Февраль, ставший Октябрем…



28 февраля (12 марта по новому стилю) 1917 года в пришли телеграфные сообщения о победе вооружённого восстания в Петрограде.

28 февраля (12 марта по новому стилю) 1917 года в Оренбург пришли телеграфные сообщения о победе вооружённого восстания в Петрограде.

«Наблюдается всеобщее недовольство и брожение…»

Архивные документы свидетельствуют, что в Оренбургской губернии, как и по всей России в годы Первой мировой войны, возник и разрастался острый социальный кризис. Широкий размах получили продовольственные волнения городского и сельского населения. Нехватка продуктов питания, перебои в отоваривании населения по продовольственным карточкам подталкивали народ к стихийным выступлениям. В мае 1916 года толпа солдаток и горожан разгромила в Оренбурге 30 магазинов и хлебных лавок. Война разрушительно сказывалась на сельском хозяйстве и развитии промышленных предприятий.

В фонд обороны из Оренбургской губернии должны были отправить 1437075 пудов пшеницы. В Оренбурге, как и по всей губернии, были организованы ссыпочные и погрузочные пункты. К началу февраля, когда дело по приёмке хлеба было отлажено, наступили морозы и бураны, подвоз сократился, и срок сдачи хлеба был продлён до 1 марта 1917 года.

В конце февраля 1917 года Оренбургское городское попечительство по призрению семейств нижних воинских чинов отправило в губернское присутствие сообщение, где подчёркивалось:

«С ноября 1916 года размер казённого продовольственного пайка, выдаваемого семьям призванных на службу по г. Оренбургу, определён в сумме 5 рублей 50 копеек. С того времени прошло уже 4 месяца и при всё удорожающейся жизни размер этого пайка нельзя признать достаточным, что и вызывает постоянные жалобы и нарекания со стороны лиц, получающих этот паёк». 

В этот же период повысились цены на муку, особенно третьего сорта, «который являлся несъедобным и употреблялся только в степи киргизами». Но и её могло не хватить на удовлетворение нужд семей военнослужащих. В конце февраля в оренбургском губернском правлении состоялось заседание, на котором решался вопрос об увеличении стоимости продовольственного пайка. Стоимость его для семей военнослужащих на март была определена в 7 рублей 75 копеек. Одним из присутствовавших на совещании было отмечено:

«Наблюдается всеобщее недовольство и брожение, могущее принять крайне нежелательные формы».

Причину указанного недовольства городское попечительство связывало с тем, что паёк не соответствовал ценам на пищевые продукты.

Вскоре губернское продовольственное совещание разработало, а утвердил «Таксу на муку и хлеб для г. Оренбурга и Оренбургского района». За один пуд муки 1-го сорта оренбуржцы вынуждены были платить 4 рубля 65 копеек, мука 2-го сорта стоила 3 рубля 85 копеек за пуд. Запрещалось при выпечке хлеба смешивать разные сорта муки. Виновные привлекались к административной ответственности.

«Свершилось огромное событие…»

Телеграфные сообщения о победе вооружённого восстания в Петрограде пришли в Оренбург 28 февраля (12 марта по новому стилю) 1917 года. Начальник Оренбургско-Ташкентской железной дороги П.А. Мазуровский, получив телеграмму о свержении царя, решил скрыть её содержание от народа и тем самым предотвратить восстание. Он созвал совещание, на котором присутствовали механики телеграфа, помощник губернатора, офицеры жандармского управления, гарнизонное начальство. На совещании было принято решение о событиях молчать и направить телеграмму туркестанскому генерал-губернатору А.Н. Куропаткину в с просьбой оказать поддержку в связи с возможными революционными выступлениями рабочих. Тот обещал выслать карательные отряды, находящиеся в Актюбинске и Челкаре. В боевую готовность были приведены части оренбургского гарнизона. 

Шествие по Оренбургу «Праздник свободы», 12 марта 1917 года. Фото Государственного архива Оренбургской области.

Шествие по Оренбургу «Праздник свободы», 12 марта 1917 года. Фото Государственного архива Оренбургской области.

Официально населению сообщили о революции вечером 3 марта (15 марта по новому стилю), когда уже шли заседания городской думы, организационного комитета Совета рабочих депутатов. 

На страницах газеты «» 3 марта (здесь и далее даты указаны по старому стилю) опубликовано сообщение:

«Свершилось событие огромной, исключительной важности! …создалась новая власть из народных избранников!».

О впечатлении оренбуржцев о свержении царя большевик Я.И. Пьянов, первый председатель профсоюза рабочих пищевиков г. Оренбурга, писал:

«…жутко и дико казалось сначала нам, непросвящённым рабочим и крестьянам, свержение Николая II».

В первые дни революции рабочие и крестьяне в отдалённой от столицы глуши, затаив дыхание, прислушивались к героической борьбе передовых отрядов за дело свободы. 

«Решая вопросы первой важности…»

Об обстановке перед началом заседания Оренбургской городской думы 1 марта 1917 года красноречиво свидетельствует информация оренбургского корреспондента, который сообщал:

«Хотя и с опозданием, но гласных собирается довольно много, бросается в глаза наличие почти всех столпов стародумского крыла. Гласные, разбившись на группы, тихо беседуют о переживаемом политическом моменте, о слухах в связи с событиями в столицах и переменах в составе правительства, о предстоящих выборах в городскую думу. Городской голова Е.Н. Клиентов, члены управы имеют угнетённый, невесёлый вид. В зале много городских служащих, а также порядочное количество посторонней публики».

В журнале заседания Оренбургской городской думы — вопросы о необходимости снабжения города углём, о сдаче в аренду торговых мест, о назначении вдове врача Александровской городской больницы А.К. Войцеховича пенсии за службу мужа, об открытии в городе амбулатории в 5-й части города…

Оренбургские думцы заслушали телеграмму городскому голове от Центрального комитета по продовольственному делу от 27 февраля, в которой шла речь о необходимости созвать совещание представителей всех общественных организаций продовольственных органов для учреждения объединённого местного продовольственного комитета.

Отмечалось:

«Оренбург хлебом можно считать обеспеченным, так как кроме имеющихся в городе запасов должно в течение двух недель поступить 90 тысяч пудов пшеницы из Кустаная, и затем Уполномоченный армии обещал, что в случае недостачи отпустить Оренбургу 50 тысяч пудов из развёрстки».

«Обеспечить правильное и нормальное течение жизни»

На страницах газеты «Оренбургское слово» 3, 4, 5 марта продолжали публиковать обращения к жителям города. Так, например, сообщалось, что городская дума вечером 3 марта постановила признать новое Временное правительство.

В заметке «Заседание рабочих» следующая информация: «В многолюдном собрании рабочих граждан города Оренбурга в зале 1-й женской гимназии вынесена следующая резолюция: признав Временное правительство, решили послать ему приветствие с требованием скорейшей политической амнистии, свободы слова, печати и отмены всех национальных ограничений».

В телеграмме, полученной из Москвы 5 марта 1917 года, требовалось создание в губернии «Временного губернского земского гражданского комитета» и соответствующих уездных комитетов. Одной из задач этих комитетов определялось «поддержание порядка и обеспечение правильного и нормального течения жизни».

Под заголовком «Важное постановление» читаем:

«Временный оренбургский гражданский комитет решил взять под свой контроль почту и телеграф. Для приведения в исполнение этого делегированы Клиентов, Кузьмин и Коростелёв. Это постановление вынесено в час ночи».

Министр внутренних дел князь Львов 6 марта 1917 года направил телеграмму оренбургскому губернатору М.С. Тюлину:

«Временное правительство признало необходимым временно устранить губернатора и вице-губернатора от исполнения обязанностей по этим должностям. Управление губернией возлагается на председателя губернской земской управы, которому благоволите сдать должность». 

Распоряжением от 7 марта заместитель председателя губернской земской управы Г.М. Базилевич приступил к исполнению обязанностей губернского комиссара (председатель Н.А. Холодовский был в отъезде). Уполномоченным при комиссаре от губернского земства избран С.Г. Чуцкаев. М.С. Тюлин оставался наказным атаманом Оренбургского казачьего войска.

В рубрике «Хроника» 8 марта сообщалось об аресте начальника гарнизона Погорецкого и начальника губернского жандармского управления Кашинцева.

8 марта 1917 года проводились перевыборы Советов, в которые были избраны большевики Мискинов, Саликов, Мартынов и др. На этом собрании решался вопрос о материальной поддержке Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. В Постановлении говорилось:

«На средства Потребительского общества закупить один вагон муки для рабочих Петрограда, а также передать Совету депутатов рабочих 175 рублей 90 копеек, собранные на общем собрании между членами в фонд закупки мяса для рабочих Петрограда».

На заседании думы 8 марта городской голова доложил думе, что Временное правительство поставило вопрос о переформировании полиции в городскую милицию. Выборы гласных городской думы на срок с 1917 по 1921 годы, которые были назначены на 13 марта, отложили на неопределённое время.

«Исключительная по грандиозности манифестация»

12 марта 1917 года в Оренбурге состоялось празднование дня русской революции, которое поразило всех своей грандиозностью. Об этом событии сообщалось в газете «Оренбургское слово»:

«Этот день выдался прохладным, поэтому не было той непролазной грязи, которую могла создать более чем стотысячная толпа. Утром на Форштадтскую площадь стали стекаться многочисленные делегации различных обществ и организаций. Среди собравшихся стоял целый лес знамён со всевозможными революционными надписями, причём знамёна были всех калибров и размеров. Толпы народа без всяких эксцессов сдерживались и регулировались милицией, представителями Совета депутатов рабочих. На площадях Конно-Сенной (современная территория вокруг Центрального рынка), напротив христианского кладбища (территория вокруг здания областной филармонии на ул. Маршала Жукова), стояли бесчисленные ряды серых шинелей солдат.

После 12 часов дня президиум гражданского комитета во главе с Е.Н. Клиентовым и начальником гарнизона города Оренбурга генералом Н.П. Мальцевым обошёл все делегации, которые приветствовали его шумными и бесконечными криками «ура». 

Затем началось прохождение войск перед президиумом церемониальным маршем. Прохождение солдат шло свыше часа, в шествии участвовало 6 оркестров. После окончания парада состоялась исключительная по своей грандиозности манифестация, которую открывал оркестр музыки и отряд солдат. Процессия, напевая революционные песни, растянулась на версту, и, пройдя мимо военной гауптвахты, вошла на Николаевскую улицу (современная улица Советская). Здесь до Степной улицы шпалерами стояли десятки тысяч войск, которых манифестанты приветствовали криками «ура».

Шествие по Оренбургу «Праздник свободы», 12 марта 1917 года.

Шествие по Оренбургу «Праздник свободы», 12 марта 1917 года.

Процессия, дойдя до Ташкентской улицы, повернула к вокзалу, а оттуда через площадь прошла до Введенской улицы (ныне ул. 9-го Января) до городской управы, здание которой было очень красиво убрано. Здесь после произнесения речей, посвящённых свершившемуся перевороту, манифестанты около 4-х часов дня разошлись. Весь день по улицам проходил кружечный сбор, устроенный Дамским комитетом на подарки к Пасхе нашим воинам. Вечером город был иллюминирован».

До кровавого Октября оставалось чуть больше полугода…

Автор: Ольга Сгибнева, начальник отдела информации и публикации документов ГБУ «ГАОО»

Источник: «Вечерний Оренбург», № 11 от 15 марта 2012 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *