Карнавалы, балы и ёлки. Как праздновали в Оренбурге в начале XX века



Как отмечали Новый год и в Оренбурге в начале прошлого века?

Как отмечали Новый год и Рождество в Оренбурге в начале прошлого века?

Сегодня длинные на Новый год уже стали привычными. Но всего несколько десятилетий назад зимние не были такими популярными. Как отмечали Новый год и Рождество в Оренбурге в начале прошлого века? На этот вопрос нам помогут ответить газеты тех времён. Помогает нам в этот Марина Зильберштейн, ведущий архивист отдела информации и публикации документов Государственного архива Оренбургской области.

Новый календарь, новый праздник

19 декабря 1699 года (здесь и далее даты указаны по старому стилю), 315 лет назад, император Петр 1 издал указ, в котором говорилось «о писании впредь января с 1 числа первый новогодний утренника 1700 года во всех бумагах лета от Рождества Христова, а не от сотворения мира». С этого времени в России установилось новое летоисчисление.

Этот указ был дан в связи с тем, что «во многих христианских окрестных народах, которые прославляют православную христианскую Восточную веру, пишут лета числом от Рождества Христова». Уже на следующий день вышел указ Петра с подробными указаниями и распоряжениями о порядке встречи Нового Года и нового счисления. Торжество началось в двенадцать часов ночи 1 января 1700 года. Епископ Русской Православной Церкви Стефан Яворский после службы произнес обстоятельную проповедь, в которой, поздравив присутствующих, доказывал необходимость такой перемены. В течение целой недели «большая проезжая и знатные улицы были украшены сосновыми еловыми и можжевеловыми ветвями, такое же украшение было сделано над воротами. На Красной площади происходили огненные потехи и стрельба, зажигались хворост, солома и смоляные бочки» («Оренбургский листок», 1 января 1900 года).

С годами традиции празднования Нового года прочно входила в жизнь российского общества. Из чужеродного элемента, первоначально вызывавшего неподдельный интерес, удивление и даже некое возмущение населения, он превратился в один из любимейших праздников россиян.

О праздновании Нового года в Оренбургской губернии становится известно преимущественно из периодических изданий второй половины ХIХ века.

О праздновании Нового года в Оренбургской губернии становится известно преимущественно из периодических изданий второй половины ХIХ века. Фото: АиФ/ Евгения Чернова

Этот праздник оренбуржцы отмечали весело и с задором. Ежегодно проводились маскарады, устраивались ёлки, благотворительные вечера и балы.

Популярным способом среди населения была встреча Нового года в общественном клубе. В газете «Оренбургский листок» 1882 года опубликована заметка:

Новый Год оренбуржцы встретили в общественном клубе очень весело — с музыкой, танцами, ужинами. Гостей собралось много; были и первостатейные купцы.

Много публики привлекали и маскарады. Так, из газеты «Оренбургский листок» 1889 года №52 известно, что подобные гулянья проводились не только в дни новогодних праздников, но и по нескольку раз в зимнем сезоне. Интересно то, что существовала некая градация праздничных мероприятий. Состоятельные сословия и беднейшие слои населения праздновали Новый год отдельно. В том же номере газеты «Оренбургский листок» сообщается:

Маскарады в зимнем собрании и в прежние времена привлекали много публики; но теперь посетителей надо ожидать еще более, так как вольные маскарады в театре и на вокзале бульварном запрещены,желающих же потанцевать, развлечься найдется немало и из чистой публики, которая брезговала ходить на маскарады в театр и в вокзал. По крайней мере, в прежние годы вольные маскарады в общественном собрании всегда были приличны и многолюдны. Этому помогает распорядительность старшин. На первый день праздника по обычаю состоятся лакейские балы в вокзале Белова и в общественном собрании, да, кажется, и в прочих клубах. В этот вечер хозяева-господа остаются без прислуги и сидят дома.

Каждый Новый Год улицы города были переполнены гуляющими пешком и катающимися на лошадях людьми. Каждый день с 3- 4 часов густой вереницей шагом тянулись сани, запряженные лошадьми и разряженными красавицами из слободок. Это являлось своего рода выставкой «выездов» и «закладок». Не оставались без посетителей и общественные места: театр, детские елки и танцевальные вечера. В слободках по улицам ходили толпы славильщиков и ряженных («Оренбургский листок» от 1 января 1895 года).

«…Устроить для детей рождественские елки»

Регулярными в Оренбурге были детские елки, которые устраивались женами губернаторов Оренбургской губернии. Как правило, они были пышными и запоминающимися. Один из таких праздников описан в «Оренбургском листке» 1895 года следующим образом:

Детский праздник, устроенный ее превосходительством Е.М. Ершовой 2 января в обширных помещениях губернаторской квартиры, вышел блестящим и будет надолго памятным для детей, явившихся на вечер в сопровождении приглашенных из местного общества родителей. Благодаря заботливости и ласковой предусмотрительности хозяев, вечер этот начался детским спектаклем. В большом зале была приготовлена сцена, и юные исполнители сыграли шутку Мансфельда «Не зная броду, не суйся в воду» и водевиль Андреева «Старый математик». После спектакля детям были предложены чай и угощение из конфеток, фруктов, печений и прочих лакомств. Вечер закончился играми, продолжавшимися почти до 12 часов вечера.

С 1896 года в газетах отмечается возрастающая в Оренбурге популярность всевозможных елок:

Так, например, в губернаторской больнице доктор М.М. Кенигсберг устраивал елку для деток, больных дифтеритом, конечно выздоравливающих.

Открытки с Рождеством Христовым. Из архива Русского музея фотографии

Открытки с Рождеством Христовым. : Из архива Русского музея фотографии

В 1-ом кадетском корпусе весьма удачным оказался, кроме того, вечер кадетов старшего возраста, данный 3 января, по разнообразной программе. Оркестром кадетов дан был настоящий концерт, с удовольствием прослушанный посетителями. Кроме того кадеты прекрасно исполняли характерные танцы, например лезгинку или малороссийский гопак.

Елка была во всех приютах и даже в воскресной женской школе, конечно, с подарками. Это национально немецкое праздничное развлечение видимо привилось у нас, по крайней мере, в области детских забав. На площадях городских никогда еще мы не видели столько молодого хвойника, как в эту зиму: сосенки и даже настоящие ели и елочки (не распроданные) до сей поры, а еще не так давно весьма трудно было достать даже за 3 рубля одну ветку сосновую, а не то что красивое деревце. которое теперь можно купить с выбора за 30-40 коп («Оренбургский листок» от 1 января 1898 года).

На страже лесных красавиц

Действительно, с годами елки вошли в обычай и устраивались везде, где только это предоставлялось возможным: в кадетских корпусах, в женском институте, собрании и даже в казармах для батальонных солдат.

Подобно тому, как сегодня перед новогодними праздниками беспощадно вырубают елки, так и в ХIХ веке «два раза в году — накануне Троицына дня и Рождества Христова, — начиналась беспощадная резня елок и берез в лесах и кустарниках».

О проблеме вырубки леса сообщают газеты 1900 года. В «Оренбургском листке» не только обозначена сама ситуация, но и предложены возможные варианты для предотвращения истребления леса

Нечего говорить о том, что резня эта производится без всякого порядка нашими пригородными крестьянами, вовсе не воспитавшими в себе духа бережливости к лесу и природным богатствам. Этой возмутительной трате леса пора давно положить предел. Уже будет довольно много сделано в этом отношении, если подлежащим надзором будут указываться лесные площади и места, подлежащие невозбранной вырубке.

Можно идти дальше в этом направлении и заметить, что как бы обязательное требование иметь для каждой семьи елку вовсе не служит таким аргументом, который почти невозможно преступить. Правда устройство рождественской елки для детей является отголоском далекой старины; оно доставляет детям большую радость и традиция эта представляет как-бы священной не только у нас, в России, но и за границей. Елку может устраивать не одна семья самолично, а три четыре семьи, где есть дети, на общие средства. Такая богатая, сравнительно, елка принесет детям больше удовольствия и оживления чем какая-нибудь тощая, скучно убранная елка, с трудом устроении детям малосостоятельной семьи.

Детские приюты, народные школы, различные детские убежища устраивают бесплатные елки для детей. Следовательно, неимущий класс населения легко может обойтись и вовсе без собственной домашней елки, если только число этих устраиваемых обществом рождественских елок будет достаточно. Ребенок, которому будет дана возможность увидеть такую ослепительную грандиозную елку, в волшебной для него обстановке, конечно, забудет про отсутствие своей собственной нищенской елки в своей нищенской обстановке.

История празднования Нового года в России. Фото: АиФ/ Евгения ЧерноваВ документах, хранящихся в фондах Государственного архива Оренбургской области, а также в периодических изданиях ХlХ века сохранились сведения об организации елок для детей «Обществом взаимного вспомоществования приказчиков». Как свидетельствуют документы. «народу на елку собралось бесчисленное множество. Масса трудовой детворы весело и радостно играла вокруг высокой разубранной елки, а взрослая публика, та которую принято называть «ситцевой», чувствовала себя тоже по-домашнему. Танцы шли необыкновенно оживленно. Все проходы помещений общественного собрания были заняты карточными столами и играющими за ними. Тонны продолжались до четырех с лишним часов утра. Публика же оставалась много позднее»» от 5 января 1910 года).

Однако необходимо отметить, что в сравнении с Рождеством, празднование Нового Года в ХlХ веке было весьма скромным. Главное торжество приходилось на православный праздник. Все кардинально поменялось в первой половине ХХ века. но произошло это уже совсем в другой стране в .

Праздник с идеологией

После революции 1917 года перешла с юлианского календаря на григорианский, которым на тот момент пользовалась вся Европа. Церковь переходить на новое летоисчисление отказалась. Таким образом, празднование Нового года сместилось по времени на православный рождественский пост. На протяжении 20-х годов ХХ в. советская власть пресекала любые попытки празднования населением Рождества и Нового года. Рождественские традиции, а вместе с ними и новогодние, рассматривались не иначе как пережиток прошлого, как возвращение в бытность дореволюционной России. Лишь в 1935 году в Советском союзе состоялся первый новогодний утренник. Позднее Новый Год был узаконен во всем СССР.

Одним из основных источников, из которого можно узнать о праздновании Нового года в Оренбурге в советский период, является газета «». Из небольших заметок, опубликованных на страницах газеты, словно пазл, вырисовывается картина традиций новогодних праздников.

Ежегодно в Оренбурге, накануне праздника, открывался большой новогодний базар, который действовал до середины января. В павильонах, ларьках и палатках продавались елочные игрушки, спортивный инвентарь, школьные принадлежности елки, конфеты, шоколад, пряники и другие товары («Оренбургская коммуна от 9 декабря 1936 года).

Примечательным фактом является то, что с этого времени на страницах периодической печати стала публиковаться информация о том, как празднуют Новый год не только в самом Оренбурге, но и в городах, районах области. Фото: АиФ/ Евгения Чернова

Как для взрослых, так и для детей организовывались всевозможные утренники, карнавалы, маскарады. Интересно, что дети принимали непосредственное участие в подготовке праздника и организации елки. Так, в 1936 году «ребята в Доме Пионеров горячо обсуждали, какой надо сделать елку, вносили свои предложения и пожелания. Делали елочные игрушки из картона и цветной бумаги. Часть елочных игрушек Дом Пионеров закупал в Москве. Художественный и рукодельные кружки готовили к костюмированному маскараду костюмы и маски животных, любимых героев сказок» («Оренбургская коммуна от 11 декабря 1936 года).

Ребята участвовали в подготовке праздника не только для своих сверстников, но и для детей младшего возраста. В газете «Оренбургская коммуна» за 1936 г. опубликовано сообщение о подготовке праздника для малышей Оренбургской областной детской технической станции. Во время зимних каникул для ребят, как правило устраивался новогодний вечер.

Примечательным фактом является то, что с этого времени на страницах периодической печати стала публиковаться информация о том, как празднуют Новый год не только в самом Оренбурге, но и в городах, районах области.

В газете «Оренбургская коммуна» за 20 декабря 1936 г. говорится о введении празднования Нового года у казахов:

21 декабря школьная детвора казахских сел и аулов Буртинского района ныне готовится к проведению зимних каникул. В школе Жанатальского аула будет устроена елка для школьников. Елочные игрушки уже закуплены. Новогодняя елка у казахских детей будет устроена впервые. Раньше такого казахская детвора не знала. Дети к елке готовятся с огромным интересом и радостью. На вечере будет играть домовой оркестр.

В Советском Союзе празднование Нового Года приобрело идеологические черты. Так, в «Оренбургской коммуне» сообщалось о праздновании Нового года 31 декабря 1936 года:

«В клубе имени Ленина организуется вечер встречи Нового Года. Приглашаются знатные люди — стахановцы оренбургского железнодорожного узла вместе со своими женами. Клуб декорируется лозунгами, световыми транспарантами, флагами, зал иллюминируется цветными лампочками. В фойе установлены новые скульптуры, изготовленные харьковской скульптурной мастерской. Художественные кружки клуба готовят концерт, подчиненный единой теме — «Жить стало лучше, товарищи. Жить стало веселее». В то время когда стрелки часов остановится на 24 часах, на сцене откроется семафор. Насторожиться на стрелке старичок-стрелочник (1936 год). Подойдет паровоз с вагоном, из которого выйдет пионер, изображающий новый — 1937 год и сменит старика на стрелке. Загорится транспарант с надписью: «С новым годом, товарищи, за новые победы под знаменем Ленина — Сталина».

Городская ёлка для всех

Подвержены влиянию идеологии были и детские утренники:

29 декабря в детском очаге №5 малышам была устроена новогодняя елка. В 6 часов вечера распахнулись двери зала, вспыхнуло электричество, и перед детьми предстала сверкающая елка. В восторге малыши захлопали в ладоши и, взявшись за руки, живой гирляндой закружились вокруг нее со звонкой песней. Ребята искренне веселились, глядя на нарядную елку. В это время в зал вошел дед Мороз. Впереди деда катился огромный снежный ком и, докатившись до елки, раскололся. Из снежного кома посыпались гостинцы. Со смехом ребята окружили Мороза, который щедрой рукой стал раздавать им подарки.

Присутствовавшая на елке делегатка всеармейского совещания жен командиров Красной Армии тов. Соломина рассказала детям о встрече в Москве со Сталиным, Ворошиловым, руководителями партии и правительства. При имени Сталина ребята хором закричали «Ура» и запели «Мы шлем родному Сталину наш радостный привет.

Вообще детям в Советском Союзе уделялось большое внимание. Детские елки проходили не только 31 декабря, но и продолжались еще после праздника на протяжении всей последующей недели. Елки устраивались в парке культуры и отдыха, на катке. Для школьников старших классов организовывались балы—маскарады. К каждому празднику ребята должны были подготовить номера художественной самодеятельности.

Новогодние открытки Фото: Public Domain/ Министерство связи СССР

Новогодние открытки Фото: Public Domain/ Министерство связи СССР

С годами в традицию входила и организация общегородской ёлки, которую «устраивал оренбургский горсовет на площади Дома советов 31 декабря. Площадь была богато иллюминирована, украшена ледяными колоннами с картинами зверей и птиц, гирляндами зелени и т.д. Елка , высотою в 11 метров, устанавливалась в центре площади. Она украшалась всевозможными игрушками и красиво освещалась. Вокруг ёлки разбивались площадки для детского и большого катков. Здесь же открывался новогодний базар с продажей щелочных украшений» («Оренбургская коммуна от 28 декабря 1936 года).

— Таким образом, нетрудно заметить, что новогодние праздники в Советской России стали более торжественными, нежели рождественские, — подытожила Марина Михайловна. — Изменились и некоторые новогодние и рождественские традиции. Так, ёлка и Дед Мороз стали символами именно новогодних празднеств. Но главным итогом является то, некогда «чужой и непонятный праздник» Новый год со временем вошёл в традиции россиян и стал неотъемлемой частью их жизни. Сегодня Новый год не рассматривают как пришлый элемент, для многих он стал поистине российским торжеством.

Источник: «Аргументы и Факты» — АиФ в Оренбуржье, 6 января 2015 года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *