Архив тэгов

Виктор Дорофеев: Упразднение крепости

Упразднение крепости в 1862 году позволило городу развиваться свободнее: отпали ограничения, связанные со статусом. По времени оно совпало с отменой крепостного права и развитием капитализма в стране. В середине шестидесятых годов к северу от Голубинной слободки, которую постепенно стали называть Старой, на городском выгоне появились промышленные предприятия. Землю хозяева арендовали у города, почему эта часть стала именоваться арендованными местами. Здесь находились преимущественно гончарные и клейные мастерские.

План города Оренбурга 1869 года, масштаб 300 саж.

План города Оренбурга 1869 года, масштаб 300 саж.

Новая слободка к 1862 году достигла линии Ташкентской улицы. Вскоре она расширилась к западу, когда после пожара 1864 года в Старой слободке ее распланировали до линии Паркового проспекта. Сюда выселили погорельцев из Старой слободки. Эта часть — Мариинская слободка — в народе стала называться Оторвановка, видимо, потому, что, начинаясь от линии Рыбаковской улицы, была отгорожена от центральной части города постройками губернской больницы, цейхгаузом степного войска и Караван-Сараем. Позже так ее стали называть в официальных бумагах.

Александр Федорович Грен — немецкий предприниматель в Оренбурге

Бывший прусский подданный Александр Федорович Грен (1821 г.р) был причислен в купечество Оренбурга из московских цеховых указом Оренбургской казенной палаты от 19 июня 1857 года. 

Бывший прусский подданный Александр Федорович Грен (1821 г.р) был причислен в купечество Оренбурга из московских цеховых указом Оренбургской казенной палаты от 19 июня 1857 года.

Вместе с ним в документах были обозначены жена Любовь Петровна (1836 г.р.) и сыновья Дмитрий (1855 г.р.) и Николай (1856 г.р.). Чуть позже в семействе родились две дочери — Анна (1874 г.р.) и Вера (17. 06.1881 г.р.).

В 1856 году А.Ф. Грен рядом с Банным озером, на месте современного станкостроительного завода на ул. Котова основал собственный чугунолитейный завод. Городская выгонная земля под строительство завода, складов и жилья была предоставлена Грену решением Городской думы еще в 1854 году.

Номера Коробкова и дом купца Смочилина в Оренбурге

Городская архитектура, как вы понимаете, вещь изменчивая. Меняют ее время и люди. Одни тем, что ничего не делают, другие наоборот, изменяют облик города, что-то создавая, а что-то разрушая. Хорошо это ли и плохо – определит только время.

В начале века в нашем городе жили люди, которые изначально думали о том, как попасть в историю. И некоторым это действительно удалось! С помощью своих домов! Одним из таких людей был Петр Коробков, построивший свой немного вычурный, но, безусловно, красивый доходный дом.

Пожалейте господ потребителей!

Оренбург 90-х годов XIX века, расположенный на окраине Российской империи, был «столицей» огромного степного края, крупным связующим звеном в торговле России со Средней Азией и, одновременно, провинциальным городом в глуши на границе киргизской степи. Жизнь провинциального Оренбурга протекала размеренно, спокойно, без потрясений, все и все были на виду. И потому и общественные нарушения и городские беспорядки быстро попадали в поле зрения городских властей и местной прессы.

Толкучий рынок, Оренбург

Толкучий рынок, Оренбург

Господа местные корреспонденты постоянно держали на контроле и доводили до сведения обывателей вопросы, связанные с санитарным состоянием городских улиц, торговых площадей и рынков, а также трактиров, которые «в превеликом количестве расплодились у торговых мест».

Три площади главного рынка

«Зеленый» базар, «толчок» — как только оренбуржцы ни называли на протяжении истории главный продовольственный рынок столицы губернии, трижды менявший свое местоположение, оста­ваясь при этом центром розничной торговли для всего Оренбуржья.

Как только оренбуржцы ни называли на протяжении истории главный продовольственный рынок столицы губернии, трижды менявший свое местоположение.

Оренбургская губерния славится центрами оптовой и внешней торговли — Меновым и Гости­ным дворами — однако о жизни внутри столицы края, розничных рынках, обеспечивающих продовольствием го­рожан и гостей города, известно не так много. А между тем, главная рыночная площадь — сердце любого населенного пункта — три раза переезжала в Орен­бурге с места на место. 

Король ассенизации Оренбурга. Кто убирал улицы города в XIX веке?

Как отставной солдат стал монополистом-ассенизатором Степной Пальмиры?

Ассенизационный обоз Покровского товарищества. Фото: Карл Фишер, Москва

Ассенизационный обоз Покровского товарищества. Фото: Карл Фишер, Москва

Оренбург довольно долго оставался далеко не самым чистым городом, к тому же не всякая часть его из четырех убиралась регулярно. Что об этом говорит история? Лишь в первой части Оренбурга (условно центральная часть — прим. автора) — дважды в день, особенно по Николаевской улице (ныне — Советская), проезжая часть очищалась от «конских яблок», а когда по Суринской (ул. Постникова) или Гостинодворской (ул. Кирова) улицам прогонялся скот на городские бойни, аромат держался до утра, как минимум.

Краевед Александр Исковский рассказывает о «короле ассенизации» Оренбурга второй половины XIX века – начала XX века.

Adblock
detector