Издавать газету есть своего рода увлечение



С какими трудностями сталкивались учредители оренбургских газет в конце ХIХ века.

Разносчики газет, Санкт-Петербург, 1912 год

Разносчики газет, Санкт-Петербург, 1912 год

За границей процветает местная пресса

Очень пространные рассуждения о пользе периодических изданий опубликованы на страницах газеты «» в первые месяцы её существования. Скрывшись за подписью «Коняга», автор статьи под названием «Беседа с читателем» в 1893 году утверждал:

«Вот вам, читатель, новая газета… Если вы не читаете столичных изданий и, значит, не записной политик, то ваша родная газета будет самой для вас подходящей. Мы часто слышим жалобы на неразвитость русской публики. Не читает ничего русский человек. Русские редактора-издатели с завистью смотрят на заграничных своих коллег. Там ведь миллионами экземпляров выпускаются периодические издания. Оттого и дёшево стоят они. Там какая-нибудь местная газета выпускает больше экземпляров, чем у нас столичная. И вы думаете, читатель, там все столичные органы печати читаются публикой, как у нас. Нет, там даётся предпочтение своим родным. Оттого и процветает местная пресса.

Всё дело делает подписчик, всё дело делает спрос. Есть спрос, явится и предложение. За границей спрос очень велик. Там в таком городе, как со всеми областями, связанными с ним в административном и промышленном отношениях, было бы несколько десятков периодических изданий. У нас — раз, два, да и обчёлся. А какие жертвы приносятся редакторами-издателями местных газет для поддержания жизни своих детищ…

Говорят, у нас общественная жизнь иначе поставлена, чем за границей: общественная и государственная жизнь не предрасполагают русских людей к чтению. Пусть не предрасполагают, а всё-таки мы имеем право упрекнуть русского человека за то, что он мало читает, за то, что он новости предпочитает узнавать не из печатной газеты, а из устной».

Газета удовлетворяет духовную потребность человека

Далее информатор утверждал:

«Есть ещё причина, почему у нас мало развито газетное дело и почему у нас мало читателей. Кто у нас читает газеты? Интеллигенция читает, да и то не вся. Много у нас образованных людей, не только закинутых в деревню, но и живущих в городе, пробавляются устными газетами. Такие устные сведения, своего рода хроника местной жизни, называются сплетней.

Так повторяю, у нас читает газеты только образованный человек, трудящийся по канцеляриям, учительствующий, торгующий, врачующий. За границей совсем не то. Там главный спрос на газету делает житель деревни, житель фабрики, по-нашему простой мужик. Как бы велико не было число читателей-интеллигентов, всё-таки масса сельского и фабричного люда больше числом. А сельскому и фабричному люду самая подходящая газета – местная.

У нас читает ли газеты мужик, читает ли что-нибудь чернорабочий человек? Вы, конечно, скажете, что мужику нет времени читать газеты, что мужик тогда ещё больше будет лениться, пьянствовать и на печи валяться. А я думаю, напротив. И время есть мужику читать газеты, и лениться он не будет, а знание действительной жизни придаст больше энергии в работе, больше силы выдержать себя при неудачах, и пьянствовать он будет меньше. Он просидит праздник за чтением и не пойдёт от нечего делать к шинку посмотреть, что там новенького. Частенько это желание узнать новенькое оканчивается шумом в голове, ссорой с соседом из-за пустяка, иногда дракой. А ведь это желание узнать новенькое есть потребность вполне законная.

Теперь грамотных мужиков много. Один почитает – двое послушают. Газета удовлетворяет духовную потребность человека. Так неужели удовлетворить эту потребность может только образованный человек. Если нет у мужика собственного стремления удовлетворить потребность в книге и газете, нужно употребить какие-либо средства, чтобы развить эту потребность. Пока мужик не будет пользоваться книгой и газетой, он будет дикарём слушать деревенские сплетни и всякие небылицы».

Станция Санкт-Петербург, Варшавский вокзал, книжный шкаф Контрагентство  А.С. Суворина

Станция Санкт-Петербург, Варшавский вокзал, книжный шкаф Контрагентство  А.С. Суворина

Нужно развить у мужика потребность в печатном слове

Предлагался и выход из сложившейся ситуации:

«Нужно помочь мужику выйти из того кругозора, в котором он находится. Средства для этого есть: чтения, устраиваемые в сельских школах, сельские библиотеки. Можно бы употребить и такое средство, какое употребляли англичане, чтобы развить между дикарями потребность в разных мануфактурных изделиях. Они в начале бесплатно раздавали эти изделия, а потом дикари стали их покупать.

Вы скажете, чтобы развить потребность в газете среди рабочего люда, нужно иметь издателю большой капитал и иметь уверенность, что этот капитал пропадёт безвозвратно. Совершенно верно. Нужен большой капитал, но капитал этот не пропадёт даром, а обратится с процентами, ну хоть не в виде ассигнаций.

У нас даже есть попытка такого свойства. Есть газета, цель которой — развить у мужика потребность в печатном слове. Издаёт её настоящий капиталист, архимиллионер. Газета эта – «Сельский вестник», издающийся при «Правительственном вестнике». «Сельский вестник» рассылается бесплатно во все волостные правления. Но в волостных правлениях читаются только самые строгие предписания начальства. «Сельский вестник» писарем по хозяйственной части аккуратно подшивается по порядку номеров и сдаётся в архив. Я думаю, лучше газету адресовать учителям сельских школ. Учитель мог бы давать её старшим ученикам для чтения на дому. Тут бы она и попала мужику в руки. Через посредство учителя можно развить потребность в народе к чтению вообще и, между прочим, к чтению газет.

Наука и искусство ушли далеко, а народ всё стоит и стоит. Ему теперь трудно догнать науку, но он всё-таки должен догнать её во что бы то ни стало. Я не говорю, чтобы он был сведущ, как учёный, но хотя бы главные научные истины не считал за чертовщину. Он не верит ни в какие истины. Книга и газеты могут исправить это дело. Мужик не будет отщепенцем, не будет диким лесным зверем».

Издание временно приостановлено

Редактор и издатель «Оренбургского края» Н.А. Баратынский на исходе 1894 года оповестил читателей, что «издание газеты временно приостановлено по обстоятельствам, от редакции не зависящим».

Издавать газету есть своего рода увлечение

Не пожелавший назвать своё имя представитель «Оренбургского Листка» (скорее всего, им был редактор первого оренбургского частного периодического издания И.И. Евфимовский-Мировицкий), комментируя эту печальную новость, писал:

«Об обстоятельствах, зависящих от издательства, в циркуляре не упомянуто, и потому выражение «временно приостановлено» иные толкуют здесь в смысле чуть ли не цензурной кары. На самом деле «обстоятельства» приостановки издания газеты главнейшим образом зависели от издательства или от издателя, как хотите. Теперь уже не секрет, что еврей Б. Бреслин, типография которого два года печатала «Оренбургский край» на страх и риск, понёс убытки, на возмещение которых дальнейшие издательские шансы оказались безнадёжными. В свою очередь и редакционные шансы не могли не ослабеть по той же причине. Сотрудничество, широко организованное с самого начала дела, заговорило о гонораре, а известно, что без «купила» сотруднические силы привередничают…

И вот «литературно-политическая и экономическая газета, поставившая себе задачей исследование юго-восточного района России (губерний Оренбургской, Уфимской, Самарской, Тургайской и Уральской областей) в экономическом и бытовом отношениях», — газета, предупредительно здесь муссированная и даже фаворитируемая, — широковещательную программу свою почти с первого же года свела на обыкновеннейшую перепечатку готового газетного хлама из других областей России и из безграничной области международной политической болтовни.

Есть и ещё условие, вообще неблагоприятное для захолустной провинциальной прессы – это скудость пишущих сил. Обыкновенно, много бывает званых, только мало избранных, да и из этих последних иные заняты службой, иные продают свои услуги только за приличный гонорар и уж нет почти людей, отзывающихся и пишущих не из-за гонорара, а в силу внутренней душевной потребности».

Может держаться лишь единением сил

В заключение сообщалось:

«Мы знаем ещё одну причину слабого развития местной прессы, можно сказать, роковую причину – отсутствие читателя. Будь здешняя газета даже образцовой, а читателя она всё-таки не найдёт, так как местное население представляет для этого особенно неблагоприятную почву. Башкиры, киргизы и прочие инородцы, населяющие большую часть территории, не только читать, но и говорить по-русски не умеют. О поголовно почти безграмотных крестьянах, поселенцах и казаках тоже немного скажем утешительного. Сельские священники слишком заняты требами и иные не разрезают даже своих «Епархиальных ведомостей». Торговые грамотеи видят газету в трактирах, и если выписывают иногда, то целыми рядами лавок в складчину.

Примечают и выписывают местную газету немногие (3-4 сотни подписчиков). И вот из года в год у ней всё один и тот же читатель, почти без перемен – чиновник, врач, страстный грамотей, казённое или общественное учреждение, какой-нибудь меценат… Щедрин сатирически выразился: «Писатель русский пописывает, а читатель почитывает». Про наше захолустье и этого сказать нельзя, как бы «писатель не пописывал!»

О прочих неблагоприятных, зачастую безвыходных условиях местной прессы здесь распространяться не будем. Довольно сказать, что издание газеты в глуши встречает непримиримые требования, предъявляемые к ней с различных сторон. То, что нравится одному обывателю, ненавистно другому. И если газета повалится, то сожалеющих о ней найдётся немного. Издавать здесь местную газету – есть своего рода увлечение…

Указали мы редакции «Оренбургского края» не для укоризны, а с целью заявить ещё раз, что среди населения безграмотного и разноплемённого возможно вести газетку лишь в виде исключительно местной летописи. С этого мы начали своё издание 19 лет тому назад (прим. в 1876 году), этого направления будем держаться и впредь. Программа «Оренбургского Листка» обнимает всё, что можно печатать по части местной хроники и изучения Оренбургского края в экономическом и бытовом отношении, а потому приглашаем любящих родину и наблюдательных людей делиться своими мыслями с нашей редакцией запросто, без «многошумящих» потуг.

Прекратившаяся газета имела слишком широкое заглавие, и можно пожалеть, что оно не дано было периодическому сборнику статей по истории, археологии, статистике, этнографии, географии, археографии и местной медицине. Такой сборник мог стать солидным органом для всестороннего изучения и исследования Оренбургского края…

Приглашая сотрудников к скромному делу своему и старых и новых, мы убеждённо повторим ещё раз, что местная газета может держаться лишь единением сил, а не разделением их путём преждевременной конкуренции. Общественная жизнь нашего захолустья не выработала ещё достаточного спроса на газетную работу. С этой точки зрения мы искренно сожалеем о неудаче, постигшей газету господина Баратынского».

Автор: Татьяна .
Источник: «Вечерний Оренбург», №2 от 13 января 2011 г.

Добавить комментарий