Архив тэгов

Чтобы доставить удобства при отыскании адресов

Традиционным в г. Оренбурге становится проведение праздников улиц, особое внимание при этом уделяется их названиям. Они, к сожалению, очень часто менялись.

Сегодня архивные документы расскажут о том, чем руководствовались наши предки при наименовании улиц Оренбурга

«В деле благоустройства поселения»

По приговору схода выборных от жителей Оренбургской станицы (т.е. Форштадта) 105 лет назад, в декабре 1896 г., были опубликованы два любопытных документа о «весьма полезных мерах» в деле благоустройства казачьего поселения.

Читаем старые газеты: Бердская слобода при Пугачеве

Герасимов С.В. Иллюстрация к повести А.С. Пушкина «Капитанская дочка». После взятия Белогорской крепости. 1950 год35 лет назад в газете «Южный Урал» была опубликована статья Реджинальда Васильевича Овчинникова, известного специалиста по истории политического и социального развития России в XVIII—XIX веках, по Пугачевскому восстанию и его отражению в произведениях А.С. Пушкина.

В семи верстах к северо-востоку от Оренбурга на угористом берегу Сакмары стояло старинное казачье селение — Бердская слобода (Берда) — место, памятное по отечественной истории и литературе. Здесь с ноября 1773 по март 1774 года располагалась ставка предводителя Крестьянской войны Емельяна Ивановича Пугачева, а сам он квартировал в «государевом дворце» — дома бердского казака Константина Егоровича Ситникова. В Бердской слободе был главный лагерь повстанческого войска, отсюда водил Пугачев свои отряды на приступы к осажденному Оренбургу, а его атаманы отправлялись в дальние походы к Уфе и Самаре, Челябинску и Гурьеву, Кунгуру и Казани.

19 сентября 1833 года, шестьдесят лет спустя после начала Крестьянской войны, в Бердскую слободу приезжал Пушкина. Наблюдение и записи рассказов он щедро использовал при создании научной монографии «История Пугачева» и повести «Капитанская дочка«. Одиннадцатая глава «Капитанской дочки» выразительно названа поэтом «Мятежная слобода».

От нерегулярного корпуса к казачьему войску

Яицкий и оренбургский казаки 1774 годаФрагмент книги  Семенов В.Г., Семенова В.П. «Таналык: крепость, станица, село» — Оренбург: ООО «Оренбургское книжное издательство имени Г.П. Донковцева», 2015. — 560 стр.

Публикуется с разрешения авторов

В 1744 году после создания Оренбургской губернии, был издан указ о заселении новостроящихся крепостей по Верхнему Яику Закамскими полками ландмилиции. На основании высочайших указов исетсткие казаки из Сибирского ведомства были выделены и переданы в Оренбургское. Согласно указу 1736 года, с прежних пограничных линий были собраны люди «прежних служб» и направлены в Оренбургский край. Первыми поселенцами в пограничных крепостях Оренбургской пограничной линии стали строившие их казаки и солдаты гарнизонных полков, переведенных с упраздненной Закамской линии.

Служба казаков на линии, по малочисленности гарнизонов и казаков, была чрезвычайно трудна и многообразна. Наравне с пехотой и драгунами они несли караульную службу в крепостях, днем и ночью содержали посты и разъезды по форпостам и пикетам между укреплениями. Они же возили лес, строили и ремонтировали крепости и форпосты, возили и конвоировали почту и проезжающих по линии, содержали караулы при табунах и полевых работах, посылали партиями для преследования киргизских шаек, угонявших домашний скот и уводивших людей.

Отбывая сторожевую службу, казаки, кроме того, были земледельцами и домохозяевами. Живя на линии, они должны были постоянно быть начеку, а потому и на полевые работы  выезжать не иначе, как вооруженными партиями, а на ночь возвращаться в крепость; за малейшую оплошность они платили имуществом или пленом и даже жизнью.

Почем казаку борода?

Будучи человеком демократических взглядов, Перовский вместе с тем был порой жестоким до неуправляемости. В легенду вошел один случай, о котором долгие годы вспоминали жители Оренбурга. Говорят, это было так.

Военный генерал-губернатор Василий Алексеевич Перовский (1794—1857) — генерал от кавалерии, генерал-адъютант, граф.

Карл Павлович Брюллов — Портрет Василия Перовского

Однажды несколько казаков явились на смотр не в мундирах, а в обычной одежде. Заявили, что они готовы служить царю верою и правдою, если им будет дозволено носить бороды! Особое упрямство проявил казак Пшеничников, явившийся на смотр в простой одежде, с книгой священных Правил и говорил, что не он, а святые Отцы, установили ношение бород. Христианский государь не должен делать им запрета — для царя нужна служба, которую казаки будут нести, а с бородою человек или без бороды — царю не все ли равно?

Василий Иванович Могутов

Василий Иванович Могутов (1719–1778). Бригадир. Войсковой атаман Оренбургского казачьего войска.

За отражение пугачёвских повстанцев от стен Оренбурга и «удержание войска от бунта» полковник В. И. Могутов был награждён именной золотой медалью и драгоценным портретом императрицы Екатерины II Великой для ношения на груди. Одновременно ему выплатили премию за ратные труды при подавлении Пугачёвского бунта в тысячу рублей.

Свою царскую службу Василий Могутов начинал на берегах Волги, в Самарской дворянской роте. Тогда Среднее Поволжье не только считалось, но в действительности и было никем не разграниченной степной границей Российской империи.

Родился он в городе Самаре, где его отец был сотником самарских городовых дворян. Образование получил домашнее. С детских лет воспитывался как будущий служилый человек.

Могутов-младший прошёл своё воинское становление на Уйской пограничной укреплённой линии. Она была создана в 1739–1743 годах вдоль берегов реки Уй протяжённостью в 430 километров. Линия состояла из девяти небольших крепостей и девяти земляных редутов, наблюдение за границей между ними вели конные разъезды. Для защиты линии привлекались регулярные и гарнизонные войска, в том числе и гарнизон города Самара.

Рапорт оренбургского губернатора И. А. Рейнсдорпа Военной коллегии о поражении оренбургского гарнизона в сражении 13 января и с просьбой ускорить отправление войск па помощь осажденному Оренбургу

25 января 1774 г.

От 4-го сего генваря Государственной Военной коллегии имел честь донести 1, что по неприбытию сюда отправленных на помощь войск, по недостатку здешних команд, а по превосходству изменнической толпы известного злодея, отразить и путь открыть я не в состоянии, что и в пропитании здешнее многочисленное гражданство претерпевает крайнюю нужду: однако и потом не оставлял частными командами неоднократно делать сражении.

А 13-го числа настоящего по неотступной просьбе всего здешняго общества, весьма страждущего в пропитании, а при том, имея известия чрез вышедших из злодейской толпы, что реченной злодей с некоторою частию отлучился к Яицкому городку и бутто б при той толпе артиллерийских припасов немного, принужден со общего совета, собрав до 1700 пехоты и до 400 яицких и оренбургских верных казаков, зделать генеральную выласку с таким по данном от меня позиции предписанием, дабы сей корпус, разделя в три колонны, выступи из городу по полуночи в 5-м часу, занять авантажные места, и, не допущая злодеев из гнезда их выбраться, всеми силами стараться поражать, как Государственная коллегия из приложенной с диспозиции моей копии усмотреть соизволят 2. Которыми колоннами сия злодейская толпа действительно на месте и атакована была и хотя действием нашей артиллерии сначала злодеям причинен знатной урон, но как первая колонна назначенного от меня места занять по разсветанию дня не успела, то чрез сие злодеи имели способ выбраться многочисленною конницею и более нежели с 60 орудиями, окружа со всех сторон все наши колонны, такой учинили наисильнейший огонь и наездами своими нападение, что с нашей стороны, увидя не малый урон и пришед в растройку, принуждены были, уступя те занятые авантажные места, ретироваться к городу, оставя на месте убитых с амунициею до 300 человек, а за убитием лошадей несколько артиллерии. И хотя, защищенном высланного от меня в команде подполковника Могутова из разного рода людей сикурса, фронт, будучи построен, злодея и отразил, но дальнейшего уже поиска над оным, как по глубокости снега люди пришед в истощение сил своих, учинить способу не было. О чем однакож не примину я впредь, при первой способной оказии, с планом сего действия обстоятельно донести.