Архив тэгов

Памятники тоже нуждаются в памяти

Благотворительный фонд «Евразия» собирает информацию об оренбургских монументах, бюстах, стелах…

Памятник Словарю живого великорусского языка В. И. Даля

Вы не поверите, но в Оренбурге, с его богатейшей историей, сегодня нет полного перечня памятников — монументов, бюстов, стел… Какие-то поставлены неизвестно когда, о других мало кому ведомо, новые периодически открываются — с подобающими случаю речами, но и их появление зачастую нигде не фиксируется.

Город парадоксов и феноменов

Оренбург отметил 279-й день рождения. Раскрыты ли все тайны Степной пальмиры? Чем до сих пор поражает и удивляет история города? Об этом мы спросили Евгения Семенова, кандидата географических наук, доцента кафедры географии и регионоведения ОГУ.

План-перспектива города Оренбурга и его окрестностей, выполненная инженер-капитаном А. Ригельманом, 1760 год.

План-перспектива города Оренбурга и его окрестностей, выполненная инженер-капитаном А. Ригельманом, 1760 год.

— Оренбург до сих пор остается загадкой.

По-настоящему я открыл для себя этот город лишь тогда, когда начал изучать его геоурбанистическую историю и в особенности страницы биографии замечательных людей, связанных с нашим краем и конкретно с Оренбургом. Наш город не поражает знаковыми внешними объектами типа Зимнего дворца или Московского Кремля, он не обладает ярко выраженным имиджем и как бы скрыт в тени других, крупных, ярких городов. На самом деле Оренбург не просто обычный провинциальный город, а город, наделенный исключительными и феноменальными чертами.

Репортаж из арбузной столицы страны

Небывалый урожай арбузов в Оренбургской области. Благодаря жаркому и сухому лету ягоды набрали как вес, так и сладость. И сейчас с бахчи один за другим грузовики разъезжаются по всей России.

Арбуз на флаге Соль-Илецка – это главный символ города.

Аполлон Григорьев: бегство от реальности

Найти верное слово о таком человеке, как Аполлон Александрович Григорьев (1822–1864), нелегко, в своей жизни он регулярно выпадал из предписанных ниш и норм, превышая возможности эпитетов и определений. Наше время по справедливости требует не только текстов произведений великих творцов, но и разгадки их личностей – самодостаточных ценностей национальной и мировой культуры.

Аполлон Александрович Григорьев, фото начала 1860 годов

Громкое и одновременно полузабытое имя Аполлона Григорьева, окутанное мифами и легендами, в которых отражены его неистовая страстность и жажда жизни, творческая всеядность, катастрофическая житейская непрактичность, глубокая мудрость и детская наивность, одновременно с этим – подчинённость нравственному «категорическому императиву», породило целый сонм плохо совместимых друг с другом образов: углублённого в своё «я» лирического поэта, блестящего литературного критика, глубокого мыслителя и яростного публициста, «последнего романтика» с гитарой в руках, легко уходящего в трансцендйнтные экстатические состояния и столь же легко поддающегося власти Бахуса.

Ревизские сказки и метрические книги как источник по переселению крестьян в XIX веке

Ревизские сказки и метрические книги как источник по переселению крестьян в XIX веке, на примере деревни Адонецкой Оренбургского уезда Оренбургской губернии

Ревизские сказки и метрические книги как источник по переселению крестьян в XIX веке, на примере деревни Адонецкой Оренбургского уезда Оренбургской губернии

В начале XIX в. правительством Российской империи активно осуществлялась реализация переселенческой политики в отношении крестьянства. Крестьяне из центральных губерний (Курской, Тамбовской, Орловской, Воронежской, Пензенской, Рязанской и др.) отправлялись жить на новые осваиваемые земли Урала, Заволжья, Сибири.

Виктор Дорофеев: Врата в Азию

Любой населенный пункт имеет свою историю, но вряд ли найдется много городов, у которых она столь своеобразна, как у Оренбурга.

План Оренбургской крепости Ригельмана, 1760 год

План Оренбургской крепости Ригельмана, 1760 год

Освоение края по реке Яик началось после преобразований Петра Великого, когда Россия твердо встала в один ряд с главными мировыми державами и нуждалась в укреплении торговых связей. Первый шаг в этом направлении был сделан — в Среднюю Азию отправилась экспедиция Бековича-Черкасского, чтобы склонить хивинского хана в русское подданство. Но она закончилась трагически весьма. Петр, увлекшись расширением сфер влияния на западе и юге, не смог заняться восточными странами, хотя он стремился к этому, заметив во время персидского похода в 1722 году:

Adblock
detector