Памятники тоже нуждаются в памяти



Благотворительный фонд «Евразия» собирает информацию об оренбургских монументах, бюстах, стелах…

Памятник Словарю живого великорусского языка В. И. Даля

Вы не поверите, но в Оренбурге, с его богатейшей историей, сегодня нет полного перечня памятников — монументов, бюстов, стел… Какие-то поставлены неизвестно когда, о других мало кому ведомо, новые периодически открываются — с подобающими случаю речами, но и их появление зачастую нигде не фиксируется.

Восполнить это упущение, собрать под обложкой иллюстрированной книги-справочника все памятники Оренбурга взялись сотрудники благотворительного фонда «Евразия» и их добровольные помощники. Со своим проектом они в конце июля выиграли региональный грант, предоставляемый неправительственным коммерческим организациям на развитие гражданского общества.

Впрочем, еще и до заключения договоров и поступления денег началась фотосъемка объектов, поиски информации о датах установки и авторах… Краеведы листают газетные подшивки, опрашивают тех, кто может что-то вспомнить и подсказать…

К следующему дню рождения города, к 280-летию, книга должна быть уже готова. О работе над ней я попросила рассказать президента «Евразии» Игоря Храмова.

Да мы и не знали

— Игорь Валентинович, как вообще возникла идея такого издания?

— В прошлом году мы с подачи регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) подготовили книгу «In memoriam… Памятные знаки Оренбурга». Собрали в ней информацию обо всех установленных в областном центре мемориальных досках — разного качества исполнения, разной сохранности. О существовании многих никто не знал и не догадывался, другие было еще и не так просто увидеть.

Например, в начале улицы Олега Кошевого, как это бывает, есть доска, сообщающая, в честь кого дано название. Но она — на частном доме, который скрыт высоченным забором с предупреждением про злую собаку. Конечно, я все равно попал во двор и сфотографировал.

А на улице Карпова, что в Степном поселке, доска висит на многоэтажке у всех на виду — красная, гранитная, только текста на ней нет! Стерся, хотя совсем немного времени прошло с момента установки.

На презентации нашего издания все говорили, что оно должно иметься в каждой школьной библиотеке. А я вынашивал идею сделать вторую книгу «In memoriam», уже по памятникам: рассказать о стелах, бюстах, закладных камнях…

Мы подали заявку на федеральную программу поддержки книгоиздательства — частичное финансирование нам обещали — и плюс выиграли региональный грант для НКО, который позволит бесплатно снабдить библиотеки области и первой книгой, про мемориальные доски, и второй, про памятники. Но, если честно, даже если бы не было финансирования, все равно бы этой работой занимались. Потому что интересно.

— По какому принципу отбираете памятники для книги?

— Ищем информацию обо всех, которые стоят в городе сейчас или стояли прежде. Свои списки нам предоставили Госинспекция по охране памятников, ВООПИиК, департамент градостроительства и земельных отношений администрации Оренбурга, но это все — просто перечисление некоторой, незначительной части объектов.

Очень многое уже сделала для книги блогер и краевед Галина Васильевна Егорова. С филологом Петром Анатольевичем Якимовым я сам весь город объехал и облазил. Где только памятники не обнаруживали!

Например, по дороге в аэропорт — на 8-м километре Нежинского шоссе неожиданно для меня оказался памятник борцам с дутовцами: в советское время к нему ходили, цветы возлагали, а сейчас — тишина. Другой адрес журналист Наталия Вълкова подсказала:

«На проспекте Гагарина перед болгарским общежитием стоит бюст Димитрова — вы про него не забыли?»

Да мы и не знали! Поехали, сфотографировали, потом в газетах долго искали, кто ставил, в каком году — между прочим, болгарская делегация на открытие памятника приезжала.

«Недавно» — понятие растяжимое

Даже сотрудники музея истории города не знают точно, с какого времени у их знания сидит великий поэт.

Даже сотрудники музея истории города не знают точно, с какого времени у их знания сидит великий поэт.

— Но всю ли информацию можно найти в газетных подшивках?

— Всей не найти нигде. Вот взять памятник А. С. Пушкину на Беловке, перед зданием бывшей гауптвахты — нынешним музеем истории города. Не очень красивый, совсем непропорциональный, однако он десятилетиями является одним из символов Оренбурга. А когда он тут появился? Забавно, но этого не знают даже сотрудники музея. По некоторым свидетельским данным они определяли год установки как 1978. Мы обратились к газетам того периода и нашли уже в декабре 1977-го упоминание, что «недавно перед зданием гауптвахты появился памятник Пушкину». Точной достоверной даты никто пока так и не назвал.

Зато мы узнали полудетективную историю о том, как полую металлическую фигуру Пушкина, выполненную заезжим скульптором Ваганом Степаняном, возили по городу, подыскивая место, куда бы ее поставить. В итоге она оказалась там, где мы ее видим почти полвека.

Или, например, знак «Серп и молот» на пересечении улицы Монтажников и проспекта Победы — когда его соорудили? Мы спрашивали председателя Законодательного собрания области Сергея Ивановича Грачева, он ведь много лет рядом, на «Стреле» работал: говорит, вроде в 1977 году знак появился, но подтверждения тому мы пока не нашли.

— У памятника Пушкину хотя бы автор известен. А реально, например, узнать какие-то подробности про бюсты, расположенные на территории аграрного и медицинского университетов? Их ведь много!

— Действительно, у этих двух вузов целое скопление бюстов. И нам пока не удалось обнаружить по ним ни единого документа, ни заметочки в институтской многотиражке. Нет и воспоминаний старожилов, когда же были увековечены все эти великие люди вроде физиолога Павлова (дважды — у медиков и у аграриев), академика Вавилова, профессора Боткина…

Говорят, что ставили памятники примерно в конце 1970-х. Также неясна история появления в Оренбурге бюста Сергею Мироновичу Кирову — на пересечении улиц Гая и Кирова. Возможно, у одного из московских скульпторов купили голову и решили поставить на одноименной улице.

Знаем, что в 1986-м этого бюста не существовало, поскольку на план-схеме города он не отмечен. Тогда все тщательно делалось, не пропустили бы. Многие оренбуржцы вообще убеждены, что это бюст Гая Дмитриевича Гая!

Так и живем — ходим мимо и ничем особо не интересуемся. Кстати, посмотрим на силу печатного слова — возможно, после публикации в «Южном Урале» найдутся свидетели появления этих бюстов?

Раньше тиражировали Ленина, теперь «ангелов»

— Скорее всего, данные памятники не оригинальны, наверняка их двойники можно найти и в других городах страны. И штампованных изображений вождя мирового пролетариата раньше повсюду было немало, только в 1990-е они стали куда-то исчезать. Вот «маленького Ленина» из сквера перед драмтеатром по-настоящему жалко — он же специально для нашего города делался. Четыре года, как увезли скульптуру, а деньги на ремонт постамента так и не нашли…

На Маяке вождь мирового пролетариата обнаружился в кустах.

На Маяке вождь мирового пролетариата обнаружился в кустах.

— Когда мы отправились на к мемориалу воинам-энергетикам (кстати, слышали про такой?), рядом, в кустах, нашелся бюст Ленина. Правда, с раскроенной черепной коробкой. Мало кто помнит, что был памятник Владимиру Ильичу в парке железнодорожников, еще один — на главной аллее пионерлагеря «Дубки».

Бронзовый «маленький Ленин», установленный в Оренбурге 1 мая 1925 года, сейчас где-то на складах. Он отливался под руководством автора — ленинградского скульптора Василия Козлова. Кстати, неправда, будто бы наш изготовлен «в натуральную величину» — рост Владимира Ильича был 165 сантиметров, а скульптуры — 177. Эта работа Козлова была признана эталонной и рекомендована к тиражированию в других городах страны.

— Сейчас тиражирование тоже практикуется, правда, изображения уже другие. Как пример — композиция «Добрый ангел мира» в самом центре города, на территории комплекса «Гордость и слава Оренбурга». Я в Интернете ввела ее в поиск, и сразу несколько точно таких же «ангелов» обнаружилось!

Наш "ангел" - один из многих.

Наш «ангел» — один из многих.

— Это очень растиражированный проект, причем не только в России. На момент установки в Оренбурге он уже был седьмым или восьмым. Такие «ангелы» есть и в крупных городах, и даже в рабочем поселке Деденево Московской области. Если муниципалитеты готовы платить деньги за такую работу, что ж…

Конечно, дубли были всегда. Например, наш Гагарин на одноименном проспекте — копия столичного. Когда решили установить в Оренбурге памятник первому космонавту Земли, Юрий Дмитриевич Гаранькин — он был председателем горисполкома — побывал у скульптора Юрия Львовича Чернова, тот подсказал решение:

«Мы только что изготовили Гагарина для Москвы, для проспекта Вернадского, все модели еще на заводе, договаривайтесь, чтобы вам по ним вторую отливку сделали».

Да, у нас копия. Но не десятая, не пятнадцатая — всего лишь вторая.

Сколько было Чкаловых?

— Самый узнаваемый в Оренбурге монумент — возвышающийся на Беловке Чкалов — тоже ведь дубль?

Скульптор Гавриил Петин и его Чкалов

Скульптор Гавриил и его Чкалов.

— Известна предыстория: конкурс на лучший памятник выдающемуся летчику выиграл в 1948-м оренбургский скульптор Гавриил Петин, но его трагическая смерть помешала завершить проект. Потому 6 ноября 1953 года на Беловке была установлена работа московского скульптора Исаака Менделевича — кстати, друга Чкалова. Выполненный им монумент украсил спуск к Волге в Нижнем Новгороде еще в 1940-м, второй такой же предназначался к установке в Москве на площади Курского вокзала — либо к 15-летию со дня гибели, либо к 50-летию со дня рождения Валерия Павловича.

Существуют две неподтвержденные версии, почему данный памятник не был принят к установке в столице. По одной из них, сам с членами правительства приехал в мастерскую скульптора и произнес:

«Мы лично знали товарища Чкалова. Это не он».

После такой оценки монумент устанавливать в столице не представлялось возможным.

По второй версии, памятник отклонил главный архитектор Москвы — якобы из-за несоразмерности монумента и здания вокзала. Во всяком случае, в сентябре 1953 года 6-метровая бронзовая скульптура прибыла в Оренбург, а вот гранитные блоки вовремя не поступили, и потому пьедестал высотой 7 метров пришлось изготавливать на месте из бетона. Хотя абсолютно во всех книгах и путеводителях вы прочитаете, что наш стоит на «высоком гранитном постаменте».

— Получается, про этот памятник известно практически все?

— Да, но вопросы вызывают другие стоявшие по Оренбургу Чкаловы, отлитые в бетоне, это уже работы Гавриила Петина. Судя по старым фотографиям, одна такая находилась в Зауральной роще. И в Чилижнике — между улицей Челюскинцев и берегом Урала — на снимке мы увидели точно такую же, то ли это были копии, то ли памятник перемещали…

Во всяком случае, сейчас он располагается на втором этаже педуниверситета, в холле. Когда его туда затащили, тоже вопрос. И есть еще третья фотография с Чкаловым, из парка Карла Либкнехта, ныне «Тополя». Но этот памятник немного отличается от своих собратьев. Где он теперь, опять же неизвестно.

«Единство» пропало вместе с медью

— Наших местных скульпторов и архитекторов вы привлекали к своим изысканиям?

— Конечно. С Александром Ивановичем Агафоновым, Станиславом Евгеньевичем Смирновым вместе разбирали найденное. Каждый вспомнил что мог. И со скульптором Александром Борисовичем Емаевым часа четыре просидели, он рассказывал интереснейшие истории.

Например, как работал над памятником «Дзержинский и дети», установленным в сквере имени Дзержинского, — по каким-то невероятным технологиям его отливали на заводе «Инвертор». Хотя автор у этой композиции другой — Николай Иванович Атюнин из Москвы, он изготовил в гипсе полноростовые формы, но привезли их кусками, не хватало руки, головы, куска шинели… Их уже Емаев на месте делал, потому Александр Борисович значится как скульптор-исполнитель.

— А что-то известно по поводу большой скульптурной композиции, которую снесли, перед тем как копать на улице Советской яму под «Атриум»?

— К сожалению, даже не известен точно год ее установки. Примерно конец 1970-х. Во-вторых, даже название под вопросом. В старом каталоге эта композиция обозначена как «Единство». Сейчас говорят — «Памятник искусствам», но это неправильно. Там было трое: один мужчина с галстуком, очевидно, олицетворявший интеллигенцию, второй по одежде похож на металлурга, и женщина с арфой. Вот она — да, символизирует искусство.

Емаев рассказывает, что, когда эта площадь перед домом на Советской, 31, проектировалась, было решено — нужна какая-то скульптурная композиция. Заказывать нечто оригинальное сложно, потребуется длительное согласование, в итоге заполучили в Ереване эту группу. В армянской версии было еще две фигуры — чабана с ягненком и женщины с виноградной лозой, но их в Оренбург не повезли — за ненадобностью.

— Куда делась композиция после сноса? В металлолом?

— Изначально она была из бетона, но в Оренбурге местные умельцы обшили ее листовой медью, и эта облицовка, безусловно, представляла ценность. А вот куда она делась… После того как двадцать лет назад, осенью 2002 года памятник выкорчевали, его следы потерялись.

Дама рискует не поместиться

— Зато за последнее время в Оренбурге появилось немало других скульптур, вызывающих сомнение в их необходимости и художественной ценности, — например, позирующая художнику дама с зонтиком у здания драмтеатра…

Арт-объекты на Советской улице: дама с зонтиком и художник

Арт-объекты на Советской улице: дама с зонтиком и художник

— Это уже не памятник, а арт-объект. Любой памятник поддерживает воспоминания — о выдающихся людях, героических событиях прошлого… Или увековечивает какие-то вполне конкретные реалии.

Ученый кот под дубом напоминает о визите в Оренбург Пушкина

Ученый кот

Ученый кот под дубом напоминает о визите в Оренбург Пушкина.

Сарматский олень - многократно увеличенная копия вполне реального исторического артефакта

Сарматский олень

Сарматский олень — многократно увеличенная копия вполне реального исторического артефакта, который найден на территории области и демонстрировался в известнейших музеях мира. Коза-кормилица стоит у здания фабрики пуховых платков.

Памятник Словарю живого великорусского языка В. И. Даля

Памятник Словарю живого великорусского языка В. И. Даля

А еще в Оренбурге есть памятник Словарю живого великорусского языка В. И. Даля и даже футбольному мячику.

Памятники тоже нуждаются в памяти 1

Не арт-объект, а памятник тренеру

Вернее, бронзовый мячик на набережной Урала — это такой необычный памятник нашему земляку, легендарному футбольному тренеру Юрию Семину.

Эта собака - тоже памятник, поскольку напоминает нам о проблеме бродячих животных.

Памятник бездомной собаке

Эта собака — тоже памятник, поскольку напоминает нам о проблеме бродячих животных.

А вот дама с зонтиком, гигантский будильник на пересечении улиц Постникова и Советской, стоявшие раньше на Беловке гипсовые девушки со спортинвентарем — это все арт-объекты, они ничего не увековечивают.

Если в книге хватит места, в конце расскажем и о них, но прежде нужно с памятниками разобраться, собрать по ним всю возможную информацию.

Проект «Бердская Слобода» выражает благодарность Игорю Храмову за предоставленные снимки. Также в статье используются фото, сделанные Лукьяновым Сергеем («Бердская Слобода»).

Автор: Васса Якушева

Источник: «Южный Урал», 24.08.2022 с. 14-15

Adblock
detector