Старшими Учителями Тлущиковским и Фоминым они получали от них букеты пахучих цветов, а некоторые привозили их и с собою.

По прибытии в 10 часов Начальника Губернии, бал открыт был Польским. Французская кадриль танцевалась слишком в 40 пар; она и доселе у нас господствующим танцем. Угощение на бале вполне соответствовало и времени и месту радушных хозяев. Этот великолепный бал заключён был мазуркою с грос-фатером и в 3½ часа утра ужином. Заздравные тосты были исходом веселья этого вечера при признательности Ивану Васильевичу и Дарье Константиновне Базилевым с Гг. чиновниками Оренбургской гимназии. При этом не смеем умолчать, что из большой гимназической залы соборная площадь, унизанная любопытствующими, представляла великолепную панораму. Каменщики, строители этого здания, в числе 50 человек, приглашённые И.В. Жуковским неумолкно пели песни близ здания, принесённые ими с верховьев Волжских; удалые их пляски под рожок веселили не прихотливое простонародье. Когда утренняя заря украшала уже восток, тогда начали понемногу оставлять надолго памятный бал. В 5 часов утра всё смолкло в гимназическом доме; редко, редко где бродил полусонный служитель».

Автор: Садовников С.Д., уфимский краевед-генеалог

Иточник: сайт ГАОО

Перевести денежные средства на развитие проекта "Бердская слобода" можно любым удобным для Вас способом: