Виктор Дорофеев: Имя — нить связи с прошлым



Без связи с прошлым нет места настоящей культуре. Высказываний на эту тему очень много. Культура — явление историческое, это совокупность достижений в том числе в умственном отношении. Широко известна емкая фраза — «Без прошлого нет будущего». Рассуждать об этом можно очень долго, что в задачу здесь не входит.

Перспектива города Оренбурга, выполненная инженер-капитаном А. Ригельманом, 1760 год.

Перспектива города Оренбурга, выполненная инженер-капитаном А. Ригельманом, 1760 год.

Нитей связи с прошлым, разумеется, бесконечное множество. Одной из них, как сказано в заглавии, представляется имя, которое по особенностям можно разделить на несколько групп, таких как семейное и общественное. Последнее свободно делится на имена населенных пунктов, их частей и проч. и профессиональные термины, которые могут быть не всем и понятны вне данной профессии. Например, идти в кильватер, или — гротмачта. Происхождение же самого названия не всегда известно и специалистам данной области. Так «гротмачта» — большая мачта по-голландски. Примеров такого рода много, касаясь терминологии различных профессий.

Даже в обиходном языке людей одной и той же национальности, но живущих в разных населенных пунктах, могут быть различные названия одного и того же. Например, «жарена» у сакмарских казаков — это картошка, варившаяся в чугунке в печи; «зевать» — значит кричать, а открывание рта с соответствующим звучанием при желании уснуть называется «позевать».

Близка к этому рассуждению и топонимия, включающая и урбонимию и гидронимию. К урбонимии относятся и имена улиц, площадей, переулков и других городских образований. В этих названиях должен в определенной мере чувствоваться историзм, причина такого, а не другого, названия. Причем историческим может считаться и не самое первое название, так как первоначально, при одновременном присвоении названий улицам и переулкам нового района или целого населенного пункта, бывает очень сложно дать удачные имена всем образованиям.

В Оренбурге, основанном на пустом месте, имена пришлось давать сразу 25 улицам. Часть из них была разделена кварталами надвое, и фактически каждая из них состояла из двух переулков. Потом к началу 1760-х годов эти части стали называться переулками. Вполне допустимо предположить, что первоначальное объединение одним названием вызвано облегчением процесса наименования. Основанием такого решения могло служить действительное разделение улиц при проектировании планировочной структуры. Улицы широтного направления оказывались к тому же в разных внутригородских слободах, что облетало определение места конкретной постройки. Представляется допустимым называть направления улиц города-крепости меридиональными или широтными, поскольку отклонение их от направления географического меридиана или широты отличается всего на 19°-20°.

План Оренбурга, выполненный инженер-капитаном А. Ригельманом в 1760 году.

План Оренбурга, выполненный инженер-капитаном А. Ригельманом в 1760 году.

Здесь можно сначала отметить некоторые полные улицы широтного направления, начиная с юга. Эго прежде всего улица М. Горького. Сначала улица именовалась Проезжей, что вполне соответствовало ее расположению, так как она начиналась от Яицких крепостных ворот, и по ней проезжали прибывавшие из Азии и другие. В 1760 г. она называлась уже Яицкой, как указано на плане, подписанном инженер-капитаном А. Ригельманом.

С 1775 года она стала Уральской, поскольку реку и все названия, связанные с ее именем, переименовали. В народе же улицу с самых первых лет стали называть «Водяная», так как по ней стекала вода с большей части крепости и выводилась через большую каменную трубу сквозь вал[1], позже и под воротным проездом провели небольшой слив. Вся вода выходила в крепостной ров и из него по специальному рови­ку в реку. Доказательством раннего появления имени Водяная может служить документ — подробный план 1751 года с экспликацией более тысячи номеров.[2] Там ворота подписаны — Яицкие, а в экспликации о караульне около них сказано: «караульня у Водяных ворот». Народное название пробило себе дорогу; на плане 1836 года улица подписана: «Уральская или Водяная».[3] Это и будет, разумеется, историческим названием, которое следовало бы вернуть, передав через несколько лет имя М. Горького новой улице, если мало театра его имени.

Следует здесь заметить, что в свое время в 1936 году улицу для имени писателя выбрали не очень удачно, ничего выделяющегося в своей узкой западной половине она не имела. Хотя все более крупные улицы были переименованы еще в 1926 году, в Форштадте одна из них получила довольно унизительное название — Мало-Советская (современная ул.Чкалова), ей имя великого писателя подошло бы лучше.

Дальше к северу — улица Правды. Названа в честь 50-летия газеты «Правда», хотя на ней ни отделения, ни корреспондентов газеты не зафиксировано. Улица сменила много названий: Петровская /1743/, Пензенская /1760/, Эссенская /1830-е гг./, Стеньки Разина /1919/, Горсоветская /1926/. Пояснения по некоторым названиям: Иван Иванович с очень большим уважением относился к Петру Великому; Пензенский полк был в гарнизоне города; горсовет занимал здание бывшей Думы и Управы, где сейчас ИЗО. Из всех названий самым удачным представляется Горсоветская, хотя горсовет занимал это здание не очень много лет, но историзм в нем есть.

Далее к северу — улица Ленинская /1926/. Первое ее название Штабская, хотя на ней штаба не было, а находился только полковой двор Пензенского полка. Вскоре название переменили, и улица стала Орской /1760/ по Орским крепостным воротам, первое место которых было в ее восточном конце рядом с фланком Неплюевского бастиона. Это, возможно, и послужило основанием для присвоения имени Ивана Ивановича Неплюева этой улице после его кончины в конце XVIII века, когда , согласно плану реконструкции крепости, следовало переносить к северу на середину куртины между бастионами.

В 1919 году улица стала Красноармейской. Как представляется, историчность имеют здесь названия Орская и Неплюевская, первое в большей степени, но важность фиксации памяти об основателе города и губернии — у второго. Но вопрос об этом не стоит.

Рядом к северу находится Пушкинская улица, названная в столетие смерти великого поэта /1937/. Первое название ее Пензенская, с 1760-х годов она стала Самарской, видимо, по воротам на ее западном конце, которые потом получили окончательное название Чернореченских. Улица же с начала XIX века стала именоваться Орской, потому что на ее восточном конце оказались перенесенные с первого места Орские ворота. Практически это были совершенно новые ворога по своей архитектуре, первые же закрылись после начала функционирования новых. Название Орской улицы представляется вполне историческим. А.С. же с этой улицей не связан. В те годы надо было вернуть бульвару название Пушкинский, что было сделано лишь в 1999 году, более чем через 60 лет, и приживается неважно. А.С. и В.И. Даль ходили по высокому берегу, откуда последний показывал поэту и историку Зауралье и прочее.

Следующая улица к северу носит с 1938 года имя Кирова. Первым ее названием было Алексеевская — по городу, откуда переводились в «дворяне и казаки». Под названием «дворяне» имелись, очевидно, в виду однодворцы. В 1750—1754 годах, после постройки нового гостиного двора, улица стала именоваться Гостиной /1760/ и Гостинодворской с конца XVIII века до 1926 года, когда ее переименовали в Кооперативную. Вряд ли можно сомневаться в историзме названия Гостинодворская.

Дальше к северу находится улица Краснознаменная, называвшаяся в первое время Краснознаменской (1926). Первое ее название — Казан­ская, а после освящения церкви во имя Св. Петра и Павла, построенной на площадке, где теперь сквер им. Осипенко, улица стала носить название Петропавловская, которое тоже представляется историческим. Петропавловская церковь могла бы возродиться в памяти горожан, если вернуть улице ее название.

Петропавловская церковь в Оренбурге

Петропавловская церковь в Оренбурге

Последняя в границах города-крепости с северной стороны — улица Володарского (1919). Первое свое название она получила, когда образовалась после срытия вала в 1863 году. Тогда ее назвали Инженерной. Имя это дано по зданиям Инженерной команды, которые находились по обе стороны главной улицы в северных торцах кварталов, занимая по 2/3 их длины. Два из этих зданий сохранились, но построены позже на местах одноэтажных домов. Это дома 48 и 50 по ул. Советской.

Под разными названиями Инженерная команда занималась строительством по всей губернии почти с самого начала существования города. Здесь же место стала занимать с конца XVIII века. В добавление к историзму можно еще отметить, что у этого имени есть связь и с настоящим временем: в конце улицы стоит здание Оренбурггражданпроекта.

Можно отметить, что у современного названия никакого историзма нет: Воло­дарский никакой связи с Оренбургом не имел, и когда наступит время возвращения некоторым улицам и переулкам исторических названий, следует начать с Инженерной. В качестве примера можно добавить, что в Петербурге, где Володарский очень активно действовал, имя Литейному проспекту, носившему его имя, возвращено. Предложение о первоочередности возвращения исторического имени Инженерной улице, когда наступит, как можно надеяться, такой период, связано с тем, что на этой улице жилых построек очень мало, и перепрописки не потребуют никакой очередности и т. п. Основную массу зданий составляют служебные постройки.

Следующая группа полных улиц города-крепости — это улицы меридионального направления; можно перечислить их с запада, то есть по обычному принципу — слева направо, и на восток.

Родившаяся после срытия крепостного вала улица Бурзянцева /1926/, которая проходит по территории крепости, захватывая местами следы вала, была по именному императорскому указу названа улицей Безак в честь руководившего упразднением крепости генерал-губернатора А.П. Безака. Улица доходила до площадки современного стадиона «Динамо», не прерываясь застройкой. С этой частью А.П. Безак практически связан был больше, чем с восточной стороной, где оставлялась часть фортификационных сооружений. Срытие вала длилось не один день. Бурзянцев же был комиссаром юстиции в Оренбурге. Но выбор названия носит политический характер.

К востоку находится улица Кобозева /1926/. Первое ее название — Воскресенская, потому что она начиналась неподалеку от госпиталя, при котором была церковь этого имени. С 1760 года улица стала носить имя Троицкой (по церкви, выходившей на нее западным фасадом в торце квартала между современными Пушкин­ской и Ленинской). Имя это улица носила более полутора веков.

Троицкая церковь в Оренбурге

Троицкая церковь в Оренбурге

В Троицкой церкви служили благодарственный молебен за освобождение города от осады весной 1774 года. Выбор на эту церковь пал, возможно, потому что здание было еще фахверковое и в нем было теплее, чем в каменных постройках, ведь дров в городе тогда почти не было в связи с осадой. Затем ее перестроили в каменную. С 1883 года 29 марта (ст. стиль) в Троицкой церкви служили историческую панихиду по защитникам Оренбурга от повстанцев Пугачева. Служба была ежегодной. Вряд ли нужны другие доказательства историзма этого названия. П.А. Кобозев же, когда был чрезвычайным комиссаром в городе Оренбурге, на этой улице не жил.

К востоку находится улица 9-го Января (1919). Можно сразу отметить, что никаких революционных событий на данной улице не происходило, название же дано в память о событиях в Петербурге. В первые десятилетия улица была разделена кварталами, идущими по сторонам современной Ленинской, а тогда Госпитальной.

Потом, с 1760 года, северная часть стала Посадской, южная получила имя Воскресенской, поскольку это название освободилось от соседней улицы. В конце XVIII века перегораживающие части кварталов не стали восстанавливать после городского пожара 1786 года, и объединившейся улице дали имя по Введенской церкви на набережной, от которой она начиналась, о чем ниже будет сказано еще раз. Так же, как у предыдущей улицы, именно это название следует считать историческим. Введенская церковь была соборной до постройки Казанского кафедрального собора

Введенская церковь в Оренбурге

Введенская церковь в Оренбурге

Улица Советская (1919) — главная улица города, первая планировочная ось города-крепости. Первое название ее — Большая, с 1744 года — Губернская, с 1830-х годов она стала Николаевской в честь Императора, причем не исключено, что это название могло появиться и с середины 1820-х годов, на планах этих лет названия улиц не подписаны. В данном случае современное название представляется имеющим одинаковый историзм с Губернской, так как оба названия связаны с административно-политическими изменениями.

Дальше к востоку проходит улица Пролетарская (1926). Она сложилась из трех участков разного названия, так как они появлялись в разные годы при проектировании новых частей города — Новой слободки и Нового плана, позже прибавился к ней еще отрезок улицы в части города, появившейся уже после Великой Отечественной войны. Пролетарская стала, очевидно, самой длинной улицей города.

На территории города-крепости названия следующие: Комисская /1744/ — в память о названии Оренбургской экспедиции со времени руководства ею В.Н. Татищева и до образования губернии в 1744 году, Почтовая (1770-е), Перовская (1880-е). Прямая связь с улицей только у названия Почтовая, потому что до 1836 года здесь возвышалось двухэтажное здание почтовой конторы, проданное затем на слом, так как было плохо построено и давало трещины. Лицевой фасад его выглядел привлекательно, это был один из «образцовых» проектов, то есть типовых. Поэтому настоящего историзма здесь нет.

Дом Тимашева в Оренбурге

Дом Тимашева в Оренбурге

Есть память о В.А. Перовском, очень много сделавшем для города. Он жил в доме Тимашева, который теперь не существует и заменен неказистым подобием. Выезд со двора дома Тимашева был на эту улицу. Это придает некоторый историзм названию, который усиливается тем, что В.А. Перовский перегородил выход этой улицы на набережную и жил во втором периоде своего правления в доме (Советская, 2), от дворовых построек которого начиналась тогда улица.

Необходимо здесь добавить, что Перовской улица могла б называться только в пределах крепости, а после ее ликвидации доходила до линии современной улицы Постникова, дальше — в Новой слободке — улица называлась Воскресенской. Это нужно учитывать, если появится намерение вернуть улице имя В.А. Перовского.

Улица Комсомольская (1926) в пределах крепости называлась Преображенской, разделенной кварталами по обе стороны современной ул. Ленинской (1744), а с 1760 года стала именоваться Успенской в своей северной половине, а в южной — Артиллерийской, так как здесь были дома, принадлежавшие артиллеристам. Сменив еще несколько названий, переулок с 1957 года стал Южным. Историзм в этой части города не выявляется, если исключить название Артиллерийский.

Последняя из этой группы — улица 8-го Марта (1926). Первое ее название было Артиллерийская (1744), что связано, видимо, с тем, что она начиналась от двух небольших кварталов, предназначавшихся для «артиллерийских служителей». С 1760 года она стала именоваться Никольской по казачьей церкви, западный фасад которой выходил в ее сторону, но был отдален от ее красной линии. Ее первое название перешло к соседней уже упоминавшейся улице.

Спасо-Преображенский собор

Спасо-Преображенский собор

С конца XVIII—начала XIX века (после восстановления основной части застройки, пострадавшей в пожаре 1786 года) улица стала Преображенской (по собору на набережной), начинаясь от куртины, идущей от Преображенского полубастиона к Успенскому бастиону. Все названия имели связь с данной улицей, но последнее представляется наиболее значимым, потому что Преображенский собор — не только первая капитально построенная церковь Оренбурга, но освящена во имя Преображения Господня, очевидно, для связи с началом освоения края. Ведь экспедиция И.К. Кирилова пришла на место назначения у слияния Ори и Яика 6 (17) августа 1735 года в день Преображения, и возвышенность, вокруг которой образовалась потом крепость, получила это название, так же, как и храм на ней, построенный позже.

Преображенский собор построен на самой высокой точке набережной и всего города-крепости. Заложен храм в 1746 году, когда кирпич стал выпускаться по всем правилам и был высокого качества. Можно привести пример одного из пунктов методики изготовления: подходящую глину накапывали и вымораживали зимой, лишь весной ее замешивали и т. д.

Освящен собор был в 1750 году. Его мощная высокая колокольня была хорошо видна из левобережной степи, менее холмистой, чем правобережье. Храм носил оттенок стиля барокко, особенно ясно выявленный в верхнем ярусе колокольни, куполе и главке. Сам храм, базиликальный в плане, был решен строже, должен был стоять много веков, имея мощные стены. Архитектор — Иоганн Вернер Мюллер, по его проектам возведены и другие постройки, в том числе .

В связи со строительством храмов нужно упомянуть основателя Оренбурга И.И. Неплюева, обладавшего государственным мышлением, в том числе и в отношении религиозном. Упомянутая Введенская церковь построена на месте, которое для этой цели в проектном плане не предусматривалось. На проектном плане города 1742 года показаны всего три церкви[4]: одна — на набережной в районе постройки Преображенского собора, другая — в северном конце большой улицы, где сейчас магазин, называющийся «Буратино», третья — в торце квартала, где потом появилась Троицкая церковь. Потом появилась церковь в восточной половине крепости и при госпитале. И вдруг на высоком берегу Яика в 1752 году заложили и в 1756 году освятили Введенскую соборную церковь.

Стояла она в 30 м к западу от продолжения красной линии западной стороны современной улицы 9-го Января. Расположение этой церкви и ее стиль наводят на мысль о ненавязчивом привлечении к христианству. И.И. Неплюев, видимо, дал определенное задание архитектору И. Мюллеру — постараться создать привлекательное в этом плане архитектурное решение и расположение храмов.

Введенская церковь построена в стиле барокко. Западный фасад ее выделялся гигантскими волютами, которые фланкировали четверик, на котором возвышался восьмерик колокольни. Этот фасад был хорошо виден с наплавного моста и с переправы через , функционировавшей весной до его наведения. Зимой здесь проходила и дорога.

Взаимное расположение Преображенского и Введенского соборов, в целом симметричных относительно оси главной улицы, наводит на мысль, что имелось ввиду следующее: степного кочевника, едущего в город, издалека может привлечь золоченый купол мощной колокольни Преображенского собора, а при приближении к переправе — заинтересовать приглашающий вид Введенского храма, ему захочется заглянуть в него, и его должно поразить великолепие интерьера и так далее.

При въезде в крепость через Водяные ворота Введенская церковь тоже была видна. От Водяной улицы на юг застройка была только до линии современной ул. Брыкина, дальше до храма никаких построек не было. Разница в отметках грунта у ворот и у церкви была не менее 13 м, да и сама церковь до купола колокольни имела более 20 метров.

Постройки на этом участке были частными на небольших дворовых местах, их высота вряд ли могла превышать 4 — 4,5 м. Если ехать и смотреть с высоты хотя бы 2-х метров, то почти весь западный фасад будет виден. Таким образом, Введенский собор, даже находясь в движении, можно было обозревать достаточно долго. Думается, описание этих храмов и их возможной дополнительной функции дает достаточно оснований считать имена улиц Преображенской и Введенской заполненными историзмом до отказа. При этом нужно учесть, что Введенскую церковь восстановить можно, а Преображенскую — нет, ее место полностью занято.

Среди названий переулков меньший процент исторических имен, но они есть. Например, переулок Диспансерный (1926), на котором пока не удалось обнаружить следов какого-либо диспансера ни документально, ни визуально. Он около двух столетий назывался Солдатским /в первые годы улицей/, потому что в нем вплоть до осады и последовавшего в 1786 году городского пожара жили почти исключительно солдаты в собственных домах. Потом размещение жителей несколько изменилось. Имя Солдатский можно без натяжек считать историческим. Оно может даже объединять и соседние переулки, где состав жителей был аналогичен, да и современный Ивановский именовался сначала Унтер-офицерским. Предположить можно, что Иван Андреевич Крылов, наш великий баснописец, который пятилетним мальчишкой был в Оренбурге во время осады, жил в этой части города-крепости, где имели свои дома два Ивана и один Семен Крыловы. Родственные отношения с кем-то из них вполне возможны.

Есть несколько переулков, сохранивших названия и некоторую связь с прошлым: Мастерской пер., названный по мастерским военного ведомства в 20-е годы XIX века, Рыбный пер. — по примыкавшему к рынку рыбному ряду, Хлебный пер. — по хлебным рядам на Хлебной площади. С XVIII века сохранил свое имя Казарменный переулок, получил он его от Нижних казарм, которые отделял от застройки с юга.

Северной стороной казармы выходили на Водяную улицу между современным переулком Каширина и улицей 9-го Января. В 1862 году казармы сильно пострадали от пожара, и их не стали ремонтировать, так как упраздняли крепость, и казармам было уже более ста лет. Эту часть переулка поглотила новая застройка, осталась только западная его половина до ул. Бурзянцева. Историзм сохранился в имени.

Имеются и наименования XX века, часть из которых устанавливает связь с прошлым, а другие — ее, наоборот, обрывают. Здесь достаточен один пример, соединяющий оба явления. В 1952 году переулок, имевший ранее несколько названий, в том числе и в советские годы, получил имя Шевченко, так как на нем находится дом, куда часто приходил Тарас и встречался с друзьями. Установили на доме и мемориальную доску. Все вполне нормально и вряд ли могло вызвать возражения.

Прежние названия, кроме предпоследнего — Канонирский, никакой прямой связи с переулком не имели /в настоящее время, к сожалению, никто в доме не живет, дом полностью закрыт, что вызывает опасения/. Вдруг в 1961 году имя Шевченко присваивается еще и улице, которая сложилась из двух: Степной (ориент. 1906) и Авиационной (1926). Обе улицы, особенно вторая, имели некоторую связь с названиями. Тарас Григорьевич же никогда, вероятно, в этой местности и не был. Ему пришлось бы от самых крайних домов Новой слободки тех лет идти голой степью больше двух километров.

Завершая статью, можно заметить, что имена некоторых улиц можно и должно вернуть. Это Преображенская, Введенская, Троицкая, Петропавловская, Водяная, Инженерная, Гостинодворская, Солдатский переулок. Начать же с Инженерной и Солдатского переулка. На всех этих улицах поставить сначала вторые аншлаги, на длинных — по четыре, на более коротких — по 2—3. Могут быть они и двойными.

  • [1] Российский государственный архив древних актов (РГАДА). ф. 248. кн. 150. л. 129.
  • [2] Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). ф. 349. он. 27. Д. 2442.
  • [3] Государственный архив Оренбургской области (ГАОО). Ф. 124. Оп. 2. Д. 6059.
  • [4] Российский государственный архив литературы и искусств (РГАЛИ). Ф. 1399. Оп. I. Д. 563. Л. 1.

В.В. , «Имя — нить связи с прошлым: к вопросу о названиях оренбургских улиц)», Культура Оренбургского края: история и современность. – Оренбург, 2006. – С. 44-52.

© 2019, «Бердская слобода», Лукьянов Сергей

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *