Архив тэгов

Экспедиция пограничных дел

3 октября (22 сентября по ст. с.) 1782 года в целях рассмотрения дел «до пограничных народов относящихся» в городе Оренбурге начала работу Экспедиция пограничных дел. Она находилась в здании, сохранившемся до сих пор, по адресу: улица Советская, дом 7.

3 октября (22 сентября по ст. с.) 1782 года в целях рассмотрения дел «до пограничных народов относящихся» в городе Оренбурге начала работу Экспедиция пограничных дел

Непосредственное руководство учреждением осуществлял обер-комендант, подчинявшийся уфимскому и симбирскому генерал-губернатору.

Сатира и юмор конца XIX — начала XX века

На рубеже XIX-XX веков в России складывается показательное противоречие: чем тревожней, горестней и сумбурней становится мировосприятие интеллигенции, тем больше возникает юмористических и сатирических журналов. «Весёлые издания» появляются словно в противовес безрадостным общественным настроениям, ведь «если песня помогает жить, то юмор помогает выжить».

Иллюстрация из журнала "Кобылка", 1906 №6, 11 марта

Есть журналы, которые можно обозначить удобным термином «ангажированные» — озабоченные социальным переустройством, радикальные, позволяющие себе высмеивать государственный аппарат. К ним относятся «Зритель» Ю.К. Арцыбушева (его продолжение — «Журнал» и «Маски»), «Адская почта» Е.Е. Лансере, «Жупел» Е.Н. Гржебина, «Буровал» В. Турка.

Оренбург, Яицкий городок и Алатырь

Иван Андреевич Крылов

Оренбург, Яицкий городок и Алатырь
В Пушкинской записи «Показания Крылова (поэта)»

Статья Игоря Вильямовича Савельзона, кандидата филологических наук, доцента кафедры литературы, журналистики и методики преподавания литературы ОГПУ.

Аннотация. Готовясь к поездке по местам пугачёвского восстания, А.С. Пушкин встретился с И.А. Крыловым и записал его воспоминания о детских годах, проведённых в Оренбургском крае. Однако употреблённое Пушкиным указательное местоимение в словосочетании «жертвой оной игры» затруднило понимание фразы, а следовательно, и смысла последнего микросюжета в этой записи. В статье восстанавливается смысл, вложенный Пушкиным в этот речевой оборот: «оной» у него означало не «этой», но «той, такой же, подобной». При таком прочтении становится ясно, что излагаемые далее события с участием Д.Мертваго происходили не в Яицком городке, а в Алатыре, о чём он и поведал в мемуарах «Пугачёвщина» (1857), изданных уже не при жизни Крылова и Пушкина. Также в статье делается предположение о том, что сведения об алатырской игре могли быть включены в запись «Показания Крылова (поэта)» не со слов Крылова, но добавлены туда самим Пушкиным, который также, весьма вероятно, был знаком с Д.Б.Мертваго и мог слышать эту историю непосредственно от него.

Исследователи Оренбургского края

Исследование Оренбургского края началось в первой половине XVIII века. Он представлял собой огромную неизученную территорию, включающую в себя Заволжье, Южный Урал, Приуралье и Казахские степи. Здесь проживали различные народы, имеющие свою самобытную историю и культуру, свои обычаи и традиции, свой уклад жизни.

Исследование Оренбургского края началось в первой половине XVIII века. Он представлял собой огромную неизученную территорию, включающую в себя Заволжье, Южный Урал, Приуралье и Казахские степи.

Край поражал разнообразием ландшафта и богатством недр, на его территории в горах, лесах и степях обитало множество ценных пород птиц и диких животных. Но до XVIII века он был белым пятном на карте Российской империи, что мешало России реализовать свои торгово-экономические и политические планы в связи с экспансией в Среднюю Азию. Поэтому не удивительно, что сюда зачастили экспедиции путешественников, географов, геологов, а также естествоиспытателей и этнографов.

Виктор Дорофеев: Имена названия

В Оренбурге бывали, жили и работали многие известные и даже выдающиеся люди, если не они сами, то их близкие родственники. Так было и в XVIII веке. Степень значимости их различна, у одних известность всемирная, другие значительны только для Оренбурга. Имена многих уже назывались, но заслуживают быть повторенными.

План Оренбурга, выполненный инженер-капитаном А.И. Ригельманом, 1760 год.

План Оренбурга, выполненный инженер-капитаном А.И. Ригельманом, 1760 год.

Касаясь начального периода, первым нужно назвать конечно Петра Ивановича Рычкова ― первого члена-корреспондента Петербургской Академии наук. Ему мы обязаны большей частью знаний об Оренбурге и Оренбуржье второй и третьей четверти XVIII века. Жил Рычков, служивший в должности губернского секретаря, до 1760 года в доме, который сейчас числится под № 4 по Советской улице. Затем, уйдя временно в отставку, он продал его под казенную аптеку. Здание внешне изменилось, но никаких особых украшений, судя по чертежам, не имело и раньше. Выход был на большую улицу, там, где сейчас второе окно от северного угла. Высокое крыльцо имело лестницы на две стороны. Дом, в котором П. И. Рычков жил по возвращении на службу в 1770 году, не сохранился, но стоял он на месте-нынешнего дома № 7 по той же Губернской улице[1].

Такая странная осада

245 лет назад Оренбург переживал один из самых трудных периодов своей истории. Осада города войсками Пугачёва продолжалась почти полгода – с 5 октября 1773-го по 23 марта 1774-го.

Диорама «Осада Оренбурга Пугачёвым». Музей города Оренбурга

Чему нас учили

О том, что Оренбург был осаждён пугачёвцами, знают все. О том, как происходила осада, знает значительно меньшее число наших земляков, и у абсолютного большинства познания ограничиваются сценами из «Капитанской дочки» Пушкина.

Adblock
detector