Архив тэгов

Паровая типография товарищества «Каримов, Хусаинов и Ко»

Паровая типография товарищества «Каримов, Хусаинов и Ко» в Оренбурге – берет начало с типолитографии Б. Бреслина, где с 1894 года стали выходить первые издания на татарском языке: религиозные книги, альманахи, учебные пособия.

Паровая типография товарищества «Каримов, Хусаинов и К°» на Перовской улице (ул. Пролетарская, 18).

Паровая типография товарищества «Каримов, Хусаинов и Ко» на Перовской улице (ул. Пролетарская, 18).

28 ноября 1900 года у него приобрел арабские шрифты Г.И. Каримов, который в 1899 году оставил духовную должность ахуна и переехал на постоянное жительство из деревни Миннибаевой Бугульминского уезда в Оренбург.

Стремление к общественной пользе

В экономике России XIX в. сословие профессиональных торговцев играло заметную роль. Эта группа объединяла людей, разных по происхождению, роду прежних занятий, уровню образования и культуры.

Оренбург. Меновой двор

Оренбург. Меновой двор

Большинство купцов в нашем крае проживало в городах Оренбурге, Троицке, Стерлитамаке, Сеитовском посаде. В последнем почти каждый четвёртый принадлежал к купечеству.

Тюремные огороды могли бы дать доход…

В Оренбургской губернии в первой половине XIX веке многие тюремные здания находились в ветхом состоянии, при этом большинство из них были деревянные. Заключенные страдали от перенаселения камер, не разделялись по полу и возрасту, больные содержались вместе со здоровыми, голодали, жили подаянием.

Оренбургская тюрьма начала XX века. Источник: «Гражданская война в Оренбургском крае», Чкаловское областное издательство (9 января, 36. Гостиный двор). 1939-1940 гг.

Оренбургская тюрьма начала XX века. Источник: «Гражданская война в Оренбургском крае», Чкаловское областное издательство (9 января, 36. Гостиный двор). 1939-1940 гг.

В первую очередь, обращает на себя внимание теснота тюремных помещений. Их число и кубатура не соответствовали существовавшей на практике численности арестантов. Циркулярным письмом Главного тюремного управления МВД от 25 сентября 1879 г. были установлены нормы, согласно которым в камере на одного арестанта должно было приходиться по 2 кубических сажени воздуха (прим. 1 сажень = 2,13 м.).

Со всей России — рассказ об оренбургском купечестве

Борис Кустодиев «Купец (Старик с деньгами)»

«Происхождение оренбургских купцов на протяжении времени существования города разнообразно. Под «происхождением» здесь нужно понимать не этническое, но географическое и сословное».

О купцах, т.е. торгующих людях Оренбурга, сведений до 1820 года нет. Не потому, что купцов не было, а по причине более прозаичной. Пожары, неаккуратное хранение документов, неорганизованность губернаторского архива из-за нехватки грамотных и обученных служащих — таков краткий список причин, по которым сведения не дошли до наших дней. Отсутствие ранней архивной информаций подтверждает обнаруженная в делах городской Думы за 1873 год справка по делу о строительстве лавок купцом Петром Оглодковым:

Оренбург — город купеческий

Оренбург был основан как военная крепость на границе Российской империи, но при этом у города была и вторая не менее важная задача. Она заключалась в том, что он стал центром торговли с Азией, за что и получил эпитет «окно в Азию».

Оренбург, Толкучий рынок

Оренбург, Толкучий рынок

Богатую торговую биографию Оренбурга создали Меновой и Гостиный дворы. «Вечерний Оренбург» собрал в своём материале данные губернаторского краеведческого музея, а также выдержки из исследований краеведа Олега Балыкова.

Оренбургское биржевое общество образуется…

Резкие перемены в экономической жизни России возродили к жизни многие учреждения, существовавшие как до революционных событий 1917 года, так и в первые годы Советской власти. Сегодня итоги своей 6-летней деятельности подводит Торгово-промышленная палата Оренбургской области, исторические корни которой уходят в начало ХХ века.

Биржа. В 1910 году входила в число пяти крупнейших бирж России. Новое здание было построено в 1912 году. Сейчас здесь находится Дом культуры им. Ф.Э. Дзержинского (ул. Кобозева, 43)

Биржа. В 1910 году входила в число пяти крупнейших бирж России. Новое здание было построено в 1912 году. Сейчас здесь находится Дом культуры им. Ф.Э. Дзержинского (ул. Кобозева, 43)

«Поддерживать и развивать»

В торговом городе Оренбурге до 1906 года не было места, где покупатели и продавцы могли осуществить сделки, выгодные обеим сторонам или найти посредника в спорах по коммерческим вопросам. Благодаря усилиям группы местных предпринимателей 95 лет назад открылась Оренбургская товарная биржа.

Устав, утвержденный лично Государем Императором, гласил:

«Оренбургское биржевое общество образуется… из местных и иногородних лиц, самостоятельно занимающихся различными отраслями торговли и промышленности, в том числе сельских хозяев…»

Исключение было сделано для тех, кто подвергался суду «за преступные деяния, влекущие за собой лишение или ограничение прав состояния, а равно за кражу, мошенничество, присвоение вверенного имущества, покупку или принятие в заклад заведомо краденного или полученного через обман имущества и ростовщичество…»

Представителем биржевого общества являлся «биржевой комитет, назначение коего состоит в поддержании и развитии местной торговли, промышленности…»

Согласно документам губернского правления, Оренбургским биржевым обществом в марте 1906 года в состав биржевого комитета избраны:

«председатель — оренбургский 1-ой гильдии купец Иван Алексеевич Зарывнов, членами — оренбургские 1-ой гильдии купцы Махмуд Галиевич Хусаинов, Николай Николаевич Андреев, Николай Егорович Богачев, 2-ой гильдии купцы Иван Тихонович Соколов, Иван Ефимович Баландин, Корнилий Денисович Брагин, Габайдулла Камалов, почетный гражданин Николай Николаевич Дюков, оренбургский мещанин Ефим Филиппович Юдин, крестьянин Яков Степанович Серяков, окончивший курс в Санкт-Петербургском университете Александр Рудольфович Оберлендер, купеческий 1-ой гильдии сын Петр Федорович Панкратов и кандидатами к членам оренбургский мещанин Абубакир Юсупович Капкаев, оренбургский 2-ой гильдии купец Михаил Иванович Рыжков и управляющий отделением русского Торгово-промышленного банка Михаил Михайлович Хилинский».

По прошествии года со дня «образования первого состава биржевого комитета выбыли по жребию старшины Н.Н. Андреев, Л.Ф. Панкратов, М.Г. Хусаинов, Е.Ф. Юдин и кандидат в старшины М.М. Хилинский».

На место выбывших в апреле 1907 года «в очередном собрании биржевого общества избраны на 3-летний срок в старшины: торгующий под фирмой «Торговый дом Василий Юров и сын в Оренбурге» — купец Александр Васильевич Юров, купец Василий Филиппович Юдин, кандидатами в старшины — пшенный торговец Егор Степанович Зубарев и торговец скобяными и железными товарами Никита Архипович Смочилин».

В состав биржевого комитета 90 лет назад входили «хлебный и соляной торговец Михаил Васильевич Сальников», оренбургский купец Габайдулла Мухамед-Камалович Камалов, оренбургский мещанин Василий Никитич Гнездилов, симбирский мещанин Михаил Александрович Евдокимов, крестьянин Казанской губернии Хайретдин Серазетдинович Каспулатов, сын казалинского купца Абдул-Хамид Абдул-Ганиевич Хусаинов. Председателем неизменно избирался потомственный почетный гражданин г. Оренбурга Иван Алексеевич Зарывнов, а заместителем председателя — личный почетный гражданин Александр Васильевич Юров.

Фирма Зарывновых — первая по обширности оборотов…

Среди перечисленных имен некоторые знакомы оренбуржцам, живущим в начале третьего тысячелетия, — мельницей Юрова до сих пор называют здание оренбургского комбината хлебопродуктов №1, главным фасадом выходящее на улицу Советскую (там, где она завершается). Памятниками династии купцов Хусаиновых являются многие адреса областного центра, но наиболее известно — Медресе Хусаиния, что на улице Кирова. А вот о Зарывновых знают меньше. Попытаемся восполнить этот пробел.

Сто лет назад корреспондент «Оренбургского листка» сообщал:

Иван Алексеевич Зарывнов«Юбилейный праздник серебряной свадьбы Ивана Алексеевича и Ираиды Александровны Зарывновых начался после обедни в Троицкой церкви заздравным молебном в доме юбиляров в 12,5 часов дня и по русскому обычаю закончился радушным предложением гостям хлеба-соли. Обед начался в 5 часов вечера. После молебна юбилярам была преподнесена служащими дорогая икона (складень) Св. Иоанна и Св. Ираиды. Приняв этот священный дар, Иван Алексеевич, тронутый до слез, благодарил своих служащих (явившихся в числе до 30 человек). От родных и близких начались за сим подношения подарков.

Юбилейный обед хозяев удостоил принять господин оренбургский губернатор и наказной атаман Оренбургского казачьего войска генерал-лейтенант Яков Федорович Барабаш и в речи своей высказал свою глубокую симпатию юбилярам за их истинно христианскую постоянную благотворительность во все приюты для сирот, бедных и заключенных в тюрьмы. Благотворительность эта известна и среди киргиз Тургайской области. О ней молятся также и в храмах Божиих.

Число обеденных кувертов в обоих этажах обширного собственного дома юбиляров было более 200, радушная трапеза затянулась до 8,5 часов вечера, играл оркестр военной музыки».

Затем следует довольно редкая и так необходимая историкам информация:

«Юбиляры — люди, сравнительно здесь недавние. Отец юбиляра — Алексей Иванович (ныне умерший) уроженец Нижегородской губернии Горбатовского уезда открыл свою торговлю (чайную и мануфактурную) в Оренбурге лет 30 тому назад, сначала временную, только во время ярмарок на Меновом дворе, а затем и постоянную. Теперь фирма их оказалась уже первою здесь по обширности оборотов (свыше 2 миллионов рублей), по солидности и по добросовестности заведенного дела, а дела благотворений окружают честное имя их, Зарывновых, общим уважением и почетом. Юбиляр за свои неслужебные отличия имеет уже много Высочайших наград. Сама Ираида Александровна состоит почетной попечительницей приюта сирот-девочек при женском монастыре и в течение этого времени выдано сирот-девиц замуж более 10-ти, разумеется, при материальной помощи Ираиды Александровны каждой из них. Не дальше, как на днях, одна из таких девиц была выдана замуж, у которой И.А. Зарывнова была и благословенной матерью.

Торговый дом Зарывновых все расширяет свои дела и в степях завоевал уже себе славу старинных местных торговых фирм Весниных и Дюкова. В простой купеческой семье Зарывновых, состоящей из трех семейных братьев, не чуждаются и европейского образования: в ней есть гимназисты, гимназистки и даже студент…».

Пожертвование — ночлежный дом

И у нас есть повод вспомнить добрым словом купеческую династию Зарывновых.

Ночлежный дом Зарывнова

Ночлежный дом Зарывнова

На заседании Оренбургской городской думы весной 1907 года до сведения присутствующих доведено о том, что от гласного И.А. Зарывнова поступило заявление «Об отводе ему участка земли для постройки здания для городского ночлежного дома на 300 человек». Высший орган местной власти, «принимая во внимание столь щедрое пожертвование», единогласно решает:

«Выразить И.А. Зарывнову от лица Городской думы благодарность за его предложение, а для устройства отвести участок земли мерою 400 кв. сажен бесплатно…»

Радиоретрансляционный узел (ул. Терешковой, 10), ранее - ночлежный дом Зарывнова

Радиоретрансляционный узел (ул. Терешковой, 10), ранее — ночлежный дом Зарывнова

Ныне это здание по улице Терешковой, 10 занимает Оренбургский городской радиотрансляционный узел. А в начале 1910 г. «Оренбургская газета» информировала:

«В нижнем этаже огромного ночлежного дома имени И.А. Зарывнова состоялось молебствие, совершенное викарием Дионисием, епископом челябинским в сослужении со многими священниками. К началу молебна прибыли оренбургский губернатор с супругой, вице-губернатор, председатель окружного суда, городской голова, много гласных и представителей купечества. Тут же находился И.А. Зарывнов со своей семьей. После молебна и освящения только что отстроенного помещения ночлежного дома викарий Дионисий сказал соответствующее слово, где указал на громадное значение, которое будет иметь выстроенный ночлежный дом.

Затем все гости были приглашены наверх, где им был предложен чай. Губернатор провозгласил здравицу за Государя Императора. В ответ на это гостями был исполнен народный гимн. Председатель окружного суда поднял бокал за здоровье жертвователя. Далее городской голова произнес речь, в которой указал на социальное значение этого дара г. Оренбургу. М.М. Кенигсберг приветствовал жертвователя от всего санитарно-благотворительного бюро в ведении которого ночлежный дом переходит. Оратором было указано на то обстоятельство, что будущие обитатели ночлежного дома, сконцентрируясь в последнем, тем самым «оградят граждан от заразы, носителями которой являются все обойденные люди…»

Мало того, весной 1910 года согласно документам «для пользования этим домом господином Зарывновым выработаны и присланы в Управу особые правила«.

В Оренбургском облгосархиве сохранился текст «Правил ночлежного дома Ивана Алексеевича Зарывнова в Оренбурге». Познакомимся с некоторыми их положениями:

«Ночлежный дом открыт для всех желающих ночевать без различия национальности, пола и возраста… Никакой платы за ночлег не взимается, представления документов или видов на жительство не требуется. Пьяные в ночлежный дом совершенно не допускаются и во избежание недоразумений с ними около дома должен быть полицейский пост. Для просушки теплой обуви и платья имеются особые сушильные камеры; желающие просушить свои вещи несут таковые к камерам, сдают надзирателю…

Развешивать вещи для сушки на койках и подоконниках, лестницах и батареях отопления не допускается. Утром и вечером предоставляется ночлежникам кипяток… Безусловно воспрещается употребление спиртных напитков, всевозможные игры, как-то: в орлянку, в карты, в кости и прочие, песни, а также буйство, ссоры и драки. Виновные немедленно удаляются. Курение табаку воспрещается. Ночлежникам предоставляется право направлять свою корреспонденцию по адресу Ночлежного дома…

Для наблюдения за общим порядком в Ночлежном доме назначается старший надзиратель и в помощь ему два помощника, надзирательница для женского отделения, дворник, он же истопник, две уборщицы».

Тогда же для заведывания Ночлежным домом образован комитет, в состав которого открытым голосованием были единогласно избраны депутаты городской думы И.А. Зарывнов, П.Ф. Зарывнов, К.Д. Брагин, М.Г. Хусаинов, А.Р. Оберлендер и другие уважаемые в губернском центре люди.

Пока оренбуржцы радовались подарку Ивана Алексеевича Зарывнова, сам благотворитель получил награду. Еще в начале 1910 г. «по выслушании заявления оренбургского 1-й гильдии купца И.А. Зарывнова о пожертвовании им в собственность города вновь выстроенного ночлежного дома» городская дума единогласно «определила«:

«Пожертвование принять, жертвователя благодарить и возбудить ходатайство пред Министром Внутренних дел о награждении И.А. Зарывнова званием почетного гражданина г. Оренбурга».

Летом (в июле) губернатор сообщил городскому голове, что «Государь Император в 7 день июня 1910 года Всемилостивейше соизволил на присвоение купцу Ивану Алексеевичу Зарывнову звания почетного гражданина г. Оренбурга». Кто из современников последует примеру Ивана Зарывнова?

«Сведения, могущие оказаться полезными…»

Важным достижением в деятельности биржевого комитета под руководством И.А. Зарывнова стало издание «Бюллетеней Оренбургской биржи».

Согласно уставу предусматривалось «выставлять на бирже различного рода сведения по торговле, могущие оказаться полезными».

Среди документов городской управы сохранилось довольно объемное дело, содержащее бюллетени за 1915 год. Здесь можно найти сведения о режиме работы биржи (с 8.5 часов до 12 часов и от 5 часов до 7 часов вечера ежедневно, кроме праздничных дней), о базарных и биржевых ценах на различные продуктовые и промышленные товары. Например, пуд говядины стоил в январе 1915 года от 3 р. 70 к. до 4 р., пуд сливочного масла от 18 до 20 рублей, пуд соли молотой от 20 до 25 копеек.

Кроме того, постоянно печатались напоминания:

«Биржевой комитет имеет честь покорнейше просить господ членов общества об уплате членского взноса»; «При оренбургском биржевом комитете функционирует арбитражная комиссия»…

В разделе «От биржевого комитета» 86 лет назад извещалось:

«Совет съездов представителей биржевой торговли и сельского хозяйства уведомил, что в настоящее время в Вашингтоне образована правительственная комиссия, на которую возложено регулирование русских правительственных и частных заказов во время войны. В видах обеспечения успеха в работе этой комиссии Министерство иностранных дел признало желательным, чтобы фирмы, производящие заказы в североамериканских Соединенных Штатах, сообщали имена агентов и фирм, чрез коих велись переговоры по означенным заказам в Соединенных Штатах и Канаде, а также о технических условиях на предметы и материалы, заказанные в названных выше странах».

Коммерции советник И. Зарывнов в начале 1915 года через «Бюллетень» объявлял:

«На оренбургской бирже имеются свободные вакансии присяжных биржевых маклеров. Лица, желающие выставить свою кандидатуру, приглашаются подавать в биржевой комитет заявления с представлением документов…»

Чуть позже от имени оренбургского биржевого комитета напечатано краткое сообщение:

«Имеем честь довести до сведения господ местных хлебовладельцев и хлебопромышленников, что по распоряжению господина главного начальника Казанского военного округа «снят запрет вывоза пшеницы, ржи, пшеничной и ржаной муки во всех губерниях и областях округа, в том числе и в Оренбургской губернии. Хлеба эти могут совершенно свободно двигаться, как в пределах, так и за пределы Казанского военного округа».

Рубрика «Общий обзор» весной 1915 года содержала следующие сведения:

«За последние две недели привоза было около 200 возов. Погода сухая с сильными ветрами. На неделе были сделки на бирже с пшеном: из Актюбинска 100 вагонов по 16 р. 90 к. за 10 пудов и из Оренбурга 50 вагонов по 17 р. 50 к. для города Москвы. Частные сделки с пшеницей: сделано 58000 пудов по 1 р. 7 коп. за пуд»;

«За неделю подвезено около 2500 возов. После установившейся ясной погоды опять пасмурно, идет дождь. Посевы ранних закончены, всходы хорошие. Пшеница раскупается местными мукомолами. Станция для приема грузов закрыта. Погрузка принимается только по военным нарядам»;

«Привозы увеличиваются, цены слабее»;

«Овса в привозе очень мало. Проса почти нет. Настроение с пшеницей слабое»;

«За неделю подвезено около 6500 возов. Покос трав начался. Привозы сокращаются. Погода стояла переменная, в общем для произрастания хлебов благоприятная».

На излете июля коммерсантов, заинтересованных в урожае зерновых культур, информировали:

«Погода — 33. Уборка ржи заканчивается. Началось жнитво пшеницы. Жары также повлияли и на просо. Овсы, ячмени хорошие. Станция для приема грузов закрыта на неопределенное время».

Через две недели последовало долгожданное известие:

«Центральным комитетом разрешена погрузка хлебных товаров по всей линии Ташкентской железной дороги на Самару»,

но при этом «перепадали дожди, которые задерживали уборку хлебов и повлияли на качество их».

Первый осенний месяц посредством «Бюллетеней оренбургской биржи» принес другие новости:

«Пшеницу покупают местные мукомолы. Приезжие фирмы на линии Ташкентской железной дороги на Среднюю Азию за русскую (частные сделки) платили 1 р. — 1 р. 20 к. Грузят россыпью в вагоны, погода ясная»;

«В Оренбурге на рынке покупают бойко местные мукомолы, приезжие фирмы, спекулянты. Ввиду закрытия некоторых станций замечается тенденция к понижению, между прочим, пшеницу урожая 1914 года продавать не торопятся»;

«Настроение рынка твердое. Местные мукомолы стараются выбрать лучшие сорта пшеницы. Приезжие фирмы мукомолов также не упускают подобрать подходящие сорта. Закрытие движения железной дороги приостанавливает дело».

Кто знает, может быть, опыт подобных изданий будет использован сотрудниками Торгово-промышленной палаты Оренбургской области…

Автор: Татьяна Судоргина

Источник: «Вечерний Оренбург», № 16 от 18 апреля 2001 г.