Архив тэгов

Павел Небольсин об Оренбурге (фрагмент), 1854

<…>Мы ехали восточным склоном Общего Сырта; вдали Урал: на широкой степи на горизонте виднелись группы невысоких холмов, выглядывавших один из-за другого; по тучной траве бродили стада баранов: мы увидели первого киргиза в вислоухом калпаке и в одном халате, без рубахи. Он сидел при дороге и узенькими глазками вглядывался в приближавшийся к нему наш экипаж. Когда мы поравнялись, киргиз стал на ноги, снял калпак и, обнажив давно уж не бритую голову, на которой даже и тюбетейки не было, угрюмо, но низко кивнул раза два, сделав два скорые поклона и не спуская с нас глаз.

Лица степи, Алексей Филиппович Чернышев (1824 — 1863). Источник: "Русский художественный листок".

Лица степи, Алексей Филиппович Чернышев (1824 — 1863). Источник: «Русский художественный листок».

Был полдень: солнце жгло и палило; из-за покрытых зеленью холмов выглядывали сизые тучки; в воздухе душно, но нам уж недалеко: вон, вправо ослепительной белизной блещут городские здания, яркой искоркой горит соборный купол, белоснежной колонной высится минарет караван-сарая… еще двенадцать верст, и мы почти что дома.

Виктор Дорофеев: Имя — нить связи с прошлым

Без связи с прошлым нет места настоящей культуре. Высказываний на эту тему очень много. Культура — явление историческое, это совокупность достижений в том числе в умственном отношении. Широко известна емкая фраза — «Без прошлого нет будущего». Рассуждать об этом можно очень долго, что в задачу здесь не входит.

Перспектива города Оренбурга, выполненная инженер-капитаном А. Ригельманом, 1760 год.

Перспектива города Оренбурга, выполненная инженер-капитаном А. Ригельманом, 1760 год.

Нитей связи с прошлым, разумеется, бесконечное множество. Одной из них, как сказано в заглавии, представляется имя, которое по особенностям можно разделить на несколько групп, таких как семейное и общественное. Последнее свободно делится на имена населенных пунктов, их частей и проч. и профессиональные термины, которые могут быть не всем и понятны вне данной профессии. Например, идти в кильватер, или — гротмачта. Происхождение же самого названия не всегда известно и специалистам данной области. Так «гротмачта» — большая мачта по-голландски. Примеров такого рода много, касаясь терминологии различных профессий.

Исчезновение геодезиста. Как дворянин проиграл в карты оренбургскую казну

В истории Оренбургской губернии, причем еще даже до ее официального возникновения, встречаются порой забавные и даже криминальные страницы.

По всей видимости, именно такие монеты могли быть украдены поручиком Норовым. © / Анна Прибылова / Коллаж АиФ

По всей видимости, именно такие монеты могли быть украдены поручиком Норовым. © / Анна Прибылова / Коллаж АиФ

Редкая профессия

Герой этой истории, Александр Норов, происходил из дворянского рода. Многие представители этой разветвленной фамилии, известной с XVII века, оставили свой заметный след в истории России.

Александр Норов получил образование геодезиста в Санкт-Петербурге, в школе геодезии, созданной по указанию Петра Великого, знал несколько языков.

Степная крепость. Путешествия в историю Оренбуржья

Иван Иванович НеплюевФрагмент второй книги В. Моисеева «Степная крепость». В настоящее время вышла первая книга, выход второй планируется осенью, третья пишется, а четвертая существует в замысле. И все это — о нашем оренбургском крае.

Публикуется с разрешения автора

Глава девятая, в которой поручик Иван Неплюев со слезами прощается с царём, а много лет спустя становится основателем Оренбурга и первым оренбургским губернатором.

В самом деле – Сёма с домашним заданием справился меньше, чем за час. Тут и Ника с задачей по математике разделалась, прибежала к деду с братом.

— Значит, теперь вы готовы к новому путешествию в историю? – уточнил старик.

— Так точно, готовы! – отрапортовал Семён. – Куда отправляемся?

— Хочу вам показать ещё одну историческую личность. Уверен: вы мне сами скажете, кто это. Берёмся за руки… Три, два, один – бросок!

П.П. Свиньин: Картина Оренбурга и его окрестностей, 1824

Павел Петрович Свиньин, русский писатель, историк, географ, художник, действительный член Академии художеств и Российской академии, первый издатель журнала Из живописного путешествия по России издателя «Отечественных записок» в 1824 году

Я приехал в Оренбург 18-го июля из Илецкой Защиты. Дорога столь гладка и лошади так исправны, что 70 верст я пролетел невступно в 5 часов. Оба форпоста, встречающиеся на сем расстоянии — Елчанский и Декузский, выстроены из камня и могут служить неприступными крепостями в случае нападения киргизцев.

Не стану говорить о той приятной ошибке, в которую введен я был, найдя Оренбург во всех отношениях несравненно выше, превосходнее, чем я представлял его себе, — скажу только, что я встретил здесь, на краю киргизской степи, общество людей самых образованных, лучшего тона, обладающих отличными талантами, а потому проводящих время как нельзя приятнее. Под руководством столь просвещенных наставников я весьма скоро ознакомился с городом и его окрестностями и поверил предварительные мои сведения о важной торговле с Азиею, о народах, обитающих в степях и горах его окружающих, то есть киргизцах и башкирцах, о действиях политических сношений наших с сими землями, в том числе о замечательном посольстве г. Негри в Бухарию и о многих экспедициях, отправлявшихся в разные азиатские страны по разным предметам и с разными успехами свершенные, — так что я надеюсь составить довольно полную картину сего любопытного, мало известного края.

О бедном Рейнсдорпе замолвите слово

Иван Андреевич (Иоганн Генрих) РейнсдорпЗаметки об оренбургском генерал-губернаторе, которого оклеветали и забыли.

В Оренбурге есть парк «Салют, Победа!», где среди прочих экспонатов находится муляж врытого в землю фашистского самолёта. Но германские крылатые машины никогда не долетали до Оренбурга. С другой стороны, единственный военный эпизод истории Оренбурга – осада его пугачёвцами – освещён крайне мало и односторонне, а практически – забыт.

Думается, что из ста человек, слышавших о Пугачёве, вряд ли хоть один знает Рейнсдорпа. А ведь его имя должно быть вписано навсегда в историю страны. И я не преувеличиваю. По крайней мере, так пожелала императрица.

Екатерина, ты была не права

В именном Указе Екатерины II Ивану Рейнсдорпу, в частности, говорилось: «Выдержание городом Оренбургом 6-месячной осады, с голодом и всеми другими в таковых случаях, нераздельно бываемыми нуждами… пребудет навсегда в деяниях любезного нашего отечества славным и неувядаемым знамением верности…