О первоисточниках



При чтении М. Михайлова «Оренбургские письма для желающих ознакомиться с Оренбургом, Орском, Троицком, фортом Александровским и дорогою через Киргизскую степь до форта №1», напечатанной в 1866 году, неоднократно возникало чувство дежавю, что я что-то подобное уже читал.

Вид Оренбурга из Зауральной рощи, Тадеуш Корзон (1839-1918)

Вид Оренбурга из Зауральной рощи, Тадеуш Корзон (1839-1918)

Вот одна из цитат:

«Оренбургские дачники, за исключением не многих, имеющих в роще, живут в некоторых станицах по Уралу и в окрестных деревнях, из которых ближайшая к городу, Берды, лежит в семи верстах. Деревня Берды, впрочем, способна к тому, чтобы устроить в ней воксал для летних увеселений. Она расположена на горе, близ воды, окружена зеленью — тут бы можно было создать что-либо получше тесных деревенских изб; но пока еще подобные проекты не занимали, как видно, предприимчивость оренбургских промышленников.

Другой сорт оренбургских дач — это киргизские кибитки (конического вида палатки, обитые войлоком). Небогатые люди или лица, связанные служебными обязанностями с городом, покупают киргизские кибитки и располагаются в них, где вздумается: в Зауральской роще, или на берегу Сакмары, или где-нибудь, под тенью нескольких деревьев. Пару таких палаток, стоящею примерно до 40 рублей, считают весьма достаточным помещением для небольшого семейства. В таком случае, одна из палаток (господская) убирается коврами и необходимою мебелью; другая-же (людская) служит кухней и жилищем для прислуги. Подобных, наскоро имировизованных дач в окрестностях Оренбурга можно встретить немало, но все они располагаются отдельно одна от другой, как будто оренбуржцы сами бегут общества».

Помню, что читал… Но где? Вспомнил, у Лобысевича, в книге «Город Оренбург с фотографиями и картинками», которая вышла в свет в 1878 году, т.е. через двенадцать лет после «михайловской» книги. 

У Лобысевича это звучит так:

«Оренбургские дачники, за исключением немногих, имеющих в роще, живут в некоторых станицах по Уралу и в окрестных деревнях, из которых ближайшая к городу, Берды, лежит в семи верстах. Деревня Берды, впрочем, способна к тому, чтобы устроить в ней воксал для летних увеселений. Она расположена на горе, близ воды, окружена зеленью — тут бы можно было создать что-либо получше тесных деревенских изб; но пока еще подобные проекты не занимали, как видно, предприимчивости оренбургских промышленников.

Другой сорт оренбургских дач — это киргизские кибитки (конического вида палатки, обитые войлоком). Небогатые люди, или лица, связанные служебными обязанностями с городом, покупают киргизские кибитки и располагаются в них, где вздумается: в зауральской роще, или на берегу Сакмары, или где-нибудь, под тенью нескольких деревьев. Пару таких палаток, стоющую, примерно, до 80 рублей, считают весьма достаточным помещением для небольшого семейства. В таком случае, одна из палаток (господская) убирается коврами и необходимою мебелью; другая-же (людская) служит кухнею и жилищем для прислуги. Подобных, наскоро импровизированных, дач в окрестностях Оренбурга можно встретить не мало, но все располагаются отдельно одна от другой, как будто оренбуржцы сами бегут общества».

Получается, что книга Лобысевича, давшая нам уникальные фотографии Оренбурга 1876-1878 гг., была написана на базе другого литературного произведения, как бы сейчас назвали была «скопипастена», тем более, что заимствованных фрагментов здесь очень много.

© 2019, «Бердская слобода», Лукьянов Сергей

Adblock
detector