Дом трудолюбия



125 лет назад, 19 ноября (1 декабря по н.с., далее все даты указаны по старому стилю) 1895 года в газете «Оренбургский листок» была опубликована небольшая заметка об открытии в Оренбурге «Дома трудолюбия».

19 ноября (1 декабря по н.с.) 1895 года в газете «Оренбургский листок» была опубликована небольшая заметка об открытии в Оренбурге «Дома трудолюбия».

При помощи Божией и пожертвований добрых людей, 14-го сего Ноября 1895 года, открыт в г. Оренбурге (во 2 й части города, на Базарной площади, возле женского монастыря. Назначение дома трудолюбия — приходить на помощь бездомным, вышедшим из больниц и не имеющим еще заработка, освобожденным из мест заключения по отбытии наказания и всем вообще впавшим в крайнюю бедность – предоставлением им честного труда и дневного приюта. Впредь до указаний опыта, в доме трудолюбия предназначены следующие работы: плетение корзин, шитво новых хлебных мешков и починка старых, плетение мочальных половиков и клейка пакетов для лавок москательных торговцев и булочных. Кроме сего, чернорабочие могут получить из дома трудолюбия необходимые для работ: топоры для расколки дров, пилы для дров, лопаты, ломы и т.п. орудия. Предметы эти выдаются рабочим под обеспечение письменных их видов или по поручительству известных дому трудолюбия лиц.

Объявляя о сем, Комитет вспомоществования неимущим жителям г. Оренбурга просит нуждающихся в работе обращаться в дом трудолюбия к смотрителю этого дома.

На первое время, впредь до указаний опыта, устанавливается рабочая плата за целый день работы одному рабочему (женщине или мужчине, а также способным к работе детям) 18 коп. сер. Там же, при доме трудолюбия, каждый рабочий может получать пищу: обед и два раза в день по кружке чаю, за 8 коп. сер.

За председателя Общества вице- Соколовский.[1]

Примечание «Бердской слободы»: Дом трудолюбия — возникшая в конце XIX века в России форма помощи незащищённым слоям населения и их социализации путём предоставления оплачиваемой работы, пропитания и иногда жилья.

В отличие от существовавших на тот момент работных (рабочих) домов изначально не являлись учреждениями исполнения наказания и предполагали относительно свободное в них проживание и добровольное участие в труде.

Сбор пожертвований на устройство Дома трудолюбия начался в 1894 году. Из Санкт-Петербурга поступило пожертвование от отца Иоанна Сергиева (Кронштадтского).[2] Среди жертвователей в документах упоминаются имена известных оренбургских купцов: Зарывновы, Деевы, Мякиньковы.

В апреле 1895 года состоялось заседание Общества вспомоществования бедным жителям г. Оренбурга под председательством Оренбургского губернатора и наказного атамана Оренбургского казачьего войска Владимира Ивановича Ершова, где обсуждались меры «к скорейшему открытию в г. Оренбурге Дома трудолюбия ввиду настоятельной необходимости в этом учреждении для нравственных целей».[3]

В ноябре 1895 года газета «Оренбургский листок» сообщала:

«Дом трудолюбия, давно задуманный здесь местным Обществом вспомоществования бедным, стал, наконец, совершившимся фактом: он открыт 14 ноября, в день рождения вдовствующей Государыни Императрицы Марии Федоровны и в день первой годовщины бракосочетания Их Императорских Величеств, Государя Императора Николая II и Государыни Императрицы Александры Федоровны.

Дом Трудолюбия, или «Трудолюбивый дом», как уже зовут его в народе, открыт пока в переселенческих бараках, близ женского монастыря (прим. «Бердской слободы»: пересечение современных улиц Аксакова и Маршала Жукова), и, даст Бог, обратит на себя внимание оренбургского общества как в виду доброй цели его, так и потому, что учреждение домов трудолюбия в России соизволила взять под свое высокое и сердечное покровительство Сама Государыня Императрица Александра Федоровна.

Торжество открытия «трудолюбивого дома» не могло быть вполне блестящим: не было на открытии нашего заботливого начальника губернии, В.И. Ершова (утром в этот день умер у него сын-кадет…) … Организация труда в новом учреждении только что начинается, и трудящиеся, по проекту, будут занимаемы, главным образом, теми видами труда, которые не представляли бы конкуренцию местному ручному труду. наш показывает, что именно привозится сюда со стороны (хорошая валяная обувь, кожи и проч.), и чего не производят пока наши оренбургские кустари. Это базис проекта».[4]

В декабре 1895 года Дом трудолюбия был «осчастливлен Всемилостивейшим вниманием Государыни Императрицы Александры Федоровны. Ея Величество на телеграмму супруги оренбургского губернатора соизволила ответить:

«От сердца радуюсь открытию в Оренбурге в счастливый для меня день, 14 ноября, Дома трудолюбия, который да будет источником живой христианской помощи. Искренно благодарю членов общества, граждан Оренбурга и Вас за теплое участие в сем деле и за выраженные чувства. Александра».[5]

В приказе оренбургского полицмейстера от 25 декабря 1895 года отмечалось, что

«все способные к труду, как взрослые, так и малолетки, мужчины и женщины, которые прежде просили подаяний по неимению заработка, теперь находят себе дело в Доме трудолюбия, впавшие же в убожество от несчастных обстоятельств, сиротства, старости или дряхлости и вообще немогущие трудами снискивать пропитание, призреваются в доме неимущих. При таких условиях нельзя не видеть в каждом нищем или просящего милостыню по лени и привычке к праздности, или же обратившего собирание милостыни в ремесло.

Так, 15 сего декабря, нижние чины полиции и сторожа собрали со всего города нищих в числе 94 человек, — из них 30 мужчин, 51 женщина и 13 детей. При разборе их оказалось, что многие в состоянии работать, некоторые действительно по слабости и дряхлости не в состоянии заниматься делом, нашлись в числе нищих и такие, которые получают пособие и даже находятся на презрении, дети все оказались живущими при родителях и откровенно объяснили, что посланы собирать милостыню отцом или матерью. Первый опыт такого сбора нищих при полицейском управлении указал на необходимость установления однообразного порядка действия чинов полиции, по определенной форме».[6]

Полицмейстер приказал впредь сбор нищих делать каждый раз по назначению, заполнять бланк сведений о каждом нищем по форме адресного листа, обо всех без исключения неспособных к труду и задержанных за нищенство доносить в правление Общества вспомоществования нуждающимся жителям г. Оренбурга, а «просящих милостыню по лени и привычке привлекать к уголовной ответственности».[7]

Предполагалось, что соблюдение данных мер приведет к тому, что «в Доме трудолюбия и в ночлежных домах призреваемыми окажутся лишь немногие лица, действительно страдающие от безработицы, а не тунеядцы и праздно шатающиеся, избравшие себе нищенство ремеслом».[8]

Архивные материалы свидетельствуют о сословном распределении людей, работающих при Доме трудолюбия. Так, в период с 28 ноября 1895 г. по 1 июля сего 1896 г. значилось:

  • Дворян — 1
  • Военных чиновников — 1
  • писарей — 1
  • Запасных нижних чинов — 2
  • Башкир — 4
  • Мещан — 91
  • Итого — 100 человек.[9]

Из отчета по Дому трудолюбия за 20 ноября 1895 года — 1 августа 1896 года следует, что за данный период времени работой в Доме трудолюбия были заняты 99 мужчин и 17 женщин, «исполнено разных работ на сумму 459 рублей 68 копеек, из которых выдано заработной платой 272 рубля 76 копеек».[10]

Примечание «Бердской слободы»: В последней четверти XIX века баранина свежая стоила 2 рубля 80 копеек за 16 кг., картофель – 55 копеек за 16 кг., масло коровье – 10 рублей 50 копеек за 16 кг., мука ржаная – 5 рублей 40 копеек за 144 кг., соль – 24 копейки за 16 кг.

12 сентября 1896 года в Оренбург прибыл тайный советник барон Отто Оттович Буксгевден, «почетный член попечительства о Домах трудолюбия и работных домах», который 13 сентября присутствовал на объединенном заседании Правления Общества вспомоществования нуждающимся жителям г. Оренбурга и Комиссии по заведыванию Домом трудолюбия под председательством Елены Михайловны Ершовой, жены губернатора. Заседание было открыто почетным гостем, который изложил свои взгляды на «желательное направление деятельности оренбургского Дома трудолюбия» и «указал мероприятия, долженствующие расширить круг деятельности этого учреждения»:

«разделение Дома трудолюбия на два отделения – мужское и женское» и устройство «ночлежного дома при Доме трудолюбия».[11]

В завершении заседания «…господину Буксгевдену угодно было высказать, что осмотренное им благотворительное учреждение Общества произвело на него отрадное впечатление».[12]

На общем собрании Правления Общества вспомоществования нуждающимся жителям г. Оренбурга и учредителей оренбургского Дома трудолюбия, состоявшемся 2 октября 1896 года, было «организовано особое Попечительное общество оренбургского Дома трудолюбия».[13] В его ведение перешли все вопросы, касающиеся работы учреждения.

Из Комитета Попечительства о домах трудолюбия и работных домах, состоявшего под Августейшим покровительством Ее Императорского Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны, 24 октября 1896 года в Оренбург были доставлены «Вопросные пункты по домам трудолюбия» — запрос о деятельности оренбургского Дома трудолюбия.[14] На момент получения запроса при нем работали 12 мужчин: 11 мещан, в том числе 5 — из отставных нижних чинов и 1 казак.[15]

В ответ на запрос приведены данные, что в Доме трудолюбия предлагались следующие виды работ: «плетение корзин, шитье мешков, клеение конвертов и пакетов, вязание рыболовных снастей и охотничьих сумок».[16] Из числа занятых при Доме трудолюбия людей никто не имел постоянного места работы.

Размер заработной платы установился в пределах от 15 до 22 ¼ копеек и был одинаков для мужчин и женщин. При этом в ответах на запрос уточнялось, что стоимость продовольствия одного человека в день – 7 копеек, и «работающие содержатся сами на заработную плату».[17]

Дом трудолюбия помещался «в казенных переселенческих бараках, принадлежащих Министерству внутренних дел и уступленных во временное пользование безвозмездно…Здание одноэтажное в три комнаты, из коих в одной небольшой помещается смотритель дома… Работающие в доме ночлега не имеют».[18] Помещение было рассчитано на 30 человек; «все работы… производились в одной общей комнате размером в 40 кв. сажень»[19] (прим. «Бердской Слободы»: 1 сажень – 2, 1336 м.). К дому были пристроены отдельная кухня и сарай.

Смотрителем Дома трудолюбия был назначен мещанин Николай Николаевич Денисов.[20] Кроме него в Доме проживал повар. Ежемесячная плата смотрителя составляла 25 рублей, повара — 3 рубля 60 копеек.[21]

Бюджет Дома трудолюбия складывался из членских взносов участников Попечительного общества, пожертвований и «выручки за сработанные в Доме предметы».

В конце 1896 года при Доме трудолюбия было открыто отдельное женское отделение. Специально для него была учреждена должность закройщицы по женскому отделению. Архивные повествуют, что женщин, ищущих работу, оказалось слишком много, в связи с чем комитет по заведыванию Домом трудолюбия был «поставлен в необходимость выдавать работу только тем женщинам, которые наиболее нуждаются в ней и заслуживают».[22] В документах содержится информация, что «в отделении этом приходящие женщины заняты шитьем рубах и шаровар…»[23].

На заседании Правления попечительного общества 22 ноября 1896 года были рассмотрены вопросы об увеличении и обеспечении сбыта продукции «в виду значительного количества изделий женского труда, изготовленных в Доме трудолюбия…»[24]. Правление решило «поставить на рынке второй ларь…, передать в дешевую столовую до 30 рубашек и шаровар для продажи по установленным ценам…, снестись (прим. «Бердской слободы»: установить с кем-нибудь связь)[25] с золотопромышленниками Кузнецовым и Подвинцевым, не признают ли они возможным принять на себя сбыт рабочим предметов женского труда и с этой целью послать им образцы изделий…» и т.д.[26]

Из «Ведомости о приходах и расходах сумм по работам при Доме трудолюбия» за период со 2 февраля по 1 декабря 1897 года следует, что женским отделением изготавливалось «разное белье и одежда» для губернской больницы, городской Александровской больницы, деевской богадельни, ремесленного училища и других учреждений.[27]

К сожалению, документов о деятельности оренбургского Дома трудолюбия сохранилось немного.

[1] Оренбургский листок – 1895 – 19 ноября. Л. 108.
[2] Оренбургский листок – 1895 – 4 июня. Л.56.
[3] Судоргина Т.В. Дом трудолюбия. Оренбуржье – 1995 – 23 ноября. Л. 73.
[4] Оренбургский листок – 1895 – 19 ноября. Л. 108 об.
[5] Оренбургский листок – 1895 – 24 декабря. Л. 120 об.
[6] Оренбургский листок – 1895 – 24 декабря. Л. 120 об.
[7] Оренбургский листок – 1895 – 24 декабря. Л. 120 об.
[8] Оренбургский листок – 1895 – 24 декабря. Л. 120 об.
[9] Ф. 139 Оп. 1 Д. 1 Л. 66.
[10] Судоргина Т.В. Дом трудолюбия. Оренбуржье – 1995 – 23 ноября. Л. 73.
[11] Ф. 139 Оп. 1 Д. 1 Л. 62 — 62 об.
[12] Ф. 139 Оп. 1 Д. 1 Л. 64 — 64 об.
[13] Ф. 139 Оп. 1 Д. 2 Л. 6.
[14] Ф. 139 Оп. 1 Д. 2 Л. 37.
[15] Ф. 139 Оп. 1 Д. 2 Л. 39.
[16] Ф. 139 Оп. 1 Д. 2 Л. 42а об.
[17] Ф. 139 Оп. 1 Д. 2 Л. 42 об.
[18] Ф. 139 Оп. 1 Д. 2 Л. 41.
[19] Ф. 139 Оп. 1 Д. 2 Л. 41 об.
[20] Ф. 139 Оп. 1 Д. 2 Л. 205 об.
[21] Ф. 139 Оп. 1 Д. 2 Л. 41 об.
[22] Ф. 139 Оп. 1 Д. 2 Л. 117.
[23] Ф. 139 Оп. 1 Д. 2 Л. 105.
[24] Ф. 139 Оп. 1 Д. 2 Л. 49.
[25] С.И. Ожегов. Словарь русского языка. М., 1963. С. 728.
[26] Ф. 139 Оп. 1 Д. 2 Л. 49 — 50.
[27] Ф. 139 Оп. 1 Д. 2 Л. 248 — 248 об.

При создании материала использовалась собственная информация «Бердской слободы», а также статья И.В. Константиновой, ведущего архивиста отдела ИиПД, «Дом трудолюбия» от 09.12.2015.