Архив тэгов

Виктор Дорофеев: Храмы

Гостиный двор, рис. В.В. Дорофеев

Гостиный двор, рис. В.В. Дорофеев

Первыми солидными постройками были церковные здания. На проектном плане нанесены три храма. Относительно современного города, если не считать некоторого укорачивания кварталов в связи с превращением окружности в основе крепостной ограды в овал, они намечены следующим образом:

  • 1‑я – на набережной на оси совр. Дмитриевского переулка,
  • 2‑я – в западном торце квартала, выходящем между Ленинской и Пушкинской на ул. Кобозева,
  • 3‑я – на месте магазина «Буратино».

В районе этих мест церкви потом и появились. Увеличилось и их число, ведь православие являлось идеологическим столпом Российского государства, а сам глава губернии И.И. Неплюев, основавший город, был глубоко и искренне верующим человеком.

Виктор Дорофеев: Памятники истории и культуры Оренбурга

В Оренбурге есть целый ряд исторических и архитектурных памятников. Некоторые из них сохранились еще с первых лет существования города, но очень многое утрачено.

Гостиный двор, рис. В.В. Дорофеев

Гостиный двор, рис. В.В. Дорофеев

С пятидесятых годов XVIII века исчисляется возраст главных построек артиллерийского делового двора по Студенческой улице (прим. «Бердской Слободы»: совр. ул. Коваленко). Несмотря на их чисто хозяйственное значение, в зданиях отразился господствовавший тогда стиль барокко. Это можно видеть по форме оконных проемов с коробовым завершением (теперь их, к сожалению, заложили) и по наличникам с барочными «ушками». На территории зенитно-ракетного училища сохранилось и здание кузницы артиллерийского двора. Постройки эти выросли еще в то время, когда город был крепостью, часть их находилась внутри Никольского бастиона.

Воспоминания Ивана Федоровича Бларамберга, 1841 год

Прежде чем перейти к воспоминаниям 1841–1856 гг., я считаю целесообразным сначала окинуть взором край, где судьба уготовила мне провести 15 лет моей жизни, и рассказать о его жителях. Я описываю землю и людей такими, какими их видел тогда. С тех пор там многое изменилось, однако границы края остались прежними. Населяют его все те же народности. Сильно изменилось лишь административное деление.

Воспоминания Ивана Федоровича Бларамберга, 1841 год

Иван Федорович Бларамберг

Оренбургский край лежит между 67° и 84° восточной долготы, 44° и 56° северной широты и занимает площадь в 26400 географических миль, т. е. он почти в три раза больше Франции.

План Оренбурга (город и окрестности), около 1774 года

В сетевую библиотеку «Бердская слобода» добавлен План города Оренбурга и его окрестностей, составленный после 1774 года.

В сетевую библиотеку "Бердская слобода" добавлен План города Оренбурга и его окрестностей, составленный после 1774 года.

В описании указано, что он составлен «с показанием на сем плане ситуаций до слободы Бердинской, в которой злодей Емелка Пугачев с единомышленниками своими имел змеиное свое гнездо и содержал город Оренбург от 1 октября 1773 и до 1 апреля 1774 года в осаде».

Кто построил здание «летки»?

В преддверии векового юбилея прославленного Оренбургского летного училища хочется вновь вспомнить о здании «гагаринской летки».

В преддверии векового юбилея прославленного Оренбургского летного училища хочется вновь вспомнить о здании «гагаринской летки».

В ходе исследовательской работы по воссозданию летописи 2-го Оренбургского кадетского корпуса нам с В.Г. Семеновым удалось установить многие факты из истории первого пятиэтажного здания в Оренбурге. С 1874 по 1887 год оно принадлежало военной прогимназии, с 1887 по 1918 год — 2-му Оренбургскому кадетскому корпусу. 

К вопросу о периодизации журнальной деятельности П. Свиньина

Личность Павла Петровича Свиньина в современном восприятии "неоднозначна, как и любая другая, воплотившая один из типов своей противоречивой эпохи".Личность Павла Петровича Свиньина в современном восприятии «неоднозначна, как и любая другая, воплотившая один из типов своей противоречивой эпохи» [1, с. 372]. Он заслужил определения «соревнователь отечественной славы» [2, с. VI], «фигура трагикомическая» [3, с. 21], «отечественный мечтатель» [1, с. 361], «затравленный благотворитель» [4]; его репутация среди современников и была «двусмысленной» [5], «не очень хороша» [6, с. 345], и ныне оценивается как «довольно необычная» [4], «негативная» [7, с. 522], «незавидная» [8, с. 84], «печальная известность» [9, с. 509] – список этот мог бы быть продолжен, однако не привёл бы к цельной и однозначной характеристике. Считая эту неокончательность возможных оценок свидетельством сложности описываемого явления, мы не станем пытаться разрешить «загадку Свиньина» и, не упуская её из виду, обратимся к инвариантным и наглядным плодам его трудов.

Статья Игоря Вильямовича Савельзона, кандидата филологических наук, доцента кафедры литературы, журналистики и методики преподавания литературы ОГПУ

Творческое наследие П. Свиньина пока не стало предметом многочисленных научных исследований; среди наиболее важных и результативных назовём работы А.Г. Готовцевой и О.И. Киянской [3], В.А. Мильчиной [6], И.Р. Яфаровой [32], И.В. Сапожникова [39], О.Г. Лазареску [41], О.Н.Левшиной [43].    

Adblock
detector