Метки архива

П.П. Свиньин: Картина Оренбурга и его окрестностей, 1824

Павел Петрович Свиньин, русский писатель, историк, географ, художник, действительный член Академии художеств и Российской академии, первый издатель журнала Из живописного путешествия по России издателя «Отечественных записок» в 1824 году

Я приехал в Оренбург 18-го июля из Илецкой Защиты. Дорога столь гладка и лошади так исправны, что 70 верст я пролетел невступно в 5 часов. Оба форпоста, встречающиеся на сем расстоянии — Елчанский и Декузский, выстроены из камня и могут служить неприступными крепостями в случае нападения киргизцев.

Не стану говорить о той приятной ошибке, в которую введен я был, найдя Оренбург во всех отношениях несравненно выше, превосходнее, чем я представлял его себе, — скажу только, что я встретил здесь, на краю киргизской степи, общество людей самых образованных, лучшего тона, обладающих отличными талантами, а потому проводящих время как нельзя приятнее. Под руководством столь просвещенных наставников я весьма скоро ознакомился с городом и его окрестностями и поверил предварительные мои сведения о важной торговле с Азиею, о народах, обитающих в степях и горах его окружающих, то есть киргизцах и башкирцах, о действиях политических сношений наших с сими землями, в том числе о замечательном посольстве г. Негри в Бухарию и о многих экспедициях, отправлявшихся в разные азиатские страны по разным предметам и с разными успехами свершенные, — так что я надеюсь составить довольно полную картину сего любопытного, мало известного края.

Пушкин в Бёрде

Вашему вниманию предлагается статья оренбургского краеведа Михаила Васильевича Ливенцова о посещении Пушкиным Бёрдской станицы, опубликованная в мае 1970 года в журнале «Урал».

Памятник Пушкину и Далю в Оренбурге

Памятник Пушкину и Далю в Оренбурге

1

Теперь наша Бёрда — северный промышленный пригород Оренбурга, благоустроенный рабочий поселок. А в прошлом она была одним из первых казачьих поселений в диком поле, крепостью над каменистыми кручами Яика.

Какой год считать годом основания Берд?

В этом году Бердам, согласно официальным данным, исполняется 275 лет. Является или этот возраст правильным?

Какой год считать годом основания Берд?

На снимке: Празднование 270-летия поселка Берды, 14 сентября 2012 года.

Всем известно, что современный город Оренбург был официально заложен 19 (30) апреля 1743 года. Именно эта дата и считается днем рождения города. Правильно ли это? Дело в том, что Оренбург был построен не на пустом месте, а на месте, где находилась Бердская крепость. Она была основана в 1736 году в составе линии крепостей, построенных от Самары до Оренбурга, который в то время был на месте нынешнего города Орска.

Большое оренбургское «БЫ»

Вашему вниманию предлагаю фрагмент альтернативной истории Оренбуржья, описанной Вячеславом Моисеевым.

Параллельные миры нашей истории

Ученые теперь уже говорят вслух, не боясь очутиться в доме отдыха чокнутых профессоров, что параллельные миры, о которых писатели-фантасты целый век жужжат нам в уши, оказывается, и вправду существуют. Например, идете вы по весенней солнечной улице в магазин, а вам звонит друг или подруга: давай, говорит, встретимся, кофейку попьем. И вы сворачиваете в сторону кофейни. А другой вы, которому не позвонили, идет себе дальше в магазин. Так, мол, и рождаются параллельные миры. Чего уж проще! Давайте заглянем в некоторые из параллельных миров, образовавшихся таким макаром в Оренбурге в XVIII веке.

Особое свидетельство

Николай Михайлович Карамзин. 1766-1826Хроники оренбургских Карамзиных

Подавляющая часть литературы о предках, детстве и юности выдающегося историка, писателя и публициста Н.М. Карамзина (1766 –1826) относится к XIX – началу XX столетий. Приведённые сведения не изобилуют полнотой и подробностями, а порой и достоверностью. Знаменитый российский историограф скупо информировал о себе самом и своих ближайших родственниках. На основе выявленных в последнее время архивных документах данные пробелы ликвидируются. Вашему вниманию представлена хроника событий, происходивших в семье отца Н. Карамзина – Михаила Егоровича Карамзина (1726 – 1781) и его потомков на территории Оренбуржья с 1742 г.

Оренбургские походы

9 июля 1742 г., Самара. Из крепостных ворот выдвинулся отряд под руководством недавно назначенного начальника Оренбургской комиссии Ивана Ивановича Неплюева. В команде – бухгалтер Пётр Иванович Рычков, по совместительству – хронист. Цель – Орская крепость, то есть 700 вёрст по бездорожью. Для И. Неплюева, в прошлом гардемарина, участие в походах привычное дело. П. Рычков с 1734 г. ещё с И. Кириловым осваивал «дикое поле».

В области основали несколько крепостей

В области основали несколько крепостейВ июле 1736 года в Оренбург на смену коменданту крепости подполковнику Якову Федоровичу Чемодурову прибыл премьер-майор Останков.

Под руководством Ивана Кирилловича Кирилова состоялся военный совет на котором он рассказал о планах строительства новой пограничной линии от Оренбурга до Самары. Иван Кириллович решил пройти весь этот участок, чтобы определить наиболее опасные места, возле которых нужно было строить укрепления, и на месте решить какое количество казаков необходимо для надежной охраны рубежей Российской Империи. По его мнению, в Оренбургской крепости должен был размещаться гарнизон, состоящий из нескольких рот солдат с артиллерией и около 500 казаков.

В Оренбурге, под командованием коменданта крепости премьер–майора Останкова, остались 2 роты солдат и 100 казаков.

Версии возникновения топонима Берды

Когда руководитель Оренбургской экспедиции И.К. Кириллов основал Оренбург в 1735 г. на первом месте (где г. Орск) и воздвигал крепости по Самарской и Яицкой пограничным линиям, к нему обратились с просьбою старшина Степан Шацкий и казак И. Маслов — яицкие казаки, жившие в Сакмарске, разрешить им поселиться на Яике (Урале) станицею. Кирилов удовлетворил их просьбу, издал два указа: старшине С. Шацкому 4-го августа 1736 года и И. Маслову 27 августа 1736 г. В указе С. Шацкому говорится: «Просителю Шацкому со станицею при Яике реке по Оренбургской дороге поселиться и именовать Бердским городком, понеже близко речки, впадающей с Бухарской стороны, называемой Берды, и быть ему станичным атаманом, а к себе в станицу и казаки всего двести человек набирать» [1].

В указе С. Шацкому говорится: «Просителю Шацкому со станицею при Яике реке по Оренбургской дороге поселиться и именовать Бердским городком, понеже близко речки, впадающей с Бухарской стороны, называемой Берды, и быть ему станичным атаманом, а к себе в станицу и казаки всего двести человек набирать»

В указе ясно сказано: построить крепость на правой стороне Яика напротив впадения в Яик реки Берды (позже — Бердянка, см. подробнее об этом в очерке «Бердянка») и назвать по этой реке Бердской крепостью (городком). Однако позже крепость была сооружена в этом же 1736 году в другом месте, на Яике же, но на 20 вёрст ниже от устья реки Берды, на том месте, где в 1743 году был застроен г. Оренбург. Название же, данное по реке Берды, за крепостью сохранилось (Бердская крепость).

Василий Иванович Могутов

Василий Иванович Могутов (1719–1778). Бригадир. Войсковой атаман Оренбургского казачьего войска.

За отражение пугачёвских повстанцев от стен Оренбурга и «удержание войска от бунта» полковник В. И. Могутов был награждён именной золотой медалью и драгоценным портретом императрицы Екатерины II Великой для ношения на груди. Одновременно ему выплатили премию за ратные труды при подавлении Пугачёвского бунта в тысячу рублей.

Свою царскую службу Василий Могутов начинал на берегах Волги, в Самарской дворянской роте. Тогда Среднее Поволжье не только считалось, но в действительности и было никем не разграниченной степной границей Российской империи.

Родился он в городе Самаре, где его отец был сотником самарских городовых дворян. Образование получил домашнее. С детских лет воспитывался как будущий служилый человек.

Могутов-младший прошёл своё воинское становление на Уйской пограничной укреплённой линии. Она была создана в 1739–1743 годах вдоль берегов реки Уй протяжённостью в 430 километров. Линия состояла из девяти небольших крепостей и девяти земляных редутов, наблюдение за границей между ними вели конные разъезды. Для защиты линии привлекались регулярные и гарнизонные войска, в том числе и гарнизон города Самара.