Оренбургский ретродетектив: как казак-шатун в пьяном угаре оскорбил Его Императорское Высочество



32-летний казак «дозволил себе заочно оскорбить Царствующаго Императора». Перед портретом его «ругался поматерно». Еще и богохульничал… И не понять: то ли это был просто пьяный дебош, то ли эхо политических событий – 1906 год на дворе, Первая русская революция! Материалы этого уголовного дела, собранные и подшитые в тонкую папочку 115 лет назад, хранятся в Государственном архиве Оренбургской области.

Оренбургские казаки на лошадях киргизской породы, 1900-1910 гг.

Оренбургские казаки на лошадях киргизской породы, 1900-1910 гг.

Почему Мертвецовский стал Трудовым?

Произошло это преступление в поселке с жутким названием – Мертвецовский. Ничего себе имечко, да? Это ж как такая жуть могла на карте появиться, удивитесь вы… Сейчас объясним.

Поселок Мертвецовский на карте земель Оренбургского казачьего войска 1891 года

Поселок Мертвецовский на карте земель Оренбургского казачьего войска 1891 года

В 1811 году для защиты Российской империи от возможных набегов «киргиз» (так в те времена называли и казахов, и узбеков, и вообще представителей разных кочевых народностей) была заложена Новоилецкая линия. В окрестностях Илецкой Защиты (сейчас это город Соль-Илецк), на берегу реки Илек, создали цепочку форпостов, которые заселили казаками. Среди прочих – и форпост Мертвецовский.

Почему же его так странно назвали? Как говорит краевед, член Русского Географического общества Петр Дреев, по этому поводу есть несколько версий.

Первая – при разведке местности члены землеустроительной комиссии наткнулись на мертвого «киргиза», то есть казаха. Лежал мертвец в удобном для строительства месте, и тело убрали, но комиссия постановила: «Да будет этому месту… имя Мертвецов».

Вторая версия: кочевники, издавна обитавшие в тех местах, называли возвышенность на берегу «Калмак-Кырган», ну, а «кырган», или «курган», это, как известно, могила, то есть когда-то там располагалось захоронение… Как дальше эта мысль развивалась, сами понимаете.

Еще есть версия, будто бы строительством форпоста руководил казачий офицер по фамилии Мертвецов, он-то и дал своему детищу неблагозвучное название: мол, живу же я с такой фамилией, и ничего, вот и другие пусть поживут. 

В казачьей станице
В казачьей станице

Другие, кстати, пожили-пожили, да и обратились век спустя к властям с просьбой переименовать поселок, а то как-то, знаете, нехорошо звучит… В 1910 году Военный Совет постановил, а Государь Император это постановление высочайше утвердил: поселок Мертвецовский впредь называть Ожаровским.

Село Трудовое (бывший форпост Мертвецовский) на спутниковой карте

Село Трудовое (бывший форпост Мертвецовский) на спутниковой карте

Ну, а в 1929 году там был создан колхоз, который назывался «Трудовой Актив», и вскоре само село переименовали в Трудовое. Это имя оно носит и до сих пор.

Не хотел сторожить – и попал под стражу

Несмотря на инфернальное название, жизнь в поселке Мертвецовском кипела: казаки несли, как полагается, военную службу, пахали землю, косили сено… Управлял поселком атаман – 35-летний вахмистр Иван Мартюшев. Вахмистр – это унтер-офицер, то есть младший офицер; в отличие от обер- и штаб-офицеров, унтера не получали специального военного образования в военном училище. Они просто пробивались из рядовых – командование отмечало тех казаков, что посмелее, посообразительней, в ком сильнее проявляются лидерские качества, и поручало им командовать прочими. Унтера – урядники и вахмистры – занимались муштрой рядовых, следили за порядком в своих подразделениях, решали чисто хозяйственные вопросы, до которых обер- и штаб-офицеры не снисходили. В общем, были они кем-то вроде нынешних прапорщиков.

Оренбургские казаки-участники Первой мировой войны

Оренбургские казаки-участники Первой мировой войны

Так вот, вахмистр Мартюшев был избран поселковым атаманом и во время, свободное от несения военной службы, исполнял обязанности, как сейчас сказали бы, главы сельского поселения. 13 октября 1906 года он сидел в помещении поселкового правления в компании нескольких казаков. В правление зашел 32-летний Николай Кудряшев. Он потребовал от атамана поставить печать на расписку о продаже сенокосной земли. печать ставить не спешил: он попенял Кудряшеву за то, что тот не заступает «общественным караульщиком», то есть не охраняет в свою очередь станичного хлебного амбара и сеновалов. Кудряшев огрызнулся: не хочу караулить, не мое это добро, свое бы сохранить. Атаман настаивал: не хочешь сам – так другого найми, но долг перед обществом исполняй! И тут началось.

Когда я потребовал, чтобы он кого-нибудь нанял за себя в общественный караул, он спросил меня, долго ли ему придется отбывать общественную службу. Я ответил, что до 47 лет, когда он должен выдти в отставку. Кудряшев тогда, обругавшись поматерно, сказал: «Кто эти законы дал, я ..у [употреблено слово, означающее «использую как половых партнеров»; интересно, что в тексте обвинительного заключения, свидетельских показаний, даже в приговоре оно приведено полностью, безо всяких звездочек и сокращений] вас всех с вашими порядками и законами». Кто-то напомнил ему, что происходило это в присутственной комнате, где имеется потрет Государя Императора. Кудряшев тогда стал всячески ругать Государя и сказал: «…у я и Государя Императора».

Иван Мартюшев
поселка Мертвецовского Богуславской станицы

Поскольку хула в адрес самодержца была по законам империи деянием наказуемым (на то в Уголовном уложении 1903 года имелась статья 103: «Оскорбление царствующего императора, императрицы или наследника престола… или надругательство над их изображением, учиненное непосредственно или заочно, но с целью возбудить неуважение к их особе», и срок, между прочим, за такое полагался нешуточный: до 8 лет каторги!), распорядился запереть сквернослова в карцер – комнатушку, располагавшуюся тут же, в здании присутствия.

Обвинительный акт. Нехорошее слово мы «замылили»

Обвинительный акт. Нехорошее слово мы «замылили»

Пока его скручивали, он успел ударить одного из казаков в лицо, а во второго зашвырнуть стулом. Все равно, конечно, скрутили и заперли, но буян не успокоился, а, напротив, разошелся сильнее прежнего. Его пытались усовестить: нельзя, мол, про царя так, ведь помазанник он, неужто ты Бога не боишься… Досталось и Богу. Вот как это описывали свидетели:

Находясь под арестом, Кудряшев стал ругать во всеуслышание Государя Императора, Иисуса Христа и Божию матерь и «всех боженят», как он выражался. Ругал он площадной бранью, поматерно, так что я стесняюсь и повторять его слова.

Яков Тыщенков
Казак поселка Мертвецовского Богуславской станицы

Богохульство, между прочим, тоже было преступлением уголовным – статьи 73 и 74 все того же уложения… В общем, наговорил казак на хороший срок.

В свидетелях недостатка не было: осенним вечером в небольшом поселке развлечений было немного, и чуть не все население собралось у здания правления, чтобы послушать, как в карцере вопит и беснуется арестованный.

Ругался он настолько громко, что это слышали все, так как карцер сделан в правлении из тонких досок, и в дверях его имеется оконце. Ему никто тогда ничего не говорил, а просили только прекратить это безобразие.

Федор Еремин
Казак поселка Мертвецовского Богуславской станицы

«Дома не живет, постоянно где-то шляется»

На вопрос следователя, отчего же вдруг казак Кудряшев так взбесился, станичники единодушно отвечали: он всегда был человеком пропащим, от него и не такого ожидать можно:

Кудряшев дома почти не живет и постоянно где-то шляется, так что, думаю, он безобразничал так, наслушавшись плохих людей. Он грозился также сжечь наш поселок.

Павел Быков
Казак поселка Мертвецовского Богуславской станицы

это подтвердил и добавил подробностей:

Дома он почти не живет и был доставлен перед этим в наш поселок этапным порядком из Харбина. Он безобразничает всегда и грозит всем, говоря, что только дождется лета и подпалит поселок, а когда я вручил ему повестку, то он просил передать мне, чтобы я готовил для себя гроб.

Иван Мартюшев
поселка Мертвецовского Богуславской станицы

Харбин – это «Китайский Питер», город, построенный на китайской земле русскими. Основан он был в 1898 году как железнодорожная станция Трансманьчжурской магистрали. Магистраль эта соединяла Читу и Владивосток – так империя пыталась усилить свое влияние в регионе и наладить надежную связь с Дальним Востоком. Несмотря на то, что пути частично пролегали по китайской территории, обслуживали их российские подданные.

Это была мощная стройка, в росший, как на дрожжах, Харбин стекались тысячи людей со всей России. Контингент был тот еще: чтобы человек бросил дом и отправился даже не на край, а за край громадной страны, он должен был быть в значительной степени авантюристом. К тому же жизнь на чужой земле была крайне рискованной: например, в 1900 году русский город почти месяц был осажден повстанцами-ихэтуанями (в западной историографии ихэтуаней – китайских националистов, которые были недовольны тем, что западные державы, и в том числе, вмешиваются в жизнь Поднебесной – принято называть боксерами), но в конце концов блокада была прорвана войсками харбинского гарнизона, а китайцы наголову разбиты.

В общем, встречались в Харбине люди разные, и набраться от них Кудряшев, действительно, мог чего угодно. А уж если учесть, что его за какой-то проступок оттуда отправили в родной поселок принудительно (не исключено, что проступок был не бытового характера, а политического – в России как раз гремела Первая русская революция 1905-1907 годов, по всей империи катилась волна недовольства властями), многое в этой истории становится на свои места.

Только чашка водки на столе

Кем же был казак Кудряшев, дебошир и богохульник?

В уголовном деле есть анкета и протокол допроса. Итак, Кудряшев Николай Федоров (то есть Федорович), 32 лет, уроженец поселка. Православный, малограмотный. Семейное положение – «женат, но с женою не живу, имею сына 13 лет, который живет со мною». Довольно необычная ситуация для тех времен и для казачьего сословия, надо сказать… Занятие и ремесло – чернорабочий.

Протокол допроса обвиняемого

Протокол допроса обвиняемого

Виновным себя Кудряшев не признал – на том основании, что был сильно пьян и решительно ничего о происшествии не помнит.

В октябре месяце, числа не упомню, я с братом моим Александром выпил чашку водки по случаю покупки им коровы, а затем сошелся с Гавриилом Алексеевым Барановым, и с ним мы выпили около 4 бутылок водки. Я сильно захмелел… Что произошло у меня с поселковым атаманом, не помню, но только последний посадил меня под арест. Со мною была еще бутылка водки… Наутро я проснулся сильно избитым, но кто и за что меня бил, не помню. Если я и ругался и богохульничал тогда, то в безчувственно пьяном виде и ввиду причиненнаго мне оскорбления побоями, сам же я этого не помню и, во всяком случае, сделал это без всякаго умысла. Более в свое оправдание ничего сказать не имею.<

Николай Кудряшев
Казак поселка Мертвецовского Богуславской станицы

21 июня 1907 года Оренбургский окружной рассматривал дело Кудряшева. Как ни странно, тот факт, что он был пьян, истолковали в его пользу: правда, мол, наломал дров, но без умысла же; то, что в наше время считалось бы обстоятельством, отягчающим вину, тогда, наоборот, отнесли к смягчающим.

Казаки 3-го Оренбургского полка.

Казаки 3-го Оренбургского полка. Обратите внимание, под столом – батарея бутылок. Собственно, почему бы и нет, если в меру?

Впрочем, дело, наверное, не столько в пьянстве, сколько в политической обстановке: как уже говорилось, было это во время Первой русской революции, законы становились более либеральными, да и царя тогда кто только ни ругал, всех на каторгу отправлять – каторги не хватит… Наказание в итоге оказалось пустяковым:

Подсудимаго… подвергнуть аресту при полиции на две недели. Судебныя по делу издержки возложить на осужденнаго Кудряшева.

В общем, получил казак Кудряшев за свой дебош стандартные для советских хулиганов 15 суток…

Оренбургский ретродетектив: как казак-шатун в пьяном угаре оскорбил Его Императорское Высочество 1
Да, виновен, – решили господа присяжные заседатели

Жаль, дальше проследить его судьбу не получается. Интересно, что стало с ним лет этак через 15: вернулся ли он в Харбин с белыми казаками атамана Дутова или, может, участвовал в строительстве новой жизни – без Государя Императора и «боженят» – в родном поселке? Теперь уж и не узнаем.

Урал56.Ру благодарит за помощь в подготовке материала ГБУ «Государственный архив Оренбургской области» и лично директора Ирину Джим, а также начальника отдела публикации и научного использования документов Ксению Попову.

Автор: Павел Лещенко
Источник: Урал56.Ру

Перевести денежные средства на развитие проекта "Бердская слобода" можно любым удобным для Вас способом: