Привилегия городу Оренбургу



286 лет назад, 7 (18 н.с.) июня 1734 года, еще не существовавшему городу, императрицей Анной Иоанновной была выдана «Привилегия городу Оренбургу».

286 лет назад, 7 (18 н.с.) июня 1734 года, еще не существовавшему городу, императрицей Анной Иоанновной была выдана «Привилегия городу Оренбургу».

«Привилегия городу Оренбургу», данная императрицей Анной Иоановной 7 июня 1734 года, один из первых документов, образовавшихся делопроизводством Оренбургской экспедиции.

Текст «Привилегии…» составлен высшими царскими чиновниками того времени: вице-канцлером Андреем Остерманом, сенатором князем Алексеем Черкасским и подписан собственноручно императрицей.

Текст «Привилегии...» составлен высшими царскими чиновниками того времени: вице-канцлером Андреем Остерманом, сенатором князем Алексеем Черкасским и подписан собственноручно императрицей

Привилегия городу Оренбургу

Божиею по поспешествующею милостию Мы, АННА, Императрица и Самодержица Всероссийская, Московская, Киевская, Владимирская, Новгородская и Царица Казанская, Царица Астраханская, Царица Сибирская, Государыня Псковская и Великая Княгиня Смоленская, Княгиня Эстлянская, Лифлянская, Корельская, Тверская, Югорская, Пермская, Вятская, Болгарская и иных Государыня и Великая Княгиня Нова города низовские земли, Черниговская, Рязанская, Ростовская, Ярославская, Белоозерская, Удорская, Обдорская, Кондинская, и всея северныя страны повелительница, и Государыня Иверския земли, Карталинских и грузинских царей и кабардинския земли, Черкасских и горских князей и иных Наследная Государыня и обладательница, какое Мы попечение имеем о пользе и благополучии и разрешении Нашей Империи, о том довольно видно из наших новых учреждений сухопутных и морских войск, також де распорядков Государственных, к тому и отправленный в разныя и отдаленныя места экспедиции, явно сами показывают, что оныя несмотря ни на какие из Нашей казны расходы, к пользе и славе Нашей Империи чинятся, между теми начатыми делами уже самым действом, с Божиею помощью, исполняется; что в Азии, в Великой Тартарии, в 1731 году, Киргиз-Кайсакской воинской народ, между которыми первейший Абулхаир-Хан, владеющий Меньшою ордою, и прочие двух орд Ханы и знатныя старшина, и все войско, во многом числе обретающейся; також де особливой Каракалпацкой народ, с их Ханом, без всякого движения Наших войск, но из своей воли в Наше вечное подданство вновь пришли, а Аральской Хан и с народом також подданство Нашего желают. И так Мы в разсуждении о сих новых Наших подданых народах, кои со старыми Нашими ж поддаными Башкирцами и Калмыцкими ордами в близости живут, и прежде всегда имели друг на друга нападении, и тем самым себя разоряли; наипаче же отправляющейся полезной коммерции в Великую Тартарию, в Хиву, в Бухарию, в Ташкент, в Балхех и в другии места, многии в пути разорении наносили: запотребно изобрели вновь построить город при устье Ор реки, впадающей в Яик, дабы через то в покое, как оные орды в подданстве содержать, так и коммерцию безопасную в пользу Нашего интереса, и Наших подданных иметь, и для строения того города особливую нарочную Экспедицию в немалом числе штатских и воинских чинов отправили. В понеже всикаи, не точию от новых, но и от старых городов желаемая польза интереса Нашего не от чего иного зависит, как от порядочного учреждения и расположения в гражданстве и от умножения жителей; того ради сей новой город, сею первою Нашею привилегию всемилостивейше жалуем, и в предбудущия вечныя времена утверждаем.

  1. Сему городу, с Богом, вновь строить назначенному, именоваться , и во всяких случаях называть и писать сим от Нас данным именем, в котором городе Всемилостивейше жалуем и даем соизволение всем, и всякого народа Российским (Кроме беглых из службы Нашей, и людей и крестьян, в подушной оклад положенных), купечеству, мастеровым и разночинцам, также Иностранных Европейских Государств иноземцам, купцам и художникам, и тутошным Башкирскому народу, и живущим с ними, и ново-подданным Нашим Киргизским, Каракалпакским народам, и из Азиятских стран приезжим Греком, Армяном, Индейцом, Персам, Бухарцом, Хивинцом, Ташкенцом, Калмыкам, и иных всякого звания и веры, приходить селитца жить, торговать и всяким ремеслом промышлять, и паки на свои прежния жилища отходить свободно и невозбранно, без всякой опасности и удержания.
  2. Також де в первые три года, то есть с 1735 по 1738 год, для новости сего места, ни с каких товаров в казну Нашу пошлин, опричь определенной городской части не имать, а кто похочет селитца и жить, тем, не точию безденежно места под дворы, кладовыи, анбары, лавки отводить, но и сколько возможно к строению, как лесными, так и каменными припасами, из казны Нашей помогать, за которые истинные деньги выплачивать в Нашу казну без процентов, по расположению в десять лет.
  3. Чтоб в том городе жители и приезжие во всяком порядке и благополучии и довольстве были и суд и расправу имели справедливую; того ради определяем быть Магистрату в числе трех Бургомистров и шесть Рацгеров, и суд установить, и иметь каждого народа по Нашим указом сколько возможно, согласуя с их обычаями и правами, справедливо без всякой волокиты, и не взирая на сильного и богатого, им всем равно, и для того о тех иных вер народов, о судах и справедливостях, по которым правые удовольство имеют, а винные штрафуются, сколько возможно на Российском и их языках описать, дабы всякий знал на своем языке, по чему он оправлен или обвинен.
  4. Магистрату в правлении дел иметь разделение, а именно: 1) в Магистратской Канцелярии первенствующий, очередной Бургомистр один, с ним Рацгер, Протоколист. 2) в Нижнем Градском Суде, Бургомистр, Рацгер, а с ним в товарищество, ежели Российского судить будут, то от Российских гражданских старшин два, а буде Иностраннаго, то их вер лутчим и искусным людям, двум же или трем человекам. 3) в Казенной Магистратской Конторе, Бургомистр один, Рацгер один, с ним из граждан два, и Бургомистр. 4) в Сиротском Суде и усмотрения в содержании церквей, школ и шпиталей и богаделен градских, Рацгер с двумя гражданами, Нотариус или Бухгалтер. 5) у публичных строениев, у учреждения цехов и у записки в цехи и у содержания списков всем гражданом, и усмотрения, чтоб излишних или напрасных между обществом расходов не делали: Рацгер один, с ним из цеховых старшин два, в его же ведении маклеры, браковщики, мерщики, вязальщики, и иные тому подобные общие служители. 6) в Магистратской Полиции и над смирительными домами, и усмотрения над вольными домами, и над винами продажными, над пивом, над харчевными торгами, чтоб в цене не возвышали, но умеренно продавали: Рацгер, с ним два из старшин цеховых. И тако всем трем Бургомистрам, и 6 Рацгерам, каждому одному то, а другому другое иметь особливое дело и быть беспеременно.
  5. Також де повелеваем Магистрату и его Членам, когда они при своих делах распоряжены будут, иметь особливо других градских чинов, а именно: архитектора с гезелями, доктора, лекарей, аптекарей при шпиталех градских, присяжных, адвакатов, розсыльщиков из разных наций особливых, дабы за незнанием языка и обычая, кто к кому послан будет, каких напрасных озлоблений не делали, и иных, ком потребны и нужны будут, по состоянию того места и народа.
  6. При первом учреждении Бургомистров и Рацгеров: выбрать всему гражданству по большому числу голосов из природных Российских и из иноверных, кои в гражданство запишутся, и представить командиру, имеющему в том городе, а ему не одному, но обще с прочими своими товарищами, в присутствии лучших граждан конфирмовать; а ежели явятся по общему усмотрению недостойные или подозрительные, тех иными достойными велеть переменять и которые таким образом конфирмованы будут, тем быть непременным; а впредь на выбылыя места избирать по старшинству и достоинству из Магистратских же чинов и других достойных, на каждое место человека по два или по три; при которых выборах с Магистратскими Членами быть и подписываться от гильдов старшинами, и кого выберут, тех представлять и конфирмовать вышеписанным образом достойных. Но при том смотрить, чтобы всех членов иноверных не больше половины было, и у главных дел первенствовать Российским природным, а протчих чинов из служителей избирать и принимать всему Магистрату, без представления командиру градскому, верных, достойных и неподозрительных, а другим никаким командам в те выборы ничем к ним не мешатца и не препятствовать.
  7. Чтоб Магистратское Правление и Членов онаго принимали и респектовали так, как от Нас Императорскаго Величества к правительству градскому учрежденных; того ради Всемилостивейше жалуем в штатские ранги: Бургомистров в 9 класс, Рацгеров в 10 класс, им же достойнство и честь шляхетскую иметь, или кто в преступлении впадет, за которое по суду лишен будет того чина, також позволяем Магистратским Членам Русским и иноземцам Европейским шпаги носить, а иноземцам Азиатским сабли, и во время общего в Магистрат собрания в особливом черном платье заседать.
  8. Впрочем жалуем сей Магистрат, и все купечество и ремесленных, определаем иметь особливую гражданскую печать, которую всегда хранить в Канцелярии Магистратской, в особом ящике за замком и печатью заседающего Бургомистра, со изобращением в той печати, как следует ниже сего красками изображенная, со описанием сим: в щиту золото, и черная краска, трижды поперег разделены суть Государственные цветы, в знак Нашея Императорския милости; а для того трижды разделены, что трех подданных Наших народов сей город защитою и прибежищем быть иметь; два копья в щите, и два ж на верху сложенные, и два по сторонам стоящие надданы, что оные народы сие оружие обыкновенно на воене употребляют.
  9. При сем же учреждении, Всемилостивейше Магистрату и гражданству определяем доходы на жалованье, на содержание церквей, школ, шпиталей и на публичные строении, а именно: в первые три года, позволенные торговать беспошлинно, городской части по два процента с рубля, а в следующие потом годы, тех двух процентов не брать, а получать из настоящей таможенной пошлины, какая там, по состоянию тамошних торгов, без отягощения положена будет; также и из акцизу треть, да с торговых караван сараев, то есть с гостинных дворов, с кладовых анбаров, с торговых рынков, с лавок и прочих, какие быть имеют по обычаю купеческому оброчные с земли сборы, от градской печати, от записки в гражданство и в цехи, по скольку Магистрат и гражданство запотребно и без тягости установит, и на то конфирмацию получать особливо, на школы и гошпитали выморочныя граждан имении и штрафныя всякия деньги.
  10. Тем всем градским доходам, как ныне назначенным, так ежели впред сущутся без тягости люцкой, по усмотрению Магистратскому и всего гражданства, доходы, сколько действительно в сборе, и на какие расходы употреблены будут, и что за расходом останетца, о том генеральные годовые курант-счеты, по регулу Бухгалтерскому, подавать командиру того города, а именно в Генваре месяце наступившаго года; а командиру, определя от себя одного или двух человек, обще с Магистратским Депутаты освидетельствовать сщеты с подлинными книгами, и оставшую казну, и подписав те сщеты, отсылать в Нашу Ревизион-Коллегию, для внесения в Государственную о приходах и росходах табель.
  11. Тамож Всемилостивейше соизволяем в сем новом городе, Европейским иноземцам и Азиатским народам совободное содержание их вер, и Духовных персон, и строение по своим законам церквей. Но при том им себя содержать в надлежащем порядке, не примешиваясь к тому, от чего могло быть предосуждения Нашея Христианския Восточныя Католическия Всероссийския церкви, и Нашим Государственным правам и Уставом.
  12. Свободное произведение всем, как Россиянам так и иноземцам всяких заводов и фабрик, с позволения и разсмотрения Магистрата, а наипаче такия, для коих материалы тамо сыскаться могут, и кто станет, для строения таких заводов и фабрик в городе, требовать порожних мест, тем давать от Магистрата безденежно и вечно. При том же позволяетца такие фабрики и заводы строить, и иметь около города разстоянием до 100 верст, в ведомстве и призрении городского Магистрата, токмо кои земли Башкирского народа, о тех прежде иметь со владельцами письменные договоры, а без владельческого письмянного отнюдь не допускать. Сверх того фабрикантам и заводчиком чинить от Магистрата пристойное вспоможение и наставления дабы чрез умножение таких заводов и фабрик город и жители ползу имели.ъНикого из граждан неволею ни в какие службы и к делам, и к сборам, и в сщетчики не брать и тем от их гражданского промыслу отнюдь не отлучать; а кто сами пожелают из жалованья служить, тех Магистрату не удерживать.
  13. Постою никакого у всех граждан не ставить а для определенных к делам Нашим, и для приезжих на время и для воинских людей сделать особые домы, которые во всякой инсправности содержать градскому командиру; а Магистрат и граждан тем ничем не обязывать, и дров и свечь от них не требовать.
  14. Всем гражданам позволяется товары свои, по осмотре таможенном и по заплате пошлин, вольно иметь и содержать в своих домах, анбарах и в других покоях к своему охранению.
  15. Пиво, вино и мед варить, водки изготовлять про себя и на продажу, и содержать волные домы гражданам свободно; также из других мест, кто откуда может, всяких чинов людем на продажу в сей город привозить и продавать, гражданам оптом не запрещается; точию со всего того платить акциз, какой, по усмотрению градского командира, обще с Магистратом, положен будет, и Наши Всемилостивейшая конфирмация воспоследует.
  16. Кроме купечества и ремесленных, и Башкирского и других иноверческих народов, другим, как воинским, так и духовным и штатским чинам, отнюдь торгов не иметь, а ремесленным, не записався в цех, на сторону и на продажу не работать, под потерянием всех тех товаров, с которыми пойманы будут.
  17. Всякого звания служилым и штатским всем приезжим Чинам, купцам, мастеровым и иноверцам являтца сперва при въезде в город на заставах, и записыватца с чем кто едет, и с каким пашпортом или без пашпорту; и не держов никого, впускать. Также кто из города хочет отъехать, тем давать пашпорты, купцам и ремесленным и иноверцам, кои для торгу приезжали, из Магистрата, за Магистратскою печатью, а прочим, к Магистрату, не подлежащим, от градского управителя, с которыми по тому ж на заставе записав кратко, отнюдь не удерживать; а Башкирцам никаких пашпортов не имать, понеже они около сего города жители, даты напраснаго в брании пашпортов труда им не было.
  18. Во утверждение вышеописанного всего, принимаем Мы Магистрат и купцов и ремесленных во особливое защищение и охранение, собственныя Нашея Императорского Величества милости, а от разных команд воинских и гражданских, какия б в том городе впредь не случались,отрешаем, но все то Всемилостивейше палагаем на полное собрание Магистрата, под призрением командира сего города. И ежели б что Магистрат неправедно решил, и будет у них у градскаго командира челобитьем и те прошении сперва командиру с другими сваими товарыщи разсмотреть; и буде надлежит дело смотреть, тогда, призвав Магистратских Членов с делом, слушать вновь и учиня присягу в правосудии, решить обще; а которыя прошении явятца неделныя, такия, не призывая Магистрат, отдавать челобитчиком; а кто и сим решением недоволен, таким бит челом о переносе тех дел в Нашем Сенате, или в Сенатской Ханторе, где разсматривая, решить по тем же правам и обычаям, по окторым в градском Магистрате решено. А кои дела в Магистратском Суде словесно произходили по таможенному, или Азиатских народов обычаю, о тех и градскому командиру словесно разбирать, и правды сыскивать и окончивать словесно ж и безпристрастно, и на такой словесной суд более апеляции не иметь, разве вновь с головы похотят произвесть суд письмянно.
  19. Что же ко изъяснению по сей Нашей Всемилостивейшей привилегии и доброму порядку и учреждению гражданскому, и к скорому правосудию и удовольству просителей надлежит, о том впредь градскому командиру с Магистратом сочинить Регламент, и для Всемилостивейшаго Нашего разсмотрения прислать к Нам.

И тако сию Нашу Императорскую Всемилостивейшую Привилегию собственною Нашею Императорского Величества рукою подписали и Государственною печатью утвердить повелели. Дан в Санкт Питер Бурхе лета господня 1734 г. июния седьмаго дня Государствования Нашего в пятом годе.

АННА

Документ является жалованной грамотой, которая по своему содержанию представляет акт передачи императрицей строящемуся городу свободных земель и связанных с владением этими землями прав. Анна Иоанновна, заинтересованная в заселении восточных окраин и укреплении границ, устанавливает многочисленные льготы жителям нового города. Она жалует народам России, в том числе и вновь пришедшим в подданство, права на свободное расселение в новом городе, ведение беспошлинной торговли в течение 3 лет (с 1735 г. по 1738 г.), устройство церквей разных конфессий, создание и содержание школ, госпиталей, развитие ремёсел, устанавливает магистратское правление, дарует свободу вероисповедания. Привилегии, данные городу Оренбургу и его жителям, способствовали укреплению границ, заселению края, развитию промышленности, сельского хозяйства, торговли с соседними странами и, в конечном итоге, благосостоянию России.

«Привилегия г. Оренбургу…» интересна не только по своему содержанию, но и по художественному оформлению.

Документ написан на пергаменте, изготовленном из шкур двух телят. Для обеспечения сохранности её листы переложены красным шёлком (формат листов 31,4 х 45,5 см.) и соединены серебряным шнуром с большими кистями.

Половину первого листа Привилегий города Оренбурга занимает герб Российской империи.

Половину первого листа занимает герб Российской империи. Заглавие, прописные буквы в названии титулов императрицы и слова «Императорское Величество» выполнены твореным золотом. Заглавная буква украшена орнаментом.

Заглавие, прописные буквы в названии титулов императрицы и слова «Императорское Величество» выполнены твореным золотом. Заглавная буква украшена орнаментом.

Основной текст написан русской каллиграфической скорописью первой половины XVIII века чёрными чернилами. Текст написан с обеих сторон листа, на обороте второго листа изображён рисунок печати, жалуемой магистратской канцелярии г. Оренбурга: золотой щит трижды поперёк разделенный чёрными полосами, два копья в щите, два — сверху, два — по сторонам.

На обороте второго листа Привилегий города Оренбурга изображён рисунок печати, жалуемой магистратской канцелярии г. Оренбурга: золотой щит трижды поперёк разделенный чёрными полосами, два копья в щите, два - сверху, два - по сторонам.

Переплет документа изготовлен из картона, оклеен парчой (золото по светло-красному фону). Формат обложки 47х33 см. Печать изготовлена из красного сургуча, на поверхности её имеется надпись: «Анна Божиею милостию Императрица и Самодержица Всероссийская» и изображение герба России. Печать помещена в металлический ковчежец, диаметр которого вместе с печатью составляет — 11,5 см., высота — 2,5 см.

На крышке ковчежца также имеется барельефное изображение российского герба с надписью «За веру и верность». Печать прикреплена к документу косичкой чёрного, красного, золотого цвета. «Привилегия г. Оренбургу» помещена в деревянный футляр, обтянутый бархатом вишнёвого цвета и обшитый снаружи тесьмой золотого цвета. Объём документа 4 листа.

«Привилегия г. Оренбургу» находится на хранении в Государственном архиве Оренбургской области.

Источники:

  1. История одного документа (Привилегия г. Оренбургу) / Государственный архив Оренбургской области. — [Оренбург], [2016]. — 6 с.
  2. Привилегия городу Оренбургу, выданная императрицей Анной Иоанновной. 7 июня 1734 г. (Муляж документа, изготовленный в 2009 г.) Ф. 1. Оп. 1. Д. 6.

Добавить комментарий