Как рождаются слухи



Каждый из нас сталкивался с тем, как одно событие, анекдот, рассказ, сказка и т.д., пройдя через много рассказчиков, превращалось в историю, отдаленно напоминающую или совсем не похожую на оригинал.

Фрагмент иллюстрации А. Бенуа к повести "Капитанская дочка".

Фрагмент иллюстрации А. Бенуа к повести «».

О том, как рождаются слухи, можно проследить на примере одного анекдота:

Как то гулял с Натальей Гончаровой по Тверскому бульвару. Она споткнулась, упала. , как настоящий дворянин, подал ей руку, остановил извозчика и увез домой.

На следующий день:
Вы знаете, вечера Пушкин гулял с Гончаровой. Она споткнулась, упала, он ей даже руки не подал. Наталья встала, отряхнулась, села к извозчику и уехала с Пушкиным

На второй день:
Позавчера Пушкин гулял с Горчаровой. Он сделал Наташе подножку, она упала. Пушкин ее обругал, поймал извозчика и уехал.

Еще день спустя:
Третьего дня Пушкин избил Гончарову, бросил ее лежать на земле и ушел в салон к Зинаиде Волконской.

Через неделю:
А вы знаете, на прошлой неделе на углу Тверской и бульвара стоял Гоголь и всех материл…

Подобные трансформации есть и в истории Оренбурга. Все знают историю о Пугачеве, севшим на царский престол в церкви. Только вот в рассказах встречаются разные упоминания о месте, где это произошло.

Осенью 1833 года Пушкин, собирая материалы о пугачевском восстании, посетил Оренбург. В поездке в Бердинскую станицу его сопровождал .

В. Вересаев. «Пушкин в жизни». (Систематический свод подлинных свидетельств современников). Часть III, Издание четвертое, дополненное. Издательское товарищество «НЕДРА», Москва — 1929, стр. 76.

В. Вересаев. «Пушкин в жизни». (Систематический свод подлинных свидетельств современников). Часть III, Издание четвертое, дополненное. Издательское товарищество «НЕДРА»,  — 1929, стр. 76.

В пути собеседники рассказывали друг другу разные истории, среди них был рассказ о Пугачеве и церкви. Вот как вспоминал об этом Даль:

Пушкин слушал все это с большим жаром и хохотал oт души следующему анекдоту: Пугач, ворвавшись в Берды, где испуганный народ собрался в церкви и на паперти, вошел также в . Народ расступился в страхе, кланялся, падал ниц. Приняв важный вид, Пугач прошел прямо в алтарь, сел на церковный престол и сказал вслух: «Как я давно не сидел на престоле!» В мужицком невежестве своем он воображал, что престол церковный есть царское седалище». Пушкин назвал его за это свиньей и много хохотал.

Мы поехали в Берды, бывшую столицу Пугача, который сидел там — как мы сейчас видели — на престоле.

Эту же историю, так же связанную с Бердами мы читаем в газета «» от 17 июня 1930 года. В ней, в статье «А.С. Пушкин в столице Пугачева», написанной по архивным материалам  Оренбургского окрмузея, есть еще одно упоминание об этой истории.

Читайте также:  19 марта исполнилось 75 лет внучке атамана Мальцева

Фрагмент газеты статьи "А.С. Пушкин в столице Пугачева", написанной по архивным материалам  Оренбургского окрмузея. "Оренбургская коммуна" от 17 июня 1930 года.

Фрагмент газеты статьи «А.С. Пушкин в столице Пугачева», написанной по архивным материалам  Оренбургского окрмузея. «Оренбургская коммуна» от 17 июня 1930 года.

Так, Александр Сергеевич, посещая Берды общался не только со старушкой Бунтовой, но и с местными казаками. И в одном разговоре он услышал следующую историю:

«Однажды пошел в бердскую церковь. Он был одет в польском кунтуше (прим. Л.С. контуш — верхняя мужская или женская одежда с отрезной приталенной спинкой и небольшими сборками и отворотами на рукавах), на голове был киргизская шапка. Не снимая шапки он прошел в алтарь и сел на престолик.

— Ах, давно я не сидел на родительском престоле; — сказал он окружающим.

В отличие от истории, рассказанной Далем, в этом примере мы видим, как и в анекдоте, взятом в качестве эпиграфа, много уточняющих моментов: во что был одет Пугачев, что он вошел в алтарь не снимая шапки и что назвал церковный престол «родительским»…

Судя по рассказу Даля и истории, написанной  по архивным материалам  Оренбургского музея, Пугачев сидел на престоле Бердской церкви. Однако в путеводителе Райского, изданном в 1915 году, мы читаем:

Георгиевский войсковой собор — бывшая Георгиевская церковь в казачьем Форштадте, основана Неплюевым в 1756 году. В ней всего один престол во имя великомученика Георгия. Во время пугачевского бунта в 1773 году церковь была расхищена. По преданию, здесь самозванец в доказательство царского своего достоинства кощунственно садился на св. престол. В 1791 году церковь освящена вновь, а в 1891 году обращена в Оренбургский войсковой собор.

П. Д. Райский, Путеводитель по городу Оренбургу. - Оренбург: Оренбургское книжное издательство, 2000.П. Д. , Путеводитель по городу Оренбургу. — Оренбург: Оренбургское книжное издательство, 2000.

Итак, что мы имеем: в 1833 году — анекдот, рассказанный Далем, а в 1915 году — история, передающаяся из поколения в поколение, описанная Райским. Кто из них был прав — рассудит время. 

© 2017, Лукьянов Сергей

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Советуем почитать:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий

Извещать о:
avatar
wpDiscuz