Караван-Сарай



175 лет назад, 11 сентября (30 августа по старому стилю) 1846 года, в день тезоименитства цесаревича Александра Николаевича (российский император Александр II в 1855–1881 гг.) в Оренбурге состоялось торжественное открытие мечети при Караван-Сарае. 

Архитектурный ансамбль Караван-Сарай. 1846. Памятник федерального значения. Автор-архитектор А.П. Брюллов. Ныне – административное здание и Соборная мечеть № 2. Адрес: Парковый проспект, 6

Архитектурный ансамбль Караван-Сарай. 1846. федерального значения. Автор-архитектор А.П. Брюллов. Ныне – административное здание и Соборная мечеть № 2. Адрес: Парковый проспект, 6

Автором проекта стал выдающийся русский архитектор Александр Павлович Брюллов. Строительство Караван-Сарая под руководством подполковника Шарона длилось с 1837 по 1846 гг.

Идея постройки в Оренбурге Караван-Сарая и её воплощение связаны с именем Василия Алексеевича Перовского, который дважды был начальником обширного Оренбургского края: военным губернатором в 1833 — 1842 гг.х и генерал-губернатором оренбургским и самарским в 1851 — 1857 гг. В то время административно подчинялась оренбургскому военному губернатору.

Управление Оренбургского военного губернатора, Канцелярия, Часть Гражданская, стол 3, 20 апреля 1836 года, №1658., Гг. Hачальникам Башкирских и Мещеряцких Кантонов.Управление Оренбургского военного губернатора, Канцелярия, Часть Гражданская, стол 3, 20 апреля 1836 года, №1658., Гг. Hачальникам Башкирских и Мещеряцких Кантонов.

Управление Оренбургского военного губернатора, Канцелярия, Часть Гражданская, стол 3, 20 апреля 1836 года, №1658., Гг. Hачальникам Башкирских и Мещеряцких Кантонов.

Главной целью Василия Алексеевича в этот период было создание в Оренбургском крае боеспособного Башкиро-мещеряцкого казачьего войска, поскольку он считал башкир в военном отношении ничуть не хуже оренбургских или уральских казаков. По свидетельству историографа Оренбурга генерал-майора И.В. Чернова,

«… стремился поднять башкирский народ, носивший название башкирского казачьего войска… Следуя раз намеченному взгляду на башкир, граф В. А. Перовский в каждом представлявшемся случае желал доказать на деле справедливость своего мнения в особенной способности и боевых качествах башкир».

Однако вскоре выяснилось, что мнения губернатора в отношении Башкирского казачьего войска оказались ошибочными, в результате чего в 1863 г. войско было «упразднено за ненадобностью».

Оренбург — Караван-Сарай. Рисовал с натуры Ф. Кондопуло.

Оренбург — Караван-Сарай. Рисовал с натуры Ф. Кондопуло.

В 1836 г. военный губернатор В.А. объявил, что строится для находящихся на службе башкир, «чтобы они имели более удобное помещение дня себя и своих лошадей», а также «чтобы башкиры имели полную возможность исполнять по своему закону требы и молитвы. Этим желали показать народу, что правительство России далеко от мысли насильственными мерами обращать магометан в христианство…, а напротив, правительство строит на свои средства мечеть, и не простую, а превосходящую все известные в крае мечети».

Василий Перовский

Василий

Автором проекта стал выдающийся русский архитектор Александр Павлович Брюллов. В его проектах, наряду с приёмами классической школы, возникают мотивы иных архитектурных стилей, преимущественно европейских — романского, готического, ренессансного. Лишь однажды в своей биографии А. П. обратился к наследию восточного зодчества, выполнив по просьбе Оренбургского губернатора В. А. Перовского проект Караван-сарая. Общее руководство строительством было возложено на подполковника Шарона, строительными работами руководил инженер-поручик Сеньков.

Караван-Cарай в Оренбурге, 1858 год, А.С. Муренко. Фотоархив ИИМК

Караван-Cарай в Оренбурге, 1858 год, А.С. Муренко. Фотоархив ИИМК

Строительство Караван-Сарая проходило на протяжении 1837-1846 гг. Башкиры подготавливали строительные материалы и доставляли их на место строительства. В 1842 г. строительство в целом было закончено, однако ещё 4 года продолжалась внутренняя и внешняя отделка памятника.

В конце 1841 г. в С-образном основном двухэтажном корпусе разместилась квартира для командующего Башкирским войском, войсковая канцелярия, училище для башкирских детей с различными мастерскими (малярной, кузнечной, столярной), а также квартиры для обслуживающего персонала и помещения для временного проживания приезжающих башкир. Было предусмотрено 13 изолированных входов. Это было вызвано разнохарактерностью размещаемых учреждений и помещений. Западный и восточный дворы, примыкающие к основному корпусу, были предназначены для содержания лошадей, а также для хозяйственных нужд.

Строительство мечети и минарета было завершено к 1844 г. Почти 2 года заняла внутренняя отделка мечети и наружная облицовка минарета изразцами.

В торжественном открытии мечети приняли участие муфтий, начальники башкирских и мещеряцких кантонов и другие чины, почетные ордынцы, представители купечества, «кроме того было множество любопытных, прибывших без всякого приглашения». В заключении праздника было организовано загороднее гулянье и обильное угощение.

В рапорте командующего башкиро-мещеряцким войском, генерал-майора Григория Васильевича Жуковского оренбургскому военному губернатору Владимиру Афанасьевичу Обручеву содержится описание события:

«Празднество это, данное собственно магометанам, по отличительному характеру своему от обыкновенных праздников в России заслуживает внимание тем более, что целью его было не одно всенародное увеселение, но, во-первых, чтобы показать магометанам, что правительство, пекущееся о благосостоянии народа всех вер, исповедуемых в империи, заботится и о благосостоянии храмов их, желая, чтобы каждый подвизался в правилах своей религии, как источнике добрых дел, а, во-вторых, чтобы, доставя магометанам приятное для них зрелище конной скачки, произвести вместе с тем соревнование между кочующими инородцами, обладающими огромными табунами, могущее иметь полезное следствие — умножение скаковых лошадей».

В связи с упразднением в 1863 г. башкиро-мещеряцкого войска и особого управления башкирами в 1865 г. передан в ведение Министерства внутренних дел. Двухэтажное здание стало резиденцией оренбургского гражданского губернатора, которая просуществовала в этом качестве вплоть до революционных событий 1917 г. Здесь разместились квартира и канцелярия начальника Оренбургской губернии, губернские присутственные места, губернская комиссия по размежеванию башкирских земель, губернская типография и редакция «Оренбургской газеты».

В конце 1890-х гг. дворец был окружён Караван-Сарайским (Губернаторским) садом площадью более 5 гектаров, заложенным в 1852 году. Сад постоянно совершенствовался. Именно сюда из лесов Башкирии (прим. «Бердской слободы»: Стерлитамакского уезда Оренбургской губернии) доставлялись в громадных кадках большие сосны. В тенистых аллеях стояли античные скульптуры и малые архитектурные формы, журчали прохладные струи фонтаны. Этот сад «холили и лелеяли», он был неотъемлемой составляющей губернаторской резиденции.

В мае 1889 года «Оренбургский листок» обнародовал заметку «Наши садики», в которой утверждалось:

«Всем хорошо известно, какую пользу и как много удовольствия могут приносить сады, в особенности в таком пылью обильном городе, как наш Оренбург. Это теперь только поняла наша многодумная Дума, и вот на Караван-Сарайской площади устраивается громадный городской сад. Но когда он разрастется, когда примет надлежащий вид – это, надо думать, дело не скорого будущего, так как большинство из посаженных молодых деревьев уже повяли…

Да не подумает иногородний читатель, что у нас здесь вовсе нет садов. Нет, сады-то у нас есть, и сады очень хорошие, как, например, губернский Караван-Сарайский сад, но за ними надлежащего надзора нет. Большой по величине Караван-Сарайский сад, довольно часто и красиво засаженный разными лесными деревьями (в особенности сосной) с ровными прямыми аллеями, он представляет наиприятнейшее место для вечерних прогулок после пыльного жаркого дня. Здесь и прогуливаются. Утром и в полдень няньки с детьми. Ранним вечером слободская «листократия» в цветных платочках с кавалерами в «спинжаках», надетых поверх синих и красных рубах, и только станет смеркаться – немножко безобразные и безвозвратно погибшие созданья, а за ними военные писарьки и солдатики… Тщетно вопиет прибитая к входным дверям дощечка, которая гласит: «Просят травы не мять, деревьев не ломать и с собаками не входить». Публика траву мнет, ветви деревьев ломает и с собаками в сад ходит. Здешний бомонд, если так можно назвать нашу интеллигенцию, предпочитает гулять в садике на берегу реки Урала, хотя весь этот бульварик не стоит и одной аллеи Караван-Сарайского сада…»

В конце XIX века Караван-Сарайский сад стал местом притяжения оренбургской публики и центром светских развлечений.

Так, программа массового гуляния, запланированного на 12 июля 1887 года предусматривала эффектный фейерверк, пиротехнические картины и роскошную иллюминацию. 12 июля 1887 года «Оренбургский листок» писал:

программа массового гуляния, запланированного на 12 июля 1887 года предусматривала эффектный фейерверк, пиротехнические картины и роскошную иллюминацию

Сегодня, 12 июля в Караван-Сарае на гулянье пиротехник Я.П. Кузьмин сожжет весьма эффектный большой ФЕЙЕРВЕРК из 12 нумеров:

Кроме того в заключение поставятся две пиротехническия картины из оперы «Орфей в аду»: Трон Юпитера на Олимпе и Преддверие ада.

Половина сбора поступит в пользу пострадавших от землетрясения в г. Верном.
Взрослые платят за вход в сад 25 к., дети, воспитанники-и воспитанницы учебных заведений — 15 к.

Сад будет роскошно иллюминован. С 6 часов вечера будет играть хор музыкантов Гурийскаго полка, а фейерверк начнется в 9 ½ часов.

Во время правления оренбургского генерал-губернатора Н.А. Крыжановского (1864-1881) на некоторое время стал его резиденцией.

После Февральской революции 1917 года в основном корпусе Караван-Сарая одновременно находились комиссар Временного правительства и Оренбургский совет рабочих и солдатских депутатов. В 1918 году в Караван-Сарае размещалось Башкирское центральное шуро (Башкирский областной совет), а потом в течение нескольких лет здесь работали руководящие органы вновь образованной Башкирской республики (до их перевода в Стерлитамак, а затем в Уфу).

По решению правительства Башкирской Автономной Советской Социалистической Республики в 1921 г. в здании Караван-Сарая был открыт Башкирский педагогический техникум, действовавший до 1936 г. В эти годы к бывшему Караван-Сарайском саду присоединили часть сада «Тополя» и эту объединённую территорию передали в распоряжение техникума.

Караван-Сарайская мечеть закрыта в 1930 г., в 1932 г. передана Оренбургским горсоветом техникуму под общежитие (прим. «Бердской слободы»: в других источниках мечеть была педагогическому техникуму под клуб). С 1954 г.  здание мечети занимал планетарий.

Планетарий в Оренбургском Караван-Сарае

Планетарий в Оренбургском Караван-Сарае

В марте 1960 г. передан в ведение Оренбургского геологического управления. В августе 1960 г. архитектурный комплекс Караван-Сарай включен в список памятников местного значения.

В пользование верующих мечеть передана в 1992 году. В настоящее время в мечети располагается «Мусульманское религиозное объединение «Караван-Сарай».

Несмотря на некоторые временные изменения, Караван-Сарай в целом сохранил свой первоначальный внешний облик.

Источники:

Adblock
detector