Архив тэгов

Князь Волконский

Князь Григорий Семенович Волконский назначен на место Бахметева в 1803 г.

Князь Григорий Семенович Волконский 1803 - 1817 годы

Князь Григорий Семенович Волконский 1803 — 1817 годы

По общему отзыву он был человек старый, но способный для боевой службы, которая требовалась в то время, со странностями и привычками, резко отличавшимися от общепринятых условий жизни: ходил по городу в ночном колпаке, спальной куртке и простых панталонах. При встрече с женщиной, если была молодая, красивая, целовал ее, давал денег, которые за ним носил лакей или камердинер; иногда уходил далеко за город, уставал и подсаживался к проезжающим с возами крестьянам.

Т.Г. Шевченко, как бытописатель и историк Оренбургского края

Т.Г. Шевченко, как бытописатель и историк Оренбургского края

„А какая благодатная земля!
Какие роскошные луга и затоны уральские!
И что же? Поселяне из города лук получают!

Т. Г. Шевченко

Как известно, малороссийский поэт Тарас Григорье­вич Шевченко во время своей ссылки в Оренбургский край успел побывать не только в Оренбурге, но в Орске, Илецкой Защите, на Аральском море, в Гурьеве городке и в Новопетровском укреплении — на полуострове Мангышлак.

Оренбургская жизнь при губернаторе Эссене

Текст, взятый из «Записок генерал-майора Ивана Васильевича Чернова», рассказывает об оренбургской жизни при губернаторе Петре Кирилловиче Эссене (1817-1830).

Петр Кириллович Эссен

Примечание «Бердской слободы»: Авторский текст оставлен без изменений, старая (дореволюционная) орфография приведена к современному виду.

*****

На место князя Волконского губернатором в Оренбург назначен был генерал-лейтенант, а потом вскоре произведенный в полные генералы, Петр Кириллович Эссен.

Исторический Оренбург (материал для экскурсии по городу) 1928 год

Предисловие. На наших глазах, по мере роста города, остатки его старины сходят со сцены, уступая напору новой жизни. Почти целиком исчез вал знаменитой Оренбургской крепости, два куска которого еще безобразно торчат против красивого здания бывшей духовной семинарии и перед площадью Стадиона.

Исторический Оренбург (материал для экскурсии по городу) 1928 год

Года два-три назад разобрана на кирпичи кордегардия, т е. караульное помещение у крепостных Орских ворот, стоявшая на протяжении Орской улицы, не доходя до здания быв. юнкерского училища. Прошлым летом разобраны на кирпичи провиантские казармы на Чернореченской улице.

Степная крепость. Путешествия в историю Оренбуржья

Иван Иванович НеплюевФрагмент второй книги В. Моисеева «Степная крепость». В настоящее время вышла первая книга, выход второй планируется осенью, третья пишется, а четвертая существует в замысле. И все это — о нашем оренбургском крае.

Публикуется с разрешения автора

Глава девятая, в которой поручик Иван Неплюев со слезами прощается с царём, а много лет спустя становится основателем Оренбурга и первым оренбургским губернатором.

В самом деле – Сёма с домашним заданием справился меньше, чем за час. Тут и Ника с задачей по математике разделалась, прибежала к деду с братом.

— Значит, теперь вы готовы к новому путешествию в историю? – уточнил старик.

— Так точно, готовы! – отрапортовал Семён. – Куда отправляемся?

— Хочу вам показать ещё одну историческую личность. Уверен: вы мне сами скажете, кто это. Берёмся за руки… Три, два, один – бросок!

П.П. Свиньин: Картина Оренбурга и его окрестностей, 1824

Павел Петрович Свиньин, русский писатель, историк, географ, художник, действительный член Академии художеств и Российской академии, первый издатель журнала Из живописного путешествия по России издателя «Отечественных записок» в 1824 году

Я приехал в Оренбург 18-го июля из Илецкой Защиты. Дорога столь гладка и лошади так исправны, что 70 верст я пролетел невступно в 5 часов. Оба форпоста, встречающиеся на сем расстоянии — Елчанский и Декузский, выстроены из камня и могут служить неприступными крепостями в случае нападения киргизцев.

Не стану говорить о той приятной ошибке, в которую введен я был, найдя Оренбург во всех отношениях несравненно выше, превосходнее, чем я представлял его себе, — скажу только, что я встретил здесь, на краю киргизской степи, общество людей самых образованных, лучшего тона, обладающих отличными талантами, а потому проводящих время как нельзя приятнее. Под руководством столь просвещенных наставников я весьма скоро ознакомился с городом и его окрестностями и поверил предварительные мои сведения о важной торговле с Азиею, о народах, обитающих в степях и горах его окружающих, то есть киргизцах и башкирцах, о действиях политических сношений наших с сими землями, в том числе о замечательном посольстве г. Негри в Бухарию и о многих экспедициях, отправлявшихся в разные азиатские страны по разным предметам и с разными успехами свершенные, — так что я надеюсь составить довольно полную картину сего любопытного, мало известного края.