Доступ к Меновому двору укрепить за городом



Более сотни лет назад решался непримиримый земельный спор между властями Оренбурга и Оренбургским казачьим войском.

Меновой двор в Оренбурге, 1914 год

в Оренбурге, 1914 год

Назначена специальная комиссия…

Оренбургский летом 1908 года сообщил оренбургской городской управе о постановлении Военного совета, касающемся земельного спора между городом Оренбургом и Оренбургским казачьим войском. Речь шла об участке земли около Менового двора. По указанию губернатора была назначена специальная комиссия для проведения необходимых «межевых работ».

Проверка межевых границ началась от Менового двора к реке «по смежности с землей казаков Благословенского поселка. Затем проверена южная граница до горы Су-Ак». Вместе с тем из участка земли, «назначенной в доступ к Меновому двору, было выделено 57 десятин, уступленных городской думой в 1901 году под устройство Ташкентской железной дороги».

По окончании межевых работ председатель комиссии статский советник Гельмгольц в июле пригласил членов комиссии в городскую думу для рассмотрения составленного плана. На заседание не прибыли уездный исправник Мельников и депутат от войска есаул Федоров. Остальными присутствующими признано, что «план составлен вполне правильно. Но член городской управы заметил, что в надпись на плане включены слова о том, что участок, составляющий доступ к Меновому двору, выделен из земель Оренбургского казачьего войска, тогда как он в состав казачьих земель никогда не входил».

Представитель городских властей утверждал:

Оренбургский Меновой двор открыт в 1749 году, и тогда же был определен доступ к Меновому двору. Между тем хотя казачьи поселения за рекой Урал и были в 1800-х годах, но точных и определенных границ этих поселений не было. И только в 1840 г. Высочайшим повелением были определены границы казачьих земель за рекой Урал. Это повеление вошло в Свод военных постановлений 1859 года: «В границы входят земли Илецкого района, подходящие к самому Оренбургу и на которых расположен оренбургский Меновой двор. В состав определяемых войску земель не входят комендантские дачи, городские земли и выгоны, дороги для прогона скота, солевозные дороги, определенные для ордынцев доступы на меновые дворы при Оренбурге и на линии, земли церковные и заводские».

В связи с этим городская дума в 1909 году просила губернатора созвать комиссию «для окончательного утверждения плана и исключения из надписи неправильно включенных слов». Тогда же решено «возбудить ходатайство пред Государем Императором, чтобы доступ к Меновому двору был укреплён за городом».

В интересах местной торговли и промышленности

К началу 1911 года оренбургская управа не получила ни плана, ни межевой книги на доступ к Меновому двору. Войсковое правление тем временем «возбудило ходатайство о передаче Оренбургскому казачьему войску из доступа к оренбургскому Меновому двору и караванного пути 7254 десятин земли», основывая свои притязания «упадком меновой торговли, сокращением пригона скота и недостатком земли для казачьего населения».

Из Министерства торговли и промышленности, куда поступило ходатайство, в оренбургский биржевой комитет направлено обращение с просьбой «дать заключение о действительном состоянии торговли при оренбургском Меновом дворе».

Представители биржевого комитета, «выяснив размеры торговли на Меновом дворе крупным и мелким скотом, животными продуктами за последние 10 лет, просили министерство отклонить ходатайство казачьего войска как ни на чем не основанное».

На этом коммерсанты не остановились. На заседании Совета съездов представителей российской биржевой торговли и сельского хозяйства 23 сентября 1910 года они доказали, что:

  • доступ к Меновому двору в состав казачьих земель никогда не входил;
  • домогательства войскового начальства являются юридически не обоснованными;
  • доступы к Меновому двору играют весьма важную роль в торговой жизни Оренбурга, так как на этих доступах пасется как скот, приходящий с караванами и пригоняемый скотопромышленниками, так и скот солевозов;
  • обороты Менового двора представляются весьма значительными, достигнув за 1906-1910 годы 30 миллионов рублей.

И потому Совет постановил: «обратиться в Министерство торговли и промышленности с ходатайством об оказании содействия к отклонению домогательства оренбургского войскового начальства как идущего вразрез с интересами местной торговли и промышленности».

В войске ощущается недостаток земли

Из российского военного министерства в министерство внутренних дел тогда же послано сообщение, позднее переправленное оренбургскому губернатору:

Ввиду проведения – Ташкентской железной дороги, по которой провозятся товары вместо прежней караванной их доставки, устройство внутри степи ярмарок, сокращение скотоводства вследствие увеличения и у крестьян-переселенцев, и у киргиз посевных площадей, прогон скота в и вообще меновая торговля по удостоверению оренбургского войскового начальства почти прекратилась.

Отведённый к местному Меновому двору участок земли утратил свое назначение и в настоящее время эксплуатируется городом для других надобностей. Там поставлено несколько кибиток (за которые город взимает особую плату), принадлежащих пастухам, состоящим на службе у оренбургских купцов, которые пасут свой скот на участке доступа к Меновому двору и на полосе караванной дороги. Кроме того, участок служит для города местом добычи глины. Точно так утратили своё значение и караванные дороги, так как скот по ним не прогоняется.

Принимая во внимание, что доступ к Меновому двору при размежевании земель Оренбургского казачьего войска был отведен исключительно для меновой торговли и в интересах всего населения, а не для увеличения доходов Оренбурга, начальство Оренбургского казачьего войска находит, что эксплуатация доступа для надобностей, для которых он не предназначен, не может быть признана законной…

В возврате войску этой земли представляется крайняя надобность ввиду необходимости перенести на другое место участок лагерного сбора казаков 1-го военного отдела, не удовлетворяющий своему назначению по недостатку на нем воды и отдаленности от центра расположения станиц отдела.

При обсуждении вопроса о переносе лагеря войсковое начальство пришло к заключению, что лагерь возможно устроить лишь на реке Урал в 10 верстах от Оренбурга… Поэтому Военное министерство находит соответственным возбудить вопрос о передаче сих земель Оренбургскому казачьему войску законодательным порядком, так как они являются излишними для доступа и для караванного пути, а с другой стороны, в Оренбургском войске ощущается недостаток земли для наделения населения по утвержденной норме, ибо наделы в нем при распределении даже всех земель войскового запаса оказываются вместо законных 30 десятин лишь в 25 десятин».

Притязания казаков не имеют законного основания

Все эти документы поступили в оренбургскую городскую управу для принятия думой соответствующего постановления. Для депутатов подготовили пространную историческую справку:

Передача Менового двора городу была обусловлена тем обстоятельством, что наша среднеазиатская торговля отошла далеко в глубь степей от Оренбурга и существование в Оренбурге таможни не представлялось надлежащим резоном: таможня была перенесена на реку Сыр-Дарью. Вследствие этого переноса правительство не нуждалось более в Меновом дворе, который требовал для своего содержания и ремонта значительных сумм. В 1868 году на основании соглашения между таможенным ведомством и городом состоялось высочайшее повеление о передаче меновых дворов в городах Оренбурге, Троицке и Орске по случаю упразднения оренбургской таможенной линии в собственность сих городов…

Члены оренбургской городской управы ста лет назад пришли к выводу:

Притязания казаков на землю, составляющую доступ к оренбургскому Меновому двору, не имеют законного основания.

Войсковое начальство ссылается на то, что торговля оренбургского Менового двора пала. Что касается до пригона на ярмарку крупного и мелкого скота, как лошадей, быков, коров и баранов, а также торговля разного рода сырьём, то в настоящее время они увеличились.

Объясняется это обстоятельство тем, что отправка скота по железным дорогам крайне неудобна и дорого обходится. Скот, пригоняемый из обширных киргизских степей, простирающихся на тысячи верст в длину и ширину, где невозможна по местным климатическим условиям никакая другая культура, кроме скотоводства, во время прогона его в Оренбург пользуется даровым кормом и водопоем, благодаря чему нисколько не теряет в своём весе и пригоняется на Меновой двор вполне здоровым».

Представляет собой общеимперскую потребность

В завершение следовало утверждение:

…Торговля на оренбургском Меновом дворе не составляет исключительную потребность местного населения. Сюда на время ярмарки, продолжающейся с 1 июня по 1 ноября, съезжаются многие землевладельцы для закупки рабочего скота и лошадей. Сюда же приезжают ремонтеры для закупки лошадей партиями для армии. Наконец, 10-12 лет тому назад вблизи Менового двора обосновалась военная ремонтная комиссия, которая ежегодно закупает здесь лошадей, обучает их и отправляет во внутренние губернии России в войсковые части.

Таким образом, участок земли, составляющий доступ к оренбургскому Меновому двору, находясь в ведении оренбургского городского управления, не составляет исключительной собственности города, но представляет собой общеимперскую потребность.

Выслушав доклад городской управы и сообщение бывшего городского головы Н.А. Середы, который «также удостоверил, что земля, назначенная служить доступом к Меновому двору, никогда казакам не принадлежала», депутаты городской думы в 1911 году постановили:

Немедленно войти с ходатайством в Министерство внутренних дел о том, чтобы были выданы городскому общественному управлению межевой план и межевые книги с исключением из надписи на плане и других документах слов: «из земель Оренбургского казачьего войска» и сделать надпись, что доступ отведен к оренбургскому Меновому двору и оставлен в ведении города для общеимперских интересов по торговле оренбургского и степного края, для пастьбы скота, пригоняемого на мену и для продажи, для прокормления верблюдов и лошадей, приходящих к Меновому двору с караванами, и для других потребностей по торговле.

Просить оренбургского губернатора, министра торговли и промышленности поддержать это ходатайство в интересах города.

Просить оренбургский биржевой комитет вновь войти в ходатайство к министру торговли и промышленности об оказании содействия к отклонению домогательства оренбургского войскового начальства как незаконного и идущего вразрез с интересами местной торговли и промышленности.

Автор: Татьяна

Источник: «Вечерний Оренбург», № 26 от 30 июня 2011 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *