Архив тэгов

Луч света: о вере и религии в годы Великой Отечественной войны

Великая Отечественная война. Молодые мальчишки уходят на фронт. А вот вернутся ли, большой вопрос. Остается надеяться только на Бога. Но как, если религия под запретом?

Никольский собор Оренбурга

Не секрет, что во времена Советского Союза религия была под строжайшим запретом. Не положено товарищу, строящему социализм, верить в Бога. Однако человек устроен так, что в минуты отчаяния даже самый отъявленный атеист перекрестится.

Павел Небольсин об Оренбурге (фрагмент), 1854

<…>Мы ехали восточным склоном Общего Сырта; вдали Урал: на широкой степи на горизонте виднелись группы невысоких холмов, выглядывавших один из-за другого; по тучной траве бродили стада баранов: мы увидели первого киргиза в вислоухом калпаке и в одном халате, без рубахи. Он сидел при дороге и узенькими глазками вглядывался в приближавшийся к нему наш экипаж. Когда мы поравнялись, киргиз стал на ноги, снял калпак и, обнажив давно уж не бритую голову, на которой даже и тюбетейки не было, угрюмо, но низко кивнул раза два, сделав два скорые поклона и не спуская с нас глаз.

Лица степи, Алексей Филиппович Чернышев (1824 — 1863). Источник: "Русский художественный листок".

Лица степи, Алексей Филиппович Чернышев (1824 — 1863). Источник: «Русский художественный листок».

Был полдень: солнце жгло и палило; из-за покрытых зеленью холмов выглядывали сизые тучки; в воздухе душно, но нам уж недалеко: вон, вправо ослепительной белизной блещут городские здания, яркой искоркой горит соборный купол, белоснежной колонной высится минарет караван-сарая… еще двенадцать верст, и мы почти что дома.

Старые газеты: В детской ночлежке, 1926

В подшивках газеты «Смычка» за март 1926 года, в глаза бросается обилие статей о детской беспризорности. В ней была даже специальная рубрика «Помощь беспризорным», в которой публиковалась информация о «Вызовах и пожертвованиях» на это благое дело.

Уфа 1922 год. Доставка детей в детский приемник

Уфа 1922 год. Доставка детей в детский приемник

Вот несколько примеров:

Для вечного зрения…

«1774-то года, мaя 10-го дня, ссыльной в городе Оренбурге и неоднократно битый кнутом, с вырываньем ноздрей и с постановлением знаков, Афонасей Тимофеев сын Соколов, он же Хлопуша, который был послан от господина губернатора в толпу злодея для уговаривания в оной бывших, чтоб заблаговременно отстали, в секретной комиссии допрашиван и показал:»

Наказание кнутом.

Наказание кнутом.

Что именно показал рецидивист Хлопуша допрашивавшему его капитан-поручику лейб-гвардии Семеновского полка Савве Ивановичу Маврину можно почитать здесь, я же предлагаю прогуляться по Оренбургским адресам знаменитого злодея.

Бёрды. Путевые записки казака

В ПОЕЗДЕ

Слух обо мне пройдет по всей Руси великой
И назовет меня всяк сущий в ней язык…
А. Пушкин.

Мягко и глухо постукивали колёса. Мягко, ритмично, чуть заметно приседал и покачивался вагон, а в открытое окно вагона видно было, как бесконечно тянулись провода, как торопливо пробегали телеграфные столбы, как мелькали разъезды и будки, как плыли мимо окна зелёные леса, зелёные поля и чёрные еще огороды. Весна 1949 года …

Вид на Бёрды. Июнь 1949 год. Чкаловская коммуна. – 1949. – 5 июня (№109).

На второй день пути мимо открытого окна вагона поплыли зелёные степи в цветах, холмистые, просторные, без конца и края, — наши оренбургские степи. Но вот и семафоры Каргалы промелькнули. Ещё 45 минут и — Бёрды.

Читаем старые газеты: Бердская слобода при Пугачеве

Герасимов С.В. Иллюстрация к повести А.С. Пушкина «Капитанская дочка». После взятия Белогорской крепости. 1950 год35 лет назад в газете «Южный Урал» была опубликована статья Реджинальда Васильевича Овчинникова, известного специалиста по истории политического и социального развития России в XVIII—XIX веках, по Пугачевскому восстанию и его отражению в произведениях А.С. Пушкина.

В семи верстах к северо-востоку от Оренбурга на угористом берегу Сакмары стояло старинное казачье селение — Бердская слобода (Берда) — место, памятное по отечественной истории и литературе. Здесь с ноября 1773 по март 1774 года располагалась ставка предводителя Крестьянской войны Емельяна Ивановича Пугачева, а сам он квартировал в «государевом дворце» — дома бердского казака Константина Егоровича Ситникова. В Бердской слободе был главный лагерь повстанческого войска, отсюда водил Пугачев свои отряды на приступы к осажденному Оренбургу, а его атаманы отправлялись в дальние походы к Уфе и Самаре, Челябинску и Гурьеву, Кунгуру и Казани.

19 сентября 1833 года, шестьдесят лет спустя после начала Крестьянской войны, в Бердскую слободу приезжал Пушкина. Наблюдение и записи рассказов он щедро использовал при создании научной монографии «История Пугачева» и повести «Капитанская дочка«. Одиннадцатая глава «Капитанской дочки» выразительно названа поэтом «Мятежная слобода».