В честь Вознесения Господня



Вознесенская церковь Гостиного двора в Оренбурге

Вознесенская Гостиного двора в Оренбурге

«По подобию греко-российских церквей…»

На излёте XIX века обнародован труд священника И. Сперанского о церквах г. Оренбурга, выдержки из которого предлагаю вниманию читателей:

«Прошлое столетие (т.е. ХVIII-ое. — Т.С.) известно тем, что каждое сословие строго обособлялось. Это стремление к обособленности выразилось и в религиозной жизни. Своя церковь была у губернатора, своя у чиновников, своя у казаков, своя у каждого из двух батальонов и своя, наконец, у купцов.

Возникновение купеческой Благовещенской церкви совпадает с постройкой Гостиного двора: 12 июня 1750 года Духовное правление получило от губернской канцелярии сообщение: «20 числа февраля сего 1750 года велено по представлению оной вместо имеющегося ныне при Оренбурге преждесделанного плетнем из хворосту и обмазанного глиной Гостиного двора построить вновь каменный , который да за помощью Божьей сего лета строением начался и производится, а понеже по учинённому плану назначено быть при том Гостином дворе за умалением тамо приходских церквей и по многолюдству русских купцов на вратах того Гостиного двора церкви Божией во имя Благовещения Пресвятые Богоматере».

По ведомости 1782 года «Благовещенская церковь отстроена в 1755 году 5 мая из казённой суммы». Она была высоко построена на воротах Гостиного двора, холодная, так что по словам священника Ивана Осипова, в зимнее время «приходилось греть руки и воздухи с покровами под горном».

Далее говорилось:

«В 1770 году прихожане просили губернатора ходатайствовать о распространении церкви, потому что и самая церковь и особенно алтарь были весьма тесны, а кстати просили позволения «по левую сторону построить во имя святого пророка Илии и придел». Консистория Казанская на ходатайство губернатора Рейнсдорпа от 22 июня прислала оренбургскому протопопу указ, которым позволено было пристроить новый придел, «заложить обще с тоя церкви священнослужителями по церковному чиноположению и, по устроении, убрать иконостасом и святыми иконами и прочим церковным благолепием, как правила и уставы повелевают по подобию других греко-российских церквей».

В 1775 году тот же священник И. Осипов затеял капитальную перестройку Благовещенской церкви заново с каменными двумя крыльцами. В настоящей Вознесенской церкви средняя часть заключает в себе именно старую церковь. Надстрой двух приделов над крыльцами — позднейшего происхождения, первоначально же крыльца шли по внешним стенам церкви.

Об этой церкви в ведомости 1782 года значится:

«ныне по тесноте ея, по Указу епископа Вениамина 1775 года мая 20 на том же месте и в тож именование каменная же холодная строением совершается тщанием купечества и других деятелей».

В 1784 году Благовещенская церковь была готова и протопоп получил от консистории указ освятить её. Освящена она не в то же именование, как предполагалось, а в честь Вознесения Господня и с 1784 года она называется в документах духовного правления настоящим ея именем, т.е. Вознесенской.

Но недолго пришлось прихожанам любоваться своим храмом. В 1786 году уничтожил каменные церкви города Оренбурга».

Новый лик храма

Протопоп Вознесенской церкви Иоанн Львов на рубеже XVIII и XIX столетий составил «Покорнейшее прошение» на имя Преосвященнейшего Августина Епископа Оренбургского и Уральского:

«Во время бывшего в городе пожара церковь была в крайней опасности. На галерее полы горели. Было ночное время, необходимо было выносить утварь, иконостас, от коего много штук отломали и позолота потемнела и во многих местах свалилась. При том и пол деревянный, от которого всегда происходит опасность. Почему прошу возобновить иконостас, починить украшение, позолотить весь, а полы настлать чугунные. На всё оное деньги уже готовы».

Купцы — прихожане Вознесенской церкви в начале 1803 года направили в Оренбургское духовное правление, городской магистрат прошение о постройке «придела во имя Святителя и Чудотворца Николая к церкви Вознесения Господня на Гостином дворе».

Но только через четыре десятилетия желание верующих осуществилось, поэтому содержащиеся в клировых ведомостях данные о храме практически не менялись:

«Церковь построена на вратах Гостиного двора в 1784 году на казённый кошт, зданием каменная с колокольней, крепка, теплая; престол один, утварью достаточна. Приписана к ней церковь зауральская на Меновом дворе на вратах азиатского дворика во имя Захария и Елизаветы».

С 1793 года жители подгородней Бёрдской слободы были «приписаны» к Вознесенскому приходу. Атаман Г.Г. Смирнов в начале XIX века сообщал в Оренбургское духовное правление, что

«в Бёрдской слободе имелась церковь Божия во имя Казанской Божией Матери с приделом Архангела Михаила деревянного здания, которая сгорела, почему слободу для исправления мирских треб и причислили к оренбургской Вознесенской церкви к священнику Стефану Иванову, но в рассуждении упомянутого священника, имеющего немало прихода в слободе, в требоисполнениях чинятся упущения…»

При знакомстве со сложившейся ситуацией местным епархиальным начальством выяснено:

«…в исправлении жителей Бёрдской слободы мирских христианских треб упущений священника Стефана Львова не усматривается».

Просто казаки хотели иметь отдельный приход, вскоре они своего добились.

Согласно указу духовной консистории от 23 декабря 1827 года приход Вознесенской церкви «составлен из штата оренбургской пограничной таможни и всего оренбургского купечества и мещанства». Церковным старостой на протяжении нескольких лет избирался мещанин М. Кекин. Сохранился протокол выборов весной 1839 года, когда

«с общего и священнослужителей церкви согласия избран оренбургский мещанин Михаил Кекин, которому от роду числится 57 лет, поведения он весьма честного, под судом и в наказаниях никогда и ни за что не бывал и к продолжению возложенной на него должности способен и довольно благонадёжен. На случай могущей быть какой-либо через него утраты по церкви будет не достаточно его имения, обязуемся ответствовать».

Под этим документом подписи известных в и за его пределами предпринимателей Михаила Деева, Ивана Путолова, Степана Оглодкова.

Именно их усилиями храм приобретал новый лик. На основании существующих правил оренбургская духовная консистория 14 марта 1834 года препроводила в главное управление путей сообщения и публичных зданий для рассмотрения проект «на предназначенную в г. Оренбурге по желанию прихожан на собственное их иждивение перестройку каменной Вознесенской церкви», позднее «доставлен план места, на коем предположена перестройка той церкви».

Из архивных документов следует:

«Комиссия проектов и смет, найдя означенный проект неудовлетворительным, переделала оный в общем виде для прочного устройства колокольни и чтобы дать лучший свет в церковь. Государь Император в марте 1835 года «изволил изъявить Высочайшее соизволение на перестройку означенной в г. Оренбурге церкви по проекту, составленному при главном управлении путей сообщения и публичных зданий».

Увеличена усердием прихожан

В клировой ведомости Вознесенской церкви за 1843 год появилась запись:

«к 1842 году усердием прихожан увеличена пристроем колокольни и двух приделов, ещё не освященных».

Начальник Оренбургского таможенного округа тогда же просил министра финансов России:

«Производившаяся иждивением прихожан и пособием Высочайше назначенным по ходатайству Вашего Сиятельства перестройка состоящей в городе Оренбурге при Гостином таможенном дворе церкви Вознесения Господня, ныне окончена, кроме иконостаса, на возведение которого по общей смете предположено употребить до 30 тысяч рублей ассигнациями. Но пожертвованной доселе суммы далеко оказывается на это не достаточно. Убеждаясь милостью, оказанной прежнему моему ходатайству у Вашего Сиятельства, осмеливаюсь вновь покорнейше испрашивать в пособие по возведению иконостаса в помянутом храме хотя третьей части назначенной по смете суммы».

Министр в свою очередь «испросил Высочайшее соизволение на отпуск из суммы департамента внешней торговли 1500 рублей серебром в пособие на постройку иконостаса в церкви г. Оренбурга».

Получив радостную весть из столицы, главный оренбургский таможенник информировал об этом священника Вознесенского храма Иоанна Виноградова:

«По ходатайству моему господин министр финансов с Высочайшего соизволения изволил отпустить из сумм департамента внешней торговли тысячу пятьсот рублей серебром на сооружение иконостаса в церкви Вознесения Господня приделе, предназначенном во имя Святого Николая Чудотворца; каковые деньги по распоряжению департамента будут отпущены из оренбургского уездного казначейства в оренбургскую таможню для передачи церкви.

С особенным удовольствием извещаю Ваше Преподобие о сей Монаршей и Начальнической милости, смею надеяться, что Вы не оставите Бога молить пред алтарём церкви и озаботитесь по получении денег немедленно выдать ростовскому 1-ой гильдии купцу Веснину четыре тысячи рублей ассигнациями на уплату мастерам, им законтрактованным: за живопись, резьбу, позолоту и поставку на место иконостаса. Последние же за тем деньги употребите на священные сосуды, ковчежец, воздухи, крест, паникадило, подсвечники, хоругви и на покров алтаря, дабы с приличием можно служить в приделе Святого Николая.

Что же касается до второго придела, предназначенного во имя Святого Благовещения, то господин Веснин взял всё это устройство на свой счёт и заказал уже работы тем же мастерам, о чём так же не лишним считаю известить Вас».

Его Преосвященство Иоаникий Епископ Оренбургский и Уфимский осенью 1844 года получил от начальника таможенного округа сообщение о том, что заботы по украшению храма Вознесения усердием купца Веснина близятся к завершению, новый иконостас заказан в Москве и «в июне 1845 года имеют быть работы окончены».

В архивном фонде Оренбургской пограничной таможни сохранился «Технический список Гостиному и Меновому дворам, состоящим в ведении таможни», составленный в середине XIX века:

«Гостиный двор построен внутри города Оренбурга из лавок с двумя воротами, на одних — башня, а на других церковь, которая с 1837 по 1845 годы перестроена щедротами Государя Императора, купцами ростовскими Весниным и Дюковым, приношением прихожан. Ценою, примерно, с тремя иконостасами в 250000 рублей серебром».

«Устроить под храмом кладовую»

В историческом очерке об оренбургском Троицком храме, опубликованном на исходе XIX столетия, священник И. Рассыпнинский уделил внимание и фактам из летописей других православных святынь:

«Под Благовещенской церковью была железная лавка симбирского купца Ивана Твердышева, вместе с тем поставщика мяса на оренбургские войска. «Полно тебе торгашом быть, будь помещиком и заводчиком», — сказал . «Капитала нет, человек я бедный», — ответил Твердышев. «Согласись только, всё остальное будет»,- сказал губернатор. Не далее как через пять лет лавочник из-под Благовещенской церкви Твердышев уже потомственный дворянин, пожалованный Императрицей Елизаветой Петровной прямо в коллежские асессоры, был владельцем трёх горных заводов, помещиком 4000 крестьянских душ, обладателем громадного числа земель, лесов и всяких угодьев. Чудно всё творилось в ХVIII столетии!»

Благовещенский храм волею судеб превратился в Вознесенский, а в середине XIX века под ним вновь появилась торговая точка, но с иным содержимым. Оренбургский городской голова в июне 1866 года, обращаясь к начальнику таможенного округа, сообщал:

«При существовании на Гостином дворе ворот для проезда под храмом во имя Вознесения Господа Иисуса Христа происходят по замечаниям общества купцов, принадлежащих к приходу этого храма, разные неблагопристойности в самом этом проезде, почему купеческое общество желало бы проезд этот закрыть и вместо оного устроить для храма кладовую, а для проезда рядом с церковью из одной или двух лавок устроить другие ворота, с тем что устройство это принимает общество купцов на свой счёт. Даже в таком случае, если Правительство найдёт, что чрез устранение неблаговидностей, делаемых в особенности по неведению азиатцами, будет ущерб для казённого интереса, то сумма эта сколько получается от смежных лавок, которые будут подлежать к разломке, разложить на все лавки. Такого рода накладку купечество принимает с особым расположением.

Вполне разделяя мнение своих сограждан, мне остаётся покорнейше просить Ваше Превосходительство оказать в этом случае с своей стороны особое содействие и тем самым предоставить возможность исполнить в настоящем лете желание христианского купечества…»

Глава оренбургской таможенной службы передал просьбу в департамент таможенных сборов российского министерства финансов, откуда в августе последовал положительный ответ. На страницах «Оренбургских Епархиальных ведомостей» позднее печаталось объявление:

«В книжной лавке Михайло-Архангельского Братства можно приобретать книги для религиозно-нравственного чтения… Лавка помещается под Вознесенской церковью».

Местные коммерсанты не скупились, украшая свой храм. В 1891 году на главный алтарь его «при торжественном обряде по церковному чинопочитанию» поднят крест, «сооруженный иждивением купца Николая Андреевича Дюкова». Издав путеводитель по г. Оренбургу, П.Д. Райский в 1915 году так написал о Вознесенской церкви: «Ныне, поддерживаемая купечеством, она благолепна».

Сейчас на центральной улице столицы Оренбуржья нет ни одного из трёх православных храмов, построенных нашими предками, — прекрасный Казанский собор, Петропавловская и Вознесенская церкви уничтожены в период деятельности воинствующих безбожников.

Будем надеяться, что современные предприниматели, став хозяевами возрожденного Гостиного двора, вернут нам и неотъемлемую составляющую этого памятника истории и культуры…

Источник: Т. Судоргина «В честь Вознесения Господня», Вечерний , № 13 от 27 марта 2002 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *