Метки архива

О кабаках и винном откупе

Когда мы говорим о кабаках, трактирах, кофейнях и ресторанах, каждый из нас вспоминает что-то свое: кто-то кулинарные изыски, кто-то возможность выпить в компании, кто-то — развлечения.

Ресторан "Вена" (Санкт-Петербург). Часть общего зала ресторана и буфетная стойка. Фото 1910-х гг.

Ресторан «Вена» (Санкт-Петербург). Часть общего зала ресторана и буфетная стойка. Фото 1910-х гг.

Исходя из того, что офици­альная история нашего края начинается все-таки с начала XVIII века, то и начнем мы свой рас­сказ с указа императрицы Елизаветы Петровны от 1756 года, в котором она потребовала построить в каждой губернии казенные винокуренные за­воды, дать право купцам-откупщикам иметь столько кабаков, сколько они пожелают. Эта откупная система, или винный откуп, действовала на террито­рии России больше века.

Крестник императрицы — турухтанский узник М.А. Шванвич

Петр Гринев в кандалахА.С. Пушкин, работая над повестью «Капитанская дочка», внёс в свои рабочие тетради запись о Швановиче

Народные восстания в дореволюционной России всегда затрагивали все сословия, в том числе и дворян. В книге Р.В. Овчинникова, озаглавленной «Над пугачёвскими страницами Пушкина», меня привлекла часть 3-я главы 1-й: «Немецкие указы Пугачёва писаны были рукой Швановича». Что же нам поведал автор этой книги?

Пламя пугачёвского восстания пылало с осени 1773 года по 1775 год. Александр Сергеевич Пушкин прочитал о Швановиче в архивных бумагах. В приговоре Сената по делу Емельяна Пугачёва и его сподвижников пункт 8 приговора открывался словами:

О чем писали раньше: Оренбург в прошлом, 1926

Оренбург настоящий очень мало похож на тот степной отдаленный городишко, который некогда был основан здесь на берегу седого Яика. У ру­бежа Азии, рядом с племенами полудиких раз­бойных племен кочевников, он не даром служил местом ссылки для многих видных людей Екате­рининских времен.

Европейские ворота Менового двора

Но года, эти великие дея­тели, изменили все. Вокруг Оренбурга взамен девствен­ных ковыльных степей зазеленели хлебные нивы взамен одиноких юрт, выросли большие аулы, села и де­ревни да и сам город сделался довольно крупным промышленным центром, железнодорожным узлом.

Кому и зачем нужны памятники?

Вы никогда не задумывались, почему уже много веков появляются все новые и новые памятники, причем и умершим, и живым?

Кому и зачем нужны памятники?

Наша память очень коротка, а жизнь идет своим чередом, постоянно возникают новые герои, случаются новые события, как хорошие, так и плохие… И именно памятники не дают забыть о самых важных вехах в истории.

Пушкин в Бёрде

Вашему вниманию предлагается статья оренбургского краеведа Михаила Васильевича Ливенцова о посещении Пушкиным Бёрдской станицы, опубликованная в мае 1970 года в журнале «Урал».

Памятник Пушкину и Далю в Оренбурге

Памятник Пушкину и Далю в Оренбурге

1

Теперь наша Бёрда — северный промышленный пригород Оренбурга, благоустроенный рабочий поселок. А в прошлом она была одним из первых казачьих поселений в диком поле, крепостью над каменистыми кручами Яика.

От нерегулярного корпуса к казачьему войску

Яицкий и оренбургский казаки 1774 годаФрагмент книги  Семенов В.Г., Семенова В.П. «Таналык: крепость, станица, село» — Оренбург: ООО «Оренбургское книжное издательство имени Г.П. Донковцева», 2015. — 560 стр.

Публикуется с разрешения авторов

В 1744 году после создания Оренбургской губернии, был издан указ о заселении новостроящихся крепостей по Верхнему Яику Закамскими полками ландмилиции. На основании высочайших указов исетсткие казаки из Сибирского ведомства были выделены и переданы в Оренбургское. Согласно указу 1736 года, с прежних пограничных линий были собраны люди «прежних служб» и направлены в Оренбургский край. Первыми поселенцами в пограничных крепостях Оренбургской пограничной линии стали строившие их казаки и солдаты гарнизонных полков, переведенных с упраздненной Закамской линии.

Служба казаков на линии, по малочисленности гарнизонов и казаков, была чрезвычайно трудна и многообразна. Наравне с пехотой и драгунами они несли караульную службу в крепостях, днем и ночью содержали посты и разъезды по форпостам и пикетам между укреплениями. Они же возили лес, строили и ремонтировали крепости и форпосты, возили и конвоировали почту и проезжающих по линии, содержали караулы при табунах и полевых работах, посылали партиями для преследования киргизских шаек, угонявших домашний скот и уводивших людей.

Отбывая сторожевую службу, казаки, кроме того, были земледельцами и домохозяевами. Живя на линии, они должны были постоянно быть начеку, а потому и на полевые работы  выезжать не иначе, как вооруженными партиями, а на ночь возвращаться в крепость; за малейшую оплошность они платили имуществом или пленом и даже жизнью.