Улицы первых фонарей



В архивном фонде оренбургского генерал-губернатора сохранились материалы об устройстве первых уличных фонарей в ОренбургеВ архивном фонде оренбургского генерал-губернатора сохранились материалы об устройстве первых уличных фонарей в Оренбурге.

Главный полицмейстер города 16 мая 1834 года в рапорте губернатору сообщал:

«В отношении словесного приказа Вашего Превосходительства, по соображению местных цен уличным фонарям, представляя при сем благоусмотрению Вашему, сделанное мною исчисление для заведения и содержания в течение 7 зимних месяцев, то есть с 1-го октября по 1-е мая, одного фонаря, честь имею присовокупить, что полиции не назначено никакой особой суммы на освещение города. По разрешению же предместника Вашего Превосходительства, генерал-адъютанта графа Сухтелена, сделаны 4 фонаря, из коих 2 находятся при квартире Вашего Превосходительства и 2 при полиции. Содержатся они на штрафную сумму, собираемую с бродячего по городу скота, которой было в сборе в прежние годы от 80 до 120 рублей. Ныне всех фонарей в заведывании полиции 16, но на какую сумму они построены, из дел полиции ничего не видно». 

Далее прилагался документ, из которого узнаём, что стоимость фонаря со всеми необходимыми принадлежностями при покупке его в Казани и с доставкой в составляла 50 рублей. А также с учётом стоимости постного масла 1 пуд – 26 рублей и пряденой бумаги для фитиля на освещение одного фонаря в течение 7 зимних месяцев требовалось 77 рублей.

«На основании мнения Государственного Совета, утверждённого 4 ноября 1828 года», городская дума в 1835 году потребовала, чтобы штрафные суммы с бродячего по городу скота поступали в её ведение. Специальным предписанием военного губернатора было принято решение: на содержание уличных фонарей выделять средства из суммы городских доходов.

В 1838 году в Оренбурге было устроено 60 фонарей, из них на Николаевской (ныне ул. Советская) – 20, Петропавловской (современная ул. Краснознамённая) – 2, Гостинодворской (ул. Кирова) – 5, Орской (ул. Пушкинская) – 7, Неплюевской (ул. Ленинская) – 9, Эссенской (ул. Правды) – 7, Уральской (сейчас ул. М. Горького) – 8, на Базарной площади – 1. 

«Спиртовое освещение имеет выгоду»

В 1850 году внимание российского правительства было направлено на затруднительное положение земледелия, особенно в тех губерниях, которые были удалены от водного сообщения и не имели удобного сбыта хлебной продукции. В таких обстоятельствах необходимо было найти источник для сбыта хлеба, именно в виде вина или спирта. Было важно, чтобы спирт предназначался не для питейных домов, а для какого-либо технического употребления. Особого внимания заслуживало спиртовое освещение, которое имело выгоду и с хозяйственной точки зрения.

Способ освещения спиртом был открыт ещё в 1842 году и заключался в следующем:

«чистый винный спирт крепостью в 146 градусов по Мильсу смешивается с очищенным скипидаром в пропорции на 78 вёдер спирта 22 ведра скипидара. Смесь вливается в сосуд, в который опускается и привинчивается к горлу открытая с конца металлическая трубка с вложенною в неё плотно светильней из бумажных ниток. На верхнем конце трубки, выходящем из сосуда, делается несколько небольших отверстий. Как скоро этот конец трубки будет накален поднесённым к нему пламенем, то жидкость, которой насыщается светильня, начинает сильно испаряться, выходя из отверстий загорается, и, продолжая греть, служит освещением. По мере убыли из светильни спиртовая жидкость всасывается ею постепенно со дна сосуда до совершенного истощения всего влитого в сосуд количества. Описанная жидкость не оставляет в сосуде нечистоты или осадки, и лампа вовсе не требует очищения столь затруднительного при масляном освещении. Пламя не даёт ни дыма, ни копоти, не требует никакой поправки или съёмки, потому что здесь светильня вовсе не горит. Устройство ламп этих так просто, что может быть применено всюду к освещению улиц и домов».

О неудовлетворительном способе освещения улиц маслом, постепенном распространении в городах уличного освещения спиртом было доложено оренбургскому военному губернатору В.А. Обручеву. Позже губернское правление вынесло определение:

«по количеству настоящих доходов и расходов и местному устройству спирто-газовое освещение улиц может быть введено только в городах Уфе и Оренбурге, а потому жертвуемые коллежским советником Базилевским 200 фонарей распределить: на Уфу — 100 и Оренбург — 100. По выведенному расчёту освещение и содержание этих фонарей в каждом городе будет стоить до 1380 рублей».

Согласно смете о городских доходах и расходах, утверждённой на 1851 год, в Оренбурге для освещения улиц была заложена сумма на содержание 32 фонарей. По рекомендации губернского правления дума разработала новую смету на содержание уже 96 фонарей, учитывая устройство столбов с железными укреплениями с расчётом используемого материала на изготовление лестниц, корзин, замков и наём служителей. Представляя эту смету в губернское правление, дума просила разрешения освещать эти фонари через полицейских служителей. На постройку 96 фонарей со столбами предполагали затратить 757 рублей 40 копеек.

Из Министерства внутренних дел 27 октября 1853 года в адрес исправляющего должность оренбургского и самарского генерал-губернатора поступило уведомление:

«за высылкою в оренбургскую думу назначенных для Оренбурга 100 фонарей, с препровождением плана, предписать думе, по утверждении на 1854 год росписи городским расходам, в которую будет включена на спирто-газовое освещение сумма, приступить в начале будущего января месяца к исполнению изъяснённого предположения о постановке фонарей, о введении самого освещения на тех же основаниях».

В Оренбурге, как и в Уфе, новый способ освещения должен был вводиться не во всём городе сразу, а постепенно, начиная с главных улиц и площадей. 

«Вместо керосинового — газовое»

В 1876 году городская управа добавила к имеющимся 300 уличным фонарям ещё 300. Глава города в феврале 1878 года докладывал оренбургскому генерал-губернатору Н.А. Крыжановскому, что в 1877 году городским управлением предпринимались попытки ввести вместо керосинового газовое освещение города.

В журнале заседания городской думы от 13 августа 1879 года отмечено:

«Инженер-технолог Бонифаций Циммерман 25 июня заявил следующее: по контракту, заключённому им с городским обществом по освещению города газом в течение сорока лет, он обязался устроить завод и освещение газом улиц в течение трёх лет и приступить к работам в течение первого года после заключения контракта. Но вследствии пожаров, с 16 апреля последовавших в скором времени один за другим, которыми истреблена лучшая часть города, совершенно изменились условия. В настоящее время, по всей вероятности, само городское общество в затруднении определить места, где должны быть поставлены главные фонари. Кроме этого, по случаю разрушения зданий улицы завалены мусором и строительными материалами, усиленной ездой для перевозки материалов на возобновление построек, улицы буквально загромождены, так что при всём его желании начать работы он таковых производить не может. Потому что для прокладки газовых труб необходимо было бы рыть по улицам канавы глубиной не менее 1 сажени (1 сажень – 2,13 м. – О.С.), чем само собой ещё более загромождены улицы».

Поэтому Циммерман просил городскую думу об отсрочке работ по устройству газового освещения на один год.

Через год в протоколе заседания думы читаем:

«По контракту, заключённому городской управой с оренбургским 1-й гильдии купеческим сыном Иваном Григорьевичем Скворцовым, Г. Скворцов освещал город 625 фонарями, из коих 610 расставлены по улицам и другим местам города и 15 в тюремном замке. Срок освещения был назначен три года, именно с 1 августа 1877 по 1 мая 1880 года, из платы за 310 фонарей с горелками системы Кумберга по 1 рублю 98 копеек в месяц и 315 фонарей с горелками старого образца по 1 рублю 38 копеек в месяц. Каковой срок кончился 1 мая сего года. Вследствие сего и так как контрагент по освещению города газом инженер-технолог Циммерман, как видно из отзывов, не даёт утвердительного слова, в том что он непременно устроит газовое освещение в срок, назначенный контрактом, городская управа, утвердив составленные вновь кондиции на освещение города керосином на новое трёхлетие, назначила на 12 июня торги. На них явились и торговались: купеческий сын Иван Григорьевич Скворцов, оренбургский купец Зюсь Обуховский и самарский купец Иосиф Егорович Дочар». В итоге дума, утверждая торговое производство, произведённое с управой на отдачу самарскому купцу И. Дочару освещение города и тюремного замка керосином на новое 3-летие, то есть с 1 августа 1880 года по 1 мая 1883 года, как предложившему выгоднейшую против других лиц цену, поручила управе заключить с Дочаром контракт». 

«Введена в действие первая электрическая станция»

В Оренбурге 28 января 1899 года была введена в действие первая городская электрическая станция. Летом 1897 года решением Оренбургской городской думы было отведено место для строительства станции. Её построили на правом берегу Урала недалеко от бывшего конского лазарета Башкирского кавалерийского полка. От железной дороги электростанция оказалась на расстоянии 3,5 версты (1 верста – 1,06 км. – О.С.), а от реки Сакмары, которая использовалась в то время для сплава леса, — 7 вёрст. Это затрудняло снабжение топливом и расходными материалами, возрастала себестоимость электроэнергии.

В Оренбурге 28 января 1899 года была введена в действие первая городская электрическая станция.

Первых абонентов у электростанции было 19. К ним относились здания общественного собрания, губернской канцелярии, типографии, больницы, а также квартиры губернатора, архиерея и одиннадцати купцов города. 

На городской электростанции было установлено два дизель-генератора мощностью 308 киловатт каждый и три парогенератора по 100 киловатт, которые приводились в действие паром, поступающим от трёх паровых котлов, работающих на мазуте. Установленная мощность электростанции составляла 916 киловатт. Генераторы были переменного однофазного тока напряжением 2150 вольт. В штат городской управы была введена должность электротехника. Её занял Фёдор Игнатьевич Москалёв. В докладной записке городской управе он писал:

«Окончательно выяснено, что сила котлов и машин не соответствует сметным предложениям. При пробе 7 февраля сего года, когда горело около 2200 ламп накаливания по 16 свечей и около 120 фонарей, котлы работали со значительной перегрузкой».

Первые котлы были слишком малы, вследствие чего при одновременном горении уличных фонарей и ламп накаливания у частных потребителей электроэнергии свет был настолько слаб, что даже невозможно было читать.

Уже через год Оренбургская электростанция имела 88 потребителей. Преимущества электроосвещения осознавались быстро. В городскую управу поступали заявления об устройстве электрического освещения в частных владениях. А масштабное электроосвещение улиц города стало вводиться с 1903 года. За первые месяцы была установлена 61 дуговая лампа в 5 и 25 свечей.

Ольга Сгибнева, начальник отдела информации и публикации документов ГУ «ГАОО»

Источник: Вечерний Оренбург, № 51 от 22 декабря 2011 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *