Загадочный Август Фокеродт



Август , купец 2 гильдии, один из учредителей «Товарищества паровой лесопилки», проживший в Оренбурге около 40 лет, создавший своеобразный стандарт булочного и колбасного производства, практически не оставил о себе ничего, не считая дожившего до наших дней здания.

Булочная Фокеродта находилась в задании по адресу: Советская 44. Снимок Карла Фишера.

Булочная Фокеродта находилась в задании по адресу: Советская 44. Снимок Карла Фишера.

Прохладный март 1889 года привел домовладельца Фокеродта в Городскую управу с заявлением:

«Желаю произвести надстройку на существующий каменный этаж, таковой же второй этаж, для чего представляю план в двух экземплярах». Булочная и колбасная, а еще более рабочие, требовали много внимания, поэтому Август Данилович сам в управу не пошел, а поручил хлопоты «инженерному кондуктору Алексею Егоровичу Павлову», снабдив его доверенностью за своей подписью.

Разрешение на надстройку за подписями городского архитектора и головы в конце марта 1889 года было получено.

Служащие булочной Фокеродт. Снимок Карла Фишера.

Служащие булочной Фокеродт. Снимок Карла Фишера.

Как только подсохла земля, со стороны Почтовой улицы (прим. «Бердской слободы»: в 80-е годы XIX века Почтовая улица (совр. Пролетарская) называлась Перовская) к усадьбе Фокеродта потянулись телеги, во дворе отставляя свой груз — кирпич, камень, известку. Старый дом в семь окон на Николаевскую, переживший 1876 года, стоял напротив и чуть наискосок от Петропавловской церкви. Август Данилович по обе стороны соседствовал с крепким хозяином, купцом Андреем Семеновичем Шошиным.

На углу Николаевской и Гостинодворской улиц уже вырос каменный, двухэтажный, в 23 комнаты дом почетной гражданки Надежды Путоловой, с другой стороны, ближе к Петропавловской церкви, в деревянном доме в 11 комнат и 16 окон жил старик-фотограф с женой Марией.

Загадочный Август Фокеродт

Интерьер булочной Фокеродтов. Снимок Карла Фишера.

Дом Августа Фокеродта был вполне крепкий. Но каменный — лучше, ведь в Оренбурге пожары случались часто… Семь комнат, во дворе каменная пекарня в два окна под железной крышей, кухня, деревянный флигель, каретники, конюшни, погреб — вот дворовое место Фокеродта в 1877 году. Через три года деревянные дом по Николаевской и флигель во дворе стали каменными, в один этаж.

Задолго до постройки каменного дома в Оренбурге Август Фокеродт приобрел земельный участок в Оренбургском уезде под названием Шивцовский. Практика покупки земель, даже отдаленных, ввиду невысокой цены — вполне обычное дело среди оренбургских купцов.

Оренбургские земли активно заселялись переселенцами из разных губерний и продавались помещиками-дворянами, отставными военнослужащими и чиновниками. Фокеродт приобрел 1 200 десятин «со входящими в состав его угодьями» у генерал-майора Николая -де-Ранкура за 8 тысяч рублей. Дальнейшая судьба этого участка неизвестна.

Август Фокеродт владел дачным участком в Городской (Зауральной) роще на Большой поляне, где выстроил летний дом и в теплое время года отдыхал в нем с семьей. Свое 60-летие он отмечал именно на даче, куда были приглашены известные люди города, , чиновники, городской голова. На дне рожденья играл оркестр Американской гостиницы, а фотограф ателье Фишера делал памятные снимки. О фотографиях известно из газетной поздравительной заметки.

«Двухэтажный» план 1889 года увеличил количество комнат вдвое. Первый этаж (с камином) не изменился, на втором этаже, появились комнаты «для занятий», две детских, жилая для сыновей, отдельно — рабочим-булочникам. Во двор проведен водопровод и установлена водоразборная будка, вырос палисадник. Напротив дома во дворе каменные колбасные палатки укрепили железными дверями.

Дом получился надежным, на столетие.

* * *

В саксонский подданный Фокеродт прибыл в начале 1870-х годов и принялся за производство печеного хлеба, колбасных и кондитерских изделий. Он прибыл к нам из Саратова через Самару и стал булочником — обычное для немцев занятие.

Семья Фокеродт. Коллаж Карла Фишера.

Семья Фокеродт. Коллаж Карла Фишера.

Заграничный опыт помог ему за три-четыре года расширить производство и предложить оренбуржцам ассортимент, сделавший его «фешенебельным булочником». Ассортимент и качество стали визитной карточкой Августа Фокеродта.

К Пасхе года булочная А.Д. Фокеродта на Николаевской предлагала покупателям сахарные яйца, баумкухены, зандторты, полешки, куличи, кексы, мазурки, венские бисквиты, различные пироги, конфеты, марципаны, печенье. В колбасной Фокеродта производились окорока, различные колбасы, в том числе с трюфелями, мозаиковые, матротельные, копченые индейки, гуси, поросята и сыры. Особым предложением «для степных путешествий» стали мясные консервы собственного изготовления в жестяных банках. Повседневный выбор булок и печеного хлеба (а просто хлебом тогда называли зерно) предполагал не только разный вкус, но и кошелек. По праву булочная Фокеродта слыла в Оренбурге лучшей и первой.

Санитарное состояние булочных и кондитерских в Оренбурге не всегда соответствовало нормам. Зачастую при осмотре небольших, окраинных булочных в тесте обнаруживались мухи, мусор, условия производства оставляли желать лучшего. Достаточно сказать, что пол в таких пекарнях был земляной.

Август Фокеродт с немецкой педантичностью следил за чистотой в своем заведении. В 1895 году он стал объектом насмешек, вернее, непонимания коллег по цеху. В городе ввели новые санитарные правила. Фокеродт, заботясь о качестве товаров и репутации своего заведения, подверг повторному санитарному осмотру окорока, ветчину и колбасы. После осмотра на продукции Фокеродта появилась вторая «пломба» качества, прочие «колбасники» от визита санитарного врача оказались.

В доме Августа Фокеродта часть помещений сдавалась в аренду. Николаевская, главная улица города, привлекала не только торговцев разными товарами, на ней располагались различные «казенные» и питейные учреждения, гостиницы. Прибывший в 1878 году в Оренбург фотограф остановился у Фокеродта и в пристройке на втором этаже оборудовал фотоателье.

Сдавая в аренду помещения своего дома, Фокеродт получал «приработок» — с открытием фотоателье прибавилось покупателей в булочной. Арендаторы, конечно, создавали неудобства, но небольшие. Вход в магазин и фотоателье был с Николаевской, а семья Фокеродта пользовалась другим, с Почтовой улицы.

Пожар все же посетил дом купца Фокеродта в 1895 году, но почти не причинил вреда. В фотоателье Фишера, расположенном на втором этаже, 4 марта в 17 часов произошло возгорание сажи в трубе.

Нужно отметить, Карл Фишер уехал из Оренбурга в 1888 (прим. «Бердской слободы»: 1886?) году в Москву, а в Оренбурге заведовал фотоателье его отец, Христиан (по-русски Андрей). Пожарные прибыли быстро, вероятно увидев дым с каланчи пожарной части на Хлебной площади (ныне улица Гая) или полицейского отделения на Николаевской (Советская, 16, каланча не сохранилась). Они разобрали часть железной крыши над мастерской Фишера, обнажили боров (наклонный участок печной трубы под крышей, в котором часто скапливается сажа) и пробили потолок. Пожар был потушен, причинив убыток Фишеру на 200 рублей, но домовладелец претензий к фотографу не имел. Зато претензии к домовладельцу имели пожарные и наложили на Фокеродта штраф за «неочистку трубы».

Через пять лет, 20 августа 1900 года, в 10 часов доме Фокеродта вновь случился пожар, и снова в фотографическом заведении, перешедшем от Фишера к Балашову. В этот раз пожар начался от горевшей в лаборатории лампы. Огонь быстро распространился, потому что в помещении находились эфир и бензин. На следующий день оренбуржцы прочли в газете:

«Обгорели стены, потолки и полы галереи и уничтожены все принадлежности фотографии. Негативы, накопленные еще К.А. Фишером и пополненные г. Балашевым (до 15 000 стекол), также попорчены. Убытка заявлено на 10 000 рублей».

Службы Фокеродта, колбасные и булочные, не пострадали. Они находились во дворе, имели крепкую железную крышу и были неплохо защищены от огня.

Реклама булочной Фоекродта, 1908 год.

Реклама булочной Фоекродта, 1908 год.

В доме Фокеродта на Николаевской, кроме собственно булочной и фотографии Фишера (1878 — 1900), находились книжный магазин «Степь» (1905), шляпный магазин П. Рузова, летнее кафе-кофейня (1910). Открытая кофейня располагалась напротив окон булочной Фокеродта, к тому времени управляемой сыновьями. Посетителям ежедневно предлагались свежие филипповские пирожки (тут, конечно, можно посомневаться, ведь филипповские готовились в Москве), охлажденные напитки, фруктовое и сливочное мороженное, пирожные и прочее. Посыльные кафе Фокеродта доставляли обеды, свежий хлеб и пироги на дом по умеренным расценкам.

Цены на печеный хлеб менялись год от года, но регулировались государством. В газетах регулярно печаталась такса, по которой булочники торговали своей продукцией. В октябре 1899 года, к примеру, французский хлеб из крупчатой муки высшего сорта весом в ¾ фунта (300 граммов) стоил 5 копеек, 200 граммов — 3 копейки, 100 граммов — 2 копейки. Обыкновенный хлеб из муки 1-го сорта весом 1 фунт (400 граммов) продавался за 5 копеек, 200 граммов — 2½ копейки; калачи в 1 фунт — 4 копейки. Конечная стоимость выпекаемого хлеба беспокоила городских булочников.

О судьбе семьи Фокеродта точных сведений не найдено.

В 1896 году 30 августа после болезни скончалась супруга Августа Фокеродта Фанни Федоровна. Август Данилович Фокеродт скончался 22 января (по старому стилю) 1907 года в 18 ч. 30 мин., похоронен на лютеранском участке городского христианского кладбища Оренбурга.

Источники:

  • Загадочный Август Фокеродт
  • Исковский А.Е. «Карл Фишер. Фотограф в Оренбурге», Оренбург: ООО «Издательство «Оренбургская книга»», 2015 с. 18-19.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *