Такая странная осада



245 лет назад переживал один из самых трудных периодов своей истории. Осада города войсками Пугачёва продолжалась почти полгода – с 5 октября 1773-го по 23 марта 1774-го.

Диорама «Осада Оренбурга Пугачёвым». Музей города Оренбурга

Чему нас учили

О том, что Оренбург был осаждён пугачёвцами, знают все. О том, как происходила осада, знает значительно меньшее число наших земляков, и у абсолютного большинства познания ограничиваются сценами из «Капитанской дочки» Пушкина.

70 лет советская власть опиралась на эту книгу, добавляя, что «славный разбойник» Емелька Пугачёв возглавил социальный протест народных масс. Народные герои пытались взять Оренбург штурмом, а гарнизон, возглавляемый недалёким губернатором Рейнсдорпом, трусливо отсиживался за стенами мощной крепости. Пугачёв дорого заплатил за свою ошибку – долгое стояние под городом, в то время как ему, конечно же, следовало идти в центральную Россию, освобождать народ от крепостного ига. В этом нас убеждали совсем недавно.

«История пугачёвского бунта» А.С. Пушкина, пожалуй, не только первая, но и самая подробная работа об этом восстании. Между тем оренбургский историк, профессор ОГУ Дмитрий Сафонов сравнил издания – дореволюционные и советские. В советское время «История…» включала в себя главы, примечания и «Замечания о бунте».

Между тем в дореволюционных изданиях состав «Истории…» был гораздо сложнее:

  • Часть первая (собственно главы).
  • Примечания.
  • Часть вторая (Приложения):
    • I. Манифесты и указы, относящиеся к пугачёвскому бунту.
    • II. Рапорты и письма.
    • III. Сказания современников (Осада Оренбурга (Летопись Рычкова)), Экстракт из журнала к.н. П.М. Голицына, Краткое известие архим. Платона Любарского.)

И только после этого шла итоговая авторская ремарка: «Конец истории пугачёвского бунта». Именно при прочтении всей книги создавалась целостная картина. Получается, в советский период книга издавалась в урезанном виде, нарушавшем замысел автора.

Как всё начиналось

5 октября в 11 часов утра пугачёвцы подошли к Оренбургу и остановились в пяти верстах. Угроза занятия мятежниками Форштадта к этому времени была решена. Заранее казаков и их семьи перевели за крепостные стены, и был дан приказ разбирать дома. Дома разбирались неохотно, потому по приказу губернатора слобода была зажжена и сгорела за три часа. Решение было стратегически верным – нападавшие лишались укрытия вблизи крепости. Как показали дальнейшие события, пугачёвцы пытались пожить вблизи города в землянках, но потом всё же вынуждены были уйти в Бердскую слободу.

Кроме этого, пугачёвцы были встречены пушечной стрельбой со стен, достаточно мощной – 88 зарядов и три бомбы. Если посмотреть записи Рычкова (а он скрупулёзно отмечал количество истраченных ядер и бомб), то оказывается, что в первый раз крепость показала свою действительную огневую мощь, и это повлияло на мятежников. Они ограничились сожжением копен сена вокруг города.

Так началась знаменитая осада Оренбурга. Это событие вполне можно рассматривать и как некое противостояние руководителей противных лагерей – Пугачёва и Рейнсдорпа.

Оренбурга бы не было

Все призывы самозваного царя к сдаче Оренбурга и поначалу, и после были хитростью – оставлять город и его жителей в покое никто не собирался.

Судьба горожан была предрешена: многие из тех, кто уцелел бы во время штурма и разграбления крепости, были бы казнены позже: в планах пугачёвцев после взятия Оренбурга была казнь всех причастных к обороне.

Среди захваченных позднее в Берде бумаг был план с указанием, кого из офицеров и членов их семей на какой улице Оренбурга вешать. Тогда мы бы лишились великого баснописца И.А. Крылова – сына капитана Андрея Крылова, заместителя коменданта Яицкого городка (ныне – Уральска). Ваня с матерью провёл в Оренбурге всю осаду и, несмотря на юный возраст, был также «запланирован» к повешению. Не уцелел бы и сам город, ибо главным условием башкир, поддержавших Пугачёва, было уничтожение его. Не испытывали симпатии к Оренбургу и яицкие казаки. Так что при любом раскладе на месте города должно было остаться мёртвое пепелище.

Информационная блокада

Ничего не добившись сразу, мятежники затаились. По записям Рычкова, почти на неделю (13–16 октября) установилась тишина. Пугачёвцы удивительно пассивны – даже в виду города мятежников не наблюдалось. Это было сразу же использовано для доставления в крепость фуража. 13 октября были направлены команды – 2 тысячи подвод, и все вернулись с сеном, 15-го вышли за лесом и лубками для строительства землянок тем, кто нёс охрану на валу. И лишь теперь пугачёвцы забеспокоились – фуражиры 17-го подверглись нападению, но конвой их защитил, и сено было доставлено в город. На следующий день повезло меньше – более сотни человек было захвачено казаками. Но фуражиры сами напоролись на отряды мятежников. Отметим, что за раз за фуражом выезжало не менее тысячи подвод – это убедительно показывает организующую роль властей.

Собственно осады в буквальном смысле этого слова не было: из крепости постоянно выходили люди – за дровами, сеном, пока оно было в окрестностях, на рыбалку. В крепость в тёмное время добирались из степи курьеры и возвращались назад. Из крепости выезжали отряды для разведки и захвата пленных. Пугачёвцы не только не препятствовали этому, но даже не вели постоянного наблюдения. Определённая логика в этом была – куда из Оренбурга было деться?

Однако, как отмечает Дмитрий Сафонов, стереотипы жёстко довлеют над нами: раз «штурм» – то должна быть попытка ворваться в город; раз «осада» – то полная блокада крепости.

Блокада была, прежде всего, информационной. Горожане питались слухами, строили домыслы. Любая услышанная стрельба становилась предметом горячего обсуждения. С другой стороны, пугачёвцы тоже ничего не знали о происходящем в крепости. Единственным источником сведений были перебежчики.

Бежали и из крепости, и в крепость. В крепость бежали те, кто был взят насильно в войско при разгроме крепостей Оренбургской линии. К таким у пугачёвцев особого доверия не было, и потому возможность перебежать у них возникала только тогда, когда они оказывались в непосредственной близости от крепостных стен. Данных о том, кто бежал из крепости, нет даже у Рычкова. Вероятнее всего, это были солдаты и разночинцы.

Кто же был активнее?

И только 2 ноября произошло нечто, хоть как-то похожее на штурм. Пугачёв вышел из лагеря, поставил вокруг города батареи, и с 8 часов «беспрерывно до самой ночи» стрелял по крепости. До тысячи человек под прикрытием этой стрельбы пробрались в погреба сгоревшего Форштадта, почти к самому валу и начали стрелять из луков и ружей. Но вскоре егеря их выбили оттуда. И этот приступ окончился ничем.

Зато осаждённые были активны. 7 ноября была устроена засада у Менового двора, куда был послан отряд в 250 казаков. В итоге разбит разведывательный отряд мятежников: убито 70, в плен взято 57 человек.

Частым явлением становятся «высылки» численностью до 300 человек, чтобы схватить «кого из злодеев». В свою очередь мятежники посылали отряды значительно большие – до тысячи, чтобы схватить саму «высылку».

12 ноября оренбургский отряд до 450 человек с двумя пушками подошёл к самой Берде, надеясь выманить оттуда кого-нибудь. Отпор был организован не сразу:

они неизвестно с каким намерением, долго не являлись; а потом, хотя и начали показываться, но малолюдно: человек по 10 и по 20, знатно они были в разброде; наконец же стали являться на сырту многолюднее… так, скопившись сот до пяти и имея при себе 3 или 4 за сыртом, вступили было с казаками в сражение…

Итог боя: у городских трое раненых, у мятежников убитых около 40, пленными потеряно 18, сам Пугачёв едва не был пленён. Ответим на очевидный вопрос: кто выглядит сильнее и успешнее?

Трудности осаждённых

Затянувшаяся осада тяжело далась горожанам. Резко выросли цены на хлеб. По приказу губернатора все нищие – до 100 человек – были собраны, и прокормлением их занялись власти. Предпринимались и иные шаги – пытался взять под контроль запасы продовольствия в городе, вплоть до конфискации излишков. Введены были нормы выдачи пайков для нуждающихся – по фунту хлеба в день на взрослого. Разрешено выходить за стены крепости на рыбную ловлю. В середине октября по городу прошёл слух о нехватке соли, но быстро пресёк его, приказав проверить соляные запасы и сообщив всем о результатах. В дальнейшем соль выдавали бесплатно. В пищу стали использовать необработанную кожу.

Для активных действий возникло серьёзнейшее препятствие – бескормица лошадей. Ещё 22 октября из крепости были выпущены «за недостатком сена» до тысячи лошадей. 9 ноября полиция взяла запасы сена в городе под жёсткий учёт.

Конец января – начало февраля отмечены мощными буранами: 31-го, по словам Рычкова, в буранах ничего не было видно, 3-го отмечены буря и «великий» снег, 12-го – «великая буря». Крепость и пространство вокруг утопали в снегу, установилась «бездорожица». Подъезжавшие к крепости время от времени пугачёвцы вытоптали единственную дорогу от Берд к городу.

Осада снята

Решающее сражение произошло 2 марта 1774 года под Татищевой крепостью. Пугачёв сосредоточил здесь основные силы крестьянской армии – около 8 тысяч человек против трёх полков регулярной армии Бибикова (6,5 тысячи). После штурма, длившегося больше шести часов, мятежники стали неорганизованно отступать. Потеряв сотни погибшими и тысячи пленными, бежал и Пугачёв. Он успел добраться до Берды, откуда отступил с добычей и примерно двумя тысячами казаков. Прочие же повстанцы, преимущественно крестьяне, были им просто брошены на произвол судьбы. Так окончилась блокада Оренбурга.

Сергей Хомутов, газета «Сельские вести»

Источник: РИА «ОРЕНБУРЖЬЕ» RIA56.RU, 20.12.2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *