Архив тэгов

Колонка как памятник

Ах эти водоразборные колонки из детства, эти уличные родники, бьющие почти на каждом перекрестке частных квартальчиков Форштадта, да и вообще на каждом углу, поскольку «не частных» почти и не было. Чуть захотел попить, мотаясь в городе по своим мальчишечьим делам – жми на рычаг, наклоняйся, открывай рот, и вот она, водичка. В жару вообще сплошное блаженство, после футбола, скажем. А уж запах мокрой земли и травы, который был постоянно присущ этим пятачкам жизни…

Оренбургская уличная водоразборная колонка, какой она примерно была 150 лет назад

Ну, это было, скажем так, немного лирики. Этак сейчас и отсюда смотрится – но вообще-то находились за ними с коромыслами и без них хозяйки и хозяева одноэтажных домиков, особенно когда баня или стирка, — поскольку раз на день-то, а? А что было делать.

Александр Мякутин — блудный сын войска

…или как любовь к родному казачеству поэта и песенника края Александра Ивановича Мякутина обернулась для него и казаков станицы Магнитной почти криминальной историей.

Александр Иванович Мякутин

Александр Иванович Мякутин

С чего началось

А началось все с Манифеста 17 октября 1905 года. Многим благонамеренным людям тогда, особенно восторженным интеллигентам, слова Манифеста, провозгласившие законодательную Думу, неприкосновенность личности и всевозможные свободы, казалось, давали то, о чем мечталось веками многим поколениям.

Улицы и переулки старого Форштадта

Благодаря оренбургскому краеведу Александру Исковскому, опубликовавшем статью из Оренбургского листка» от 1 декабря 1896 году,  у нас появилась возможность ознакомиться с прежними наименованиями Форштадта — бывшей казачьей станицы, также известной как станица Оренбургская. Многие из них уже исчезли с карты города.

Казачья станица Форштадт, г. Оренбург, конец XIX - начало XX века

В статье рассказывается об истории возникновения станичных названий переулков, улиц и площадей, а также о правилах нумерации домов, находящихся на них.

Похвальный лист, 1882

Продолжаем публиковать аукционные документы. На этот раз речь идет о похвальном листе, выданном ученице Оренбургской станичной школы в мае 1882 года. Станица Оренбургская сейчас более известна как Форштадт.

Похвальный лист, выданным ученице Оренбургской станичной школы в мае 1882 года

Никольский храм

Никольская церковь (Никольский кафедральный собор) расположена на улице Чкалова на территории старого Форштадта в окружении жилых многоэтажных домов.

Никольский кафедральный собор, Оренбург. Источник: Аргументы и Факты Оренбург

Никольский кафедральный собор, Оренбург. Источник: Аргументы и Факты Оренбург

Кирпичное здание церкви – одноэтажное, выполнено на бутовом фундаменте и окрашено. Композиционная схема плана «корабль», с симметрично расположенными по главной оси с запада на восток разношироким рядом помещений: входным приделом, трапезной, основным объемом храма, и тремя гранеными апсидами. Новый сильно развитый входной придел появился при реконструкции храма и пристроен с западного фасада колокольни симметрично главной оси. Покрытие кровли из оцинкованного металла.

Сатира и юмор конца XIX — начала XX века

На рубеже XIX-XX веков в России складывается показательное противоречие: чем тревожней, горестней и сумбурней становится мировосприятие интеллигенции, тем больше возникает юмористических и сатирических журналов. «Весёлые издания» появляются словно в противовес безрадостным общественным настроениям, ведь «если песня помогает жить, то юмор помогает выжить».

Иллюстрация из журнала "Кобылка", 1906 №6, 11 марта

Есть журналы, которые можно обозначить удобным термином «ангажированные» — озабоченные социальным переустройством, радикальные, позволяющие себе высмеивать государственный аппарат. К ним относятся «Зритель» Ю.К. Арцыбушева (его продолжение — «Журнал» и «Маски»), «Адская почта» Е.Е. Лансере, «Жупел» Е.Н. Гржебина, «Буровал» В. Турка.

Adblock
detector