Архив тэгов

Добро пожаловать в… купцы!

Началом оренбургского купечества можно назвать отправленный начальником Оренбургской экспедиции Василием Татищевым в 1738 году первый караван российских товаров в Среднюю Азию, причем караван был отправлен после переговоров с ханом Малой орды Абулхаиром, а прошли эти переговоры еще на первом месте закладки Оренбурга — на территории современного Орска.

Оренбург. Колодезь и татарская мечеть на меновом дворе. №6. Изд. К-ва А.С. Суворина и Ко, 1916 г.

Оренбург. Колодезь и татарская мечеть на меновом дворе. №6. Изд. К-ва А.С. Суворина и Ко, 1916 г.

Позже первый оренбургский губернатор Иван Неплюев начал рассылать купцам центральной России и среднеазиатским купцам приглашения торговать на территории Оренбуржья.

«Новый враг»: эпидемия холеры в Оренбурге в 1829-1830 годах

Зимой 1828-1829 года в Азиатский департамент Министерства внутренних дел стали поступать донесения от агентов о распространении в Азии страшной «заразительной болезни», от которой умерло уже множество людей. Оренбургскому военному губернатору Петру Кирилловичу Эссену было поручено опросить азиатских купцов с целью подтвердить или опровергнуть данную информацию.

И.А. Владимиров (1869-1947). Происшествие у холерного барака

И.А. Владимиров (1869-1947). Происшествие у холерного барака

Хивинский купец Палванкулов и ташкентский купец Заитбай сообщили, что до Оренбурга дошли слухи о «довольно обыкновенной» для Хивы и Бухары болезни, и большинство из заболевших ею людей выздоравливают. Но иногда от нее умирают «столько, что не успевают хоронить умерших». Рассказывает С.А. Четвериков, ведущий архивист отдела ПиНИД.

А. Крюков: Оренбургский Меновой двор, 1826

Посреди равнины, на зауральских окрестностях Оренбурга, представляется взору каменное здание, имеющее фигуру четырех-угольника, коего углы связаны бастионами.

Посреди прекрасной, необозримой равнины, составляющей часть зауральских окрестностей Оренбурга, представляется взору огромное каменное здание, или, лучше сказать, совокупление зданий, имеющее фигуру продолговатого четырех-угольника, коего углы связаны между собою бастионами. Это Оренбургский меновой двор. Четыре огромные наружные корпуса, ограждающие оный, заключают в себе 152 лавки, 104 комнаты с кухнями, для жительства Русских и Азиятских купцов. Двое ворот ведут во внутренность менового двора: Российские, обращенные к стороне города, и Киргизские, от коих начинается путь в Хиву и Бухарию, к степи. Над первыми из сих ворот устроена пограничная Таможня с башнею на верху; над последними находится каменная зимняя караульня, а противу их летняя.

Пожалейте господ потребителей!

Оренбург 90-х годов XIX века, расположенный на окраине Российской империи, был «столицей» огромного степного края, крупным связующим звеном в торговле России со Средней Азией и, одновременно, провинциальным городом в глуши на границе киргизской степи. Жизнь провинциального Оренбурга протекала размеренно, спокойно, без потрясений, все и все были на виду. И потому и общественные нарушения и городские беспорядки быстро попадали в поле зрения городских властей и местной прессы.

Толкучий рынок, Оренбург

Толкучий рынок, Оренбург

Господа местные корреспонденты постоянно держали на контроле и доводили до сведения обывателей вопросы, связанные с санитарным состоянием городских улиц, торговых площадей и рынков, а также трактиров, которые «в превеликом количестве расплодились у торговых мест».

Михайлов: Оренбургские письма для желающих ознакомиться с Оренбургом, 1866 год

Тадеуша Корзона (1839-1918). Путь из Оренбурга к Чернореченской станции, 18.07.1867

Продолжение об оренбургском тракте. <…> Последний перегон до Оренбурга. Почтовая упряжь и бичеванье. Сакмара. Маячная гора. Въезд в Оренбург.

За Бузулуком та же местность, только гор немного больше. Станции помещаются в станицах, где, по преобладающему числу пятиоконных насадов, можно заключать, что была когда-то попытка на устройство станиц по плану. Относительно же состояния и содержания станций до Бузулука и за ним нет никакой разницы. Станционные смотрители встречаются из отставных казачьих офицеров. Обширнейшие из станиц — Тоцкое, Ново-Сергиево и Татищево, — последняя более чем другой уездный город. <…>

Вадим Нестеров: В дальнем сонном Оренбурге

Если кто и может похвастаться тесной связью литературы и шпионажа, так это старая добрая Англия. Нет, безусловно, другие страны тоже могут напомнить о какой-нибудь связи автора «Севильского цирюльника» со спецслужбами, но смотрится это мелковато. Если по-честному, то никто больше не может предъявить такое созвездие штатных сотрудников спецслужб, снискавших всемирную славу именно на писательском поприще: Даниэль Дефо, Грэм Грин, Джон Ле Карре, Сомерсет Моэм, Ян Флеминг…

Зоя Ивановна Воскресенская (по мужу — Рыбкина; 1907—1992) — советская разведчица и детская писательница. Лауреат Государственной премии СССР (1968). Полковник

Зоя Ивановна Воскресенская (по мужу — Рыбкина; 1907—1992) — советская разведчица и детская писательница. Лауреат Государственной премии СССР (1968). Полковник.

Нет, мы тоже, конечно, можем вспомнить всесоюзно известную детскую писательницу с совокупными тиражами в десятки миллионов экземпляров, в биографии которой, как выяснилось, нашлось место многолетней работе за рубежом в качестве разведчика-нелегала под личным кураторством генерала Судоплатова, репутации одного из лучших аналитиков советской внешней разведки, званию полковника и т.п.