Чтобы служил украшением города



Архивные документы о Ленинском сквере.

Ленинский сквер в Оренбурге

«Сад заложен в честь тысячелетия России»

Согласно данным нашего замечательного краеведа В.В. Дорофеева, с 20-х годов ХIХ века место, ныне называемое Ленинским сквером, именовалось Александровской площадью. Западная её часть служила как плацпарадная.

Место, ныне называемое Ленинским сквером, именовалось Александровской площадью. Западная её часть служила как плацпарадная.

В подробном описании второго дня знакомства императора Александра I с Оренбургом осенью 1824 года есть такие строки:

«12 числа (24 сентября по новому стилю. – Т.С.) последовал в 10 часов выезд Государя к разводу войск, выставленному на площади противу главной гауптвахты (находилась в нижнем этаже здания нынешней школы №30. – Т.С.) при стечении многочисленного народа, с несказанным стремлением стекавшегося к месту, занятому частью гарнизонного полка. И только Монарх приблизился к войскам, как «Ура!» разнеслось повсюду и прежде, нежели умолкли крики восторга, Его Величество своим словом открыл ученье».

Здесь же располагался бассейн, появившийся при губернаторе В.А. Перовском, устроившем в 1841 году летний водопровод

Здесь же располагался бассейн, появившийся при губернаторе В.А. Перовском, устроившем в 1841 году летний водопровод:

«Вода текла по склону в центр города и наполняла монументальный бассейн вместимостью в три тысячи вёдер. Разбирали воду бочками и вёдрами посредством семи кранов».

С северной стороны площади в благодарность Государю Императору Александру I, освободившему от воинского постоя, при военном губернаторе В.А. Обручёве (который управлял краем с 1842 по 1851 гг.) поставлен обелиск, с золочёным шаром наверху, позднее перенесённый на бульвар.

С северной стороны площади в благодарность Государю Императору Александру I, освободившему Оренбург от воинского постоя, при военном губернаторе В.А. Обручёве поставлен обелиск, с золочёным шаром наверху, позднее перенесённый на бульвар.

Сад на Александровской площади заложен в 1863 году, когда городской голова Степан Деев пожертвовал для этой цели 1000 рублей серебром в память тысячелетия России, отпразднованное в 1862 году.

По распоряжению оренбургского генерал-губернатора Н.А. Крыжановского от 27 мая 1866 года

«сад, устроенный на Александровской площади, принят городской думой в хозяйственное распоряжение с тем, чтобы сад этот служил украшением города и чтобы на будущее время не только был удержан в настоящем виде, но был бы приведён в лучшее положение. Для чего приглашён думой, устроивший этот сад, садовник оренбургский мещанин Павел Иванович Лебедев для принятия в своё ведение и наблюдение за садом с вознаграждением за труды по 150 рублей в год и на ремонтные потребности ежегодно по 30 рублей серебром».

«Под устройство беседки для продажи прохладительных напитков»

С мая 1881 года место в Александровском саду арендовал отставной рядовой Борух Островский за плату 111 рублей в год, но к весне 1884 года за ним числилась недоимка в 92 р. 39 копеек. Торги «на отдачу в трёхлетнее арендное содержание места в Александровском садике под устройство беседки для продажи лимонада, сельтерской воды и прочих прохладительных напитков в летнее время» были произведены 18 апреля 1884 года.

На торги «явился только солдат Александр Клейман, который выдал цену 30 рублей 5 копеек в год. После того, за отсутствием изустного соревнования в торге, был вскрыт поступивший в управу запечатанный конверт с объявлением к торгам. Запечатанное объявление оказалось от содержателя аптеки провизора Евгения Эрнестовича Розенберга, который назначил плату по 41 рублю в год и представил залог 50 рублей. На следующий день Б. Островский явился в управу и заявил, что он не знал о назначении торгов на арендуемое им до 1 мая место и потому не явился на них. Он согласился взять упоминаемое место в содержание на новый срок с платой 75 рублей в год».

О сложившейся ситуации управой сделано заключение:

«Если думе угодно будет принять предложение Островского, которое сделано без всякого залога и потому может повлечь за собой отказ со стороны Островского от принятия на себя обязательства по исполнению сделанного им предложения, то, по мнению управы, прежде сдачи ему упоминаемого места следует обязать его, чтобы он внёс в городскую кассу числящуюся за ним недоимку».

Ознакомившись с этой информацией, члены думы, «находя, что выданная на торгах Е. Розенбергом арендная плата значительно ниже прежней платы, за которую место это отдано было рядовому Островскому, и принимая в соображение заявление последнего, определили: «Поручить управе произвести новые торги с допущением к ним прежнего арендатора Островского при условии, если он предварительно уплатит недоимку, и с тем, чтобы арендная плата за место была уплачиваема за год вперёд, причём предоставляется городской управе утвердить торги в том случае, если арендная плата будет выдана выше предложенной господином Розенбергом».

Весной 1898 года мещанину Орликову-Валлери было сдано «в аренду с 18 апреля по 1 сентября место в Александровском сквере против городского театра в аллее под устройство тира с платой 3 рубля в месяц».

В апреле 1899 года контракт был продлён, но сумма аренды повысилась до 5 рублей в месяц (для сравнения рыночные цены того времени: баранина – 20 к., телятина — 30 к., свинина — 25 к. за килограмм).

«Публика заходит только мимоходом отдохнуть»

Сотрудник «Оренбургского листка» 120 лет назад обнародовал заметку «Наши садики», в которой утверждал:

«Всем хорошо известно, какую пользу и как много удовольствия могут приносить сады, в особенности в таком пылью обильном городе, как наш Оренбург. Сады-то у нас есть, и сады очень хорошие, но за ними надлежащего надзора нет. Здешний бомонд, если так можно назвать нашу интеллигенцию, предпочитает гулять в садике на берегу реки Урал, хотя весь этот бульварик не стоит и одной аллеи Караван-Сарайского сада.

Что же касается Александровских скверов, то они, хотя и часто засажены деревьями, слишком малы. Сюда публика заходит только мимоходом отдохнуть, гуляний здесь не бывает вовсе».

Постоянный автор публикаций в том же периодическом издании, скрывающийся за подписью «Дядя Еремей», на исходе лета 1889 года, посетив все сады Оренбурга, предложил своим читателям стихотворный отчёт о них. Александровскому скверу он посвятил такие строки:

«Лишь только душный день и жаркий
Сменит вечерняя заря,
Сюда идут гулять кухарки
И с ними франты-писаря.
Для деток служит сад забавой,
Как развлечения приют…
Я не пойму, зачем же, право,
Его «собачьим» здесь зовут»…

В фондах Государственного архива Оренбургской области сохранились документы о финансовых вложениях на организацию приёма наследника российского престола, будущего императора Николая Второго, посетившего Оренбург в 1891 году. Среди наиболее значительных статей расходов – суммы на благоустройство губернского центра: ремонт зданий общественного собрания, Александровской больницы, Менового и Гостиного дворов, Кафедрального Спасо-Преображенского собора. Немалые деньги потрачены на «устройство каменного тротуара на Большой Николаевской улице», «устройство каменного фундамента и ограды с железной решёткой вокруг Александровского сквера, переделку каменного фонтана на площади около Управы (теперь музей изобразительных искусств. — Т.С.)…»

Тем не менее летом 1899 года корреспондент «Оренбургской газеты» возмущался:

«До какого безобразия можно довести сквер в самом центре города, можно увидеть, посетив сквер против театра на Николаевской улице (ныне ул. Советская. — Т.С.). В середине его помещается будка с продажей шипучих вод, а что творится вокруг этой будки, не может представить себе даже и пылкое воображение – это помойная яма, наполненная всякими отбросами. А между тем сквер этот является местом гуляний детей, которые там играют и днём и вечером. Нужно поражаться равнодушию и невниманию городского управления и к своему скверу, и к интересам населения, которое по необходимости должно посещать городские скверы».

«Как памятник оренбургской старины»

На рубеже ХIХ и ХХ веков общественность губернского центра была озабочена выбором места под театральное здание:

«Некоторые предлагают устроить новый театр в Тополёвом саду, для чего пришлось бы вырубить часть этого сада, что нежелательно. Другие указывают на , для чего сквер этот пришлось бы также вырубить…»

Тогда же хроникёр «Оренбургского листка», рассуждая о необходимости установки памятника И.И. Неплюеву, писал:

«Открыта подписка во всей Империи на сооружение памятника в Оренбурге этому «птенцу гнезда Петрова», этому удивительному организатору и устроителю всего Оренбургского края… «Отцы города» думают ставить памятник в садике против Неплюевского кадетского корпуса (речь идёт о нынешних «Тополях». — Т.С.). По нашему мнению, памятник Ивану Ивановичу следовало бы поставить на более открытом и центральном месте. Например, на превосходной площадке между Александровскими скверами, где в настоящее время торчит некрасивый и никому не нужный фонтан или бассейн. Кстати, улица, пересекающая эту площадку, носит имя Неплюевской (ныне ул. Ленинская. — Т.С.)…»

Беседка-ротонда перенесена в Александровский сквер из Зауральной рощи в конце ХIХ столетия. Она стояла там с 1829 года, посередине её находился небольшой фонтан с амуром.

Беседка-ротонда перенесена в Александровский сквер из Зауральной рощи в конце ХIХ столетия.

Весной 1915 года депутаты городской думы заслушали доклад, в котором говорилось:

«Существующая в Александровском сквере каменная беседка, сложенная из гребенского камня, на известковом растворе, в силу атмосферных явлений местами разрушена. Особенную опасность представляют спускные плиты карниза, часть которых упала уже, часть треснула и едва держится, зажатая между нижними цельными плитами. Все эти плиты, по мнению городского архитектора, нужно заменить бетонными плитами. Кроме того, для защиты камня от дальнейшего разрушения необходимо покрыть цементной штукатуркой купол со всех сторон, все повреждённые места карниза и колонн. О реставрации означенной беседки, как памятника оренбургской старины, ходатайствует оренбургская учёная архивная комиссия».

Городские думцы решили: «на производство капитального ремонта ассигновать 500 рублей. Находящийся в беседке фонтан разрешить управе убрать».

Назвав свою заметку «Мимоходом», журналист «Оренбургской жизни» в июле 1914 года сетовал:

«Не так давно на собрании членов одного местного общества докладчик назвал городские садики «Собачьими». Присутствовавший местный старожил счёл себя, по всей видимости, обиженным и зло отрезал: «В Оренбурге нет собачьих садиков, а Александровские скверы!»

Справедливость требует, однако, отметить, что в этих сквериках порой всё же лучше, чем на пыльных улицах нашей «чёртовой песочницы». Лишь в прошлом году городская управа обратила внимание на садики. Были поставлены новые скамейки, засеяна трава. Реформы быстро сказались, и садики приняли более приличный вид. Но не надолго. В начале лета городская управа решила приняться за переустройство в садике павильона. Наскоро возвели леса, и на этом почила по той простой причине, что денег нет. Думе теперь некогда заниматься такими «пустяками». Летнее время, сорокаградусная жара, прелестные ночи… А тем временем в садике строительные леса своим видом пугают играющих детей и наводят тоску на взрослых».

Затем оренбуржцев информировали:

«Городская управа разрабатывает проект переустройства Александровских садиков. Садики эти предположено соединить в один, убрав находящийся между ними фонтан. Посередине будет устроена эстрада для музыки. Таким образом, в Оренбурге прибавится ещё один общественный сад, что нельзя не приветствовать».

Автор: Татьяна

Источник: Вечерний Оренбург, № 26 от 02 июля 2009 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *