Асфальтовые мостовые… конфузят улицу



Асфальтовые мостовые в Оренбурге появились на рубеже XIX и XX веков.

Николаевская улица, Оренбург

Новые мостовые устилают камнем

Именно тогда один из наших предков писал:

«С Маяка тянутся обозы с известковым камнем, которым будут ремонтироваться и застилаться улицы; для первой надобности этот камень будет разбиваться на щебень, которым засыпаются все ямки на ремонтирующихся улицах, причем в этот щебень подсыпают глинки. Новые мостовые устилают тем же известковым камнем, а сверху обильно — вершка на 1,5 (прим.: в вершке около 4,5 см.) — посыпают тоже глиной, как это сделано на Введенской улице (прим.: ныне ул. 9 января).

Результаты такой чинки и замощения очевидны: в сырую погоду на мостовых обыватели вязнут в грязи, а в сухую — задыхаются от пыли. А ведь для устранения этих «прелестей» и мостятся улицы! Не то было бы, если улицы застилались не камнем с Маяка, а более твердым, например, каргалинским…»

Вскоре на страницах газет можно было прочесть следующее:

«В настоящее время производится замощение Гришковской улицы (прим.: теперь ул. Чичерина). Улица эта широкая, бойкая, отличающаяся большим движением по ней обозов с разным товаром, преимущественно хлебом в зерне, следующих из-за Урала частью на хлебно-соляной базар, частью на паровые мукомольные мельницы и просорушки, а частью на вокзал железной дороги для экспорта.

Замощение производится крепким каргалинским камнем, разбиваемым на мелкие части, которые ставятся ребром близко к друг другу, а потом посыпаются песком и галькой. Работают над сооружением этой мостовой человек 6-7 мужчин и около 10 женщин-поденщиц. Ввиду важности этой улицы в торгово-промышленном отношении желательно иметь здесь мостовую попрочнее и поглаже, без выбоин».

О преимуществе асфальтовых тротуаров

В начале XX столетия корреспондент «Оренбургской газеты» радовался:

«Заливка асфальтом тротуаров на Николаевской улице (прим.: сейчас ул. Советская) увеличивается с каждым годом. Кроме магазинов Восточного и Северного рядов Гостиного двора, асфальтовые тротуары имеются и около некоторых частных домов. В настоящее время асфальтом заливается тротуар около квартиры полицеймейстера и первой пожарной части (прим.: современный адрес — ул. Советская, 16). Такое распространение асфальтовых тротуаров следует признать весьма желательным, так как они отличаются ровностью и прочностью в сравнении с тротуарами из гребенского плитняка, который быстро изнашивается, выбивается, по цене же он не дешевле асфальта, а дороже.

Раньше, когда асфальтовые работы в нашем городе находились в руках одного подрядчика, цены были довольно высокие. Теперь же принимает подряды на заливку асфальтом тротуаров и полов ещё один подрядчик. Между этими лицами возникла конкуренция, благодаря которой цены на асфальтовые работы значительно понизились. Так, за квадратную сажень (прим.: около 4,5 кв. метра) заливки асфальтом толщиной в один дюйм (прим.: 2,54 см.) берется плата по 5 рублей, толщиной в 1,5 дюйма — 6 рублей, в 2 дюйма — 8 рублей, в 2,5 дюйма — 10 рублей.

Заливка производится преимущественно в 1,5 дюйма. Материал для асфальтовых работ выписывается за счет подрядчика из Сызрани, а именно: асфальт по цене 1 руб. 10 коп. за пуд и твердый гудрон по 1 руб. 50 коп. за пуд. Затем жидкий гудрон, употребляющийся для уничтожения гари при варке асфальта, продается на нашем дегтярном базаре по 80 коп. за пуд. Преимущество асфальтовых тротуаров составляет еще то, что в случае ремонта старый асфальт скалывается и с добавлением свежего переваривается вновь и идет в дело, сокращая расходы на ремонт.

Еще в 1897 году бюджетная комиссия признала крайне необходимым произвести капитальный ремонт тротуаров на Николаевской улице от театра до Европейской , так как на этом пространстве тротуар пришел в разрушение, на что комиссия предлагала ассигновать до 1,5 тысячи рублей, но городская дума постановила произвести ремонт только около театра, заменив старый гребенской плитняк новым. Будем надеяться, что ввиду доступности по цене асфальтовых работ мы увидим сплошные асфальтовые тротуары не только на большой улице…»

Мостовая требует присмотра

Гостиница "Центральная", Оренбург

Гостиница «Центральная»,

Рассуждая о состоянии дорог в губернском центре, местный житель сто лет назад писал:

«Мостовые, придавая благообразие городу, одновременно должны удовлетворять следующему назначению: они должны быть в ненастную погоду удобопроезжи, проходимы; образуя непроницаемую броню, они не должны загрязнять почву, т.е. пропускать через себя бактерий; они, наконец, должны быть удобны для счистки с них грязи. В смысле благоустройства мостовые являются главным мерилом культурности, недаром, когда спрашивают кого-либо о городе, то первым долгом указывают или на дурное качество мостовых, или на их отсутствие.

Мостовая, как и всякое другое сооружение, требует тщательного за ней присмотра, как то: она должна быть очищаема от грязи, пыли, должна быть так устроена, чтобы на ней не задерживалась вода, а имела бы сток на стороны и вдоль. Удовлетворяют ли этим требованиям хоть сколько-нибудь оренбургские мостовые? Ничуть!

Когда немощеные улицы города вследствие песчаного грунта после дождя сухи и проходимы, мостовые представляют из себя сплошные болота грязи, которая с них никогда не счищается и по высыхании образует ужасную удушливую пыль и эту пыль нужно не сметать, а прямо сгребать лопатами, так как слой ее достигает более вершка толщиной.

Наглядным примером может служить знаменитое в своем роде шоссе на Николаевской улице — это сооружение, не выдерживающее самой снисходительной критики и которое могло явиться только результатом обсуждения совершенно несведущих людей…»

Затем наш невольный информатор утверждал:

«Каждый техник знает прекрасно, что устраивать шоссе в городах, да ещё на главных улицах — это незнание элементарных правил мостовой техники. Шоссе, как мостовое сооружение, крайне не прочное и капризное, даже если бы оно сделано было из гранитного или гнейсового щебня, требует постоянного и внимательного присмотра, для чего при нем должен постоянно находиться целый штаб постоянных рабочих для заравнивания выбоин и очистки, должен быть под рукой необходимый для ремонта щебень, который не может же лежать в кучах по сторонам главной улицы и ежегодно после стаяния снега должно быть укатываемо (и не один раз) тяжелыми чугунными, лучше всего паровыми катками.

В настоящее время производится мощение некоторых улиц и площадей города. О качестве лучше не говорить, настолько они плохи. Регулировка улиц производится самими мостовщиками — инженерами в красных рубахах, без должной, конечно, проверки нивелиром. За качеством мощения никакого присмотра нет — мостит всякий как может, как умеет, лишь бы выгнать в день как можно больше квадратов. Крупный и мелкий камень не сортируется и кладется рядом, притом не нормально к полотну, как то требуется, а наклонно, чем искусственно увеличивается количество квадратов мощения в ущерб качеству. Швы между камнями оставляются в некоторых местах такие, что легко можно просунуть кулак, что при такой мягкой породе камня, какой употребляется, отнюдь не должно иметь места. Расклинцовка и расщебенка почти не делается, а трамбуют не специальными трамбовками, а какими-то обрубками менее пуда весом и без железных или чугунных поддонков, да и то лишь слегка».

Далее оставшийся безымянным оренбуржец вопрошал:

«Неизвестно, на ком должна лежать обязанность очистки существующих мостовых от пыли и грязи. Существует ли на это какое-нибудь обязательное постановление думы, как то делается в благоустроенных городах, но известно, что город получает довольно изрядный сбор с грузов, провозимых по так называемому подъездному пути к железнодорожной станции, да и новое мощение производится именно на остатки этого сбора…

Нельзя ли приступить к поливке Николаевской улицы нефтью? По поводу предстоящих в Москве опытов поливки улиц нефтью имеется уже справка из заграничной практики в этой области.

В Калифорнии давно уже функционирует оригинальное «Общество борьбы с пылью», задавшееся целью изыскать меры к уничтожению пыли не только уличной, но и дорожной вообще, так как последняя, заключая в себе миллиарды вредных микроорганизмов, способствует перенесению заразы, вредно отзывается на легких.

Одна поливка улиц водой, как известно, не может быть признана рациональной, как способствующая ещё большему развитию этих микроорганизмов, а потому названное общество ещё в 1898 году приступило к опытам поливки улиц нефтью».

Не подмаслишь — не поедешь

Оренбургский реформатор извещал:

«Для опыта одно из пригородных шоссе Сан-Франциско было пропитано нефтью на протяжении 9 километров. На следующий год сделали тот же опыт на 11 километрах, а в 1900 году все шоссе на протяжении 80 километров было «промаслено» от начала до конца. Так как нефть оказалась слишком густой для ровного «промасливания» шоссе, то ее приходилось нагревать, чтобы она лучше смешивалась с пылью и всасывалась в почву.

Интересно, между прочим, отношение окрестных жителей к этому «промасливанию» дорог. В первое время обществу уничтожения пыли пришлось по этому поводу выслушать немало упреков и нареканий, причем «обеспыленную» дорогу усиленно избегали и проезжие, и прохожие вследствие отвратительного запаха, да и капли нефти, брызгавшие из-под колес экипажей, немало причиняли изъянов туалетам.

Но в настоящее время, когда дорога эта достаточно промаслилась, все эти недостатки ее исчезли и теперь она является чуть ли не лучшей дорогой в Калифорнии. Только легкий запах нефти, далеко не противный, говорит, что вы едете по «обеспыленной» и обезвреженной от всяких микробов дороге.

По нашему мнению, даже дегтем пропитанный песок твердеет как асфальт — в Оренбурге старые дегтярные базары оставили доказательные следы этому. Не попробовать ли?»

Документы о том, применялся ли такой способ борьбы с пылью в Оренбурге, пока не обнаружены…

А что же асфальт? Судя по всему, его качество не внушало доверия жителям степного края. В 1905 году оренбургский журналист сетовал:

«На Николаевской улице между Петропавловской и Гостинодворской (прим.: теперь ул. Краснознаменная и Кирова соответственно) на асфальтовой мостовой образовались уже большие ямы, несмотря на то, что улица в этом месте залита минувшей осенью».

Через пять лет сделан печальный вывод:

«Левая сторона Николаевской улицы ближе к Уралу имеет довольно много ухабов, некоторые более сажени длиной. Они немало наносят вреда колесам экипажей, резиновым шинам, беспокойства проезжающим и конфузят главную улицу города. Обвинять же домовладельцев за неисправность нельзя, так как асфальтовые мостовые не могут быть признаны практичными: во-первых, от мороза они трескаются, во-вторых, в сырой местности пучатся, в третьих, от жары расплавляются, почему сильно портятся от копыт и колес, в четвертых, в малую гололедицу опасны для лошадей и прохожих.

Принимая во внимание, что городская управа усиленно хлопочет о покрытии асфальтом и остальной части Николаевской улицы от театра до набережной Урала, не мешало бы остановиться и найти более практичное замощение этой части улицы…»

Автор: Татьяна

Источник: «Вечерний Оренбург», № 43 от 23 октября 2002 г.

Добавить комментарий