Троицкая церковь принадлежит к древним



Около девяноста лет назад оренбургские власти приняли решение о закрытии Троицкой церкви. Она находилась на современной улице Ленинской (там, где теперь дом 28), а западный фасад выходил на улицу, которая по имени храма называлась ранее Троицкой (сейчас ул. Кобозева).

Троицкая церковь принадлежит к древним

Церковь для Пензенского полка стала купеческой

Н.М. Чернавский сто лет назад писал:

«, находящаяся с основания г. Оренбурга (в 1743г.) в самом центре его, принадлежит к древним, лучшим и наиболее богатым церквам города Оренбурга. Первоначальное устройство ея и именно в прежнем деревянном виде относится к 1743-1744 годам. Застроена была для Пензенского полка и была первоначально чисто военною церковью. Такая древность Троицкой церкви устанавливается на твердых данных архивов бывшего оренбургского духовного правления, впервые опубликованных учителем И.А. Сперанским. Между тем по клировым данным градо-Троицкой церкви по статье протоиерея И.А. Рассыпнинского, происхождение ее возводится только к 1774 году и приписывается благочестивому желанию жителей воздвигнуть этот храм в память избавления города Оренбурга от известного бунтовщика и крамольника Пугачева… Как бы то ни было, если даже признать, что в 1774 году жители оренбургские действительно основали Троицкую церковь, то это могло быть только возобновлением уже раньше существовавшей церкви.

В 70-х годах того же XVIII столетия решено было вместо деревянной Троицкой, пришедшей в ветхость, соорудить на казенный кошт новую каменного строения. Освящена была каменная Троицкая церковь 24 августа 1784 года соборным протопопом Алексеем Лебединским. В страшный 1786 года в ночь на 29 мая, истребивший почти весь город, Троицкая церковь сделалась жертвою пламени. После того возобновление Троицкой церкви, произведенное главным образом на казенные средства, предпринято в 1794 году и окончательно воспоследствовало только в 1799 году, а в следующем 1800 году состоялось освящение совершенно заново перестроенной церкви.

Первоначально Троицкая церковь была однопрестольная и без колокольни. Последняя начата сооружением в 1801 году старанием обер-коменданта Лебедева и закончена в 1807 году.

Важным моментом в истории этой церкви было присоединение к ней прихода бывшей Крестовоздвиженской церкви. В 1820 году согласно ходатайству оренбургского военного губернатора П.К. Эссена Крестовоздвиженский придел при Петропавловской церкви (находилась там, где ныне сквер против магазина «Детский мир». — Т.С.) был передан из епархиального ведомства в военное, а прихожане и причт Крестовоздвиженские перемещены к Троицкой церкви.

До этого времени Троицкая церковь была одноштатною, а теперь стала двухштатною. Кроме того, она потеряла окончательно характер военной церкви. Первоначально это, впрочем, случилось еще раньше — в конце 1810 года, когда от Троицкой церкви отписаны были к Петропавловской все военнослужащие. С характером же церкви преимущественно купеческой Троицкая церковь стала являться постепенно и именно также с припиской в 1820 году к ней Крестовоздвиженского прихода, в котором было немного мещан и купцов.

До 1817 года при церкви находилась для окарауливания «деннонощная» военная стража…

С увеличением прихода Троицкой церкви явилась возможность расширить ее через устройство двух приделов. В мае 1826 года вопрос об этом был поднят официально, в следующем 1827 году 15 мая состоялась закладка приделов, предположенных — один во имя Николая Чудотворца, а другой в честь Александра Невского. Никольский придел освящен был 22 ноября 1830 года прибывшим из Уфы кафедральным протоиереем А.Кондарицким, а другой немного раньше в честь успения Божией Матери.

Ограда вокруг церкви на каменном фундаменте с железными решетками и с каменными лавками по углам фасада сооружена была в 1867 году мещанином Г.И. Пожарским на личные средства.

В большой пожар 1879 года 16 апреля Троицкая церковь понесла большое повреждение и по возобновлении освящена 21 марта 1882 года».

Здесь мы на время прервем чтение трудов Николая Чернавского и обратимся к другим архивным материалам.

Господь и благотворители помогли…

В предпасхальные дни 1882 года на страницах «Оренбургских губернских ведомостей» напечатана статья Р. Игнатьева, посвященная «вечно достойной памяти избавления Оренбурга от тяжкой и долговременной осады шайками Пугачева», в которой известный исследователь истории края цитирует именно указ Екатерины II от 1 мая 1774 г.:

«Выдержание городом Оренбургом 6-месячной осады с голодом и всеми другими в таковых случаях бываемыми нуждами от клятвопреступников, воров и разбойников пребудет навсегда в деяниях нашего любезного отечества славным и неувядаемым знаменем верности, истинного усердия к общему благу и непоколебимой твердости…»

Затем Руф Гаврилович пишет:

« спасен 29 марта (9 апреля по новому стилю. — Т.С.) 1774 года войсками правительства под начальством генерал-майора князя Петра Михайловича Галицына… Тяжелое время переживал тогда , много пало в боях, от голода и болезней — прах их там, близ недавно еще существовавшего в Оренбурге земляного вала на сторону сакмарской дороги и, когда после уничтожения вала возводились постройки, находили человеческие кости. Церковь Св. Троицы построена по обету оренбуржцев в память своего избавления в 1774 году сначала деревянною, в этой церкви и следовало бы молитвенно помянуть достопамятных защитников в 1773-1774 гг.».

Через несколько лет оренбуржец Е. Королев-Антошечкин свидетельствовал:

«В среду, 29 марта, в церкви Св.Троицы после обедни совершена была обычная панихида по защитникам и оборонителям г. Оренбурга, погибшим от голода, болезней и вражьего оружия в 1773-1774 гг. во время шестимесячной осады Пугачевым города. Панихида эта совершается в церкви Св. Троицы с 1883 года ежегодно 29 марта по ходатайству покойного Р.Г. Игнатьева, который еще с 1873 года неоднократно заявлял в местных периодических изданиях о необходимости установления панихиды по защитникам Оренбурга, стойко и самоотверженно, до последней капли крови постоявшим за законную власть и предпочившим с доблестью свою смерть измене Царю и Отечеству».

В разделе «Письмо в редакцию» газета «» весной 1882 года опубликовала послание одного из прихожан Троицкой церкви:

«Нескоро оренбуржцы забудут злополучный 1879 год, истребивший пожаром большую часть города, все лучшие постройки и в числе их нашу только что отделанную тогда церковь Святой Троицы.

Возобновить храм не предвиделось никакой возможности, так как прихожане пострадали жестоко, в том числе и церковный староста И.Б. , у которого дом, имущество и товар не были застрахованы, а ходатайство почтеннейшего настоятеля церкви протоиерея М.В. Любочестнова о ссуде из казны не было уважено. Поэтому мы, троицкие прихожане, отчаивались видеть скоро восстановление сгоревшего храма. Но Господь и благотворители помогли делу. В прошлое Вербное воскресенье Свято-Троицкая церковь торжественно освящена преосвященнейшим Вениамином соборне, к великой радости прихожан.

Живопись в главном приделе и отделка иконостаса, правда, уступают допожарному состоянию, но и за то, что сделано, прихожане много благодарны и никогда не забудут усердия и рвения отца Матвея Любочестнова, а в особенности церковного старосты своего Ивана Борисовича Сачкова, который так много позаботился о благолепии храма и так успешно достиг цели благодаря своему здравому, практическому взгляду и энергии, несмотря на свои частные дела по торговле, так много отвлекавшие его от общего дела, дорогого для каждого истинно православного христианина и в особенности для нас, прихожан.

Дай Бог, чтоб и на всякое другое дело всегда отзывалось так наше сердце и чтобы слова Спасителя нашего «Люби ближнего как самого себя» не были бы только словами, а делом».

И еще одно архивное свидетельство о благих делах известного оренбургского предпринимателя обнаружено среди материалов за 1893 год:

«Прихожане церкви Св. Троицы чествовали обедом своего старого церковного старосту, оренбургского купца Ивана Борисовича Сачкова. На обеде в Биржевой гостинице (находилась на нынешней ул. Кобозева — Т.С.), между прочим, присутствовал оренбургский вице- А.А. и оренбургский городской голова Н.А. . Собравшиеся прихожане выразили благодарность бывшему старосте за восемнадцатилетие его служения храму Божию, последний передал 2.500 рублей в жертву на нужды храма (немалые по тем временам деньги. — Т.С.). Кроме того, на средства И.Б. Сачкова производится внешний ремонт храма Св. Троицы. В наш черствый век наживы и религиозного индеферентизма жертва И. Сачкова факт далеко не заурядный».

Новый церковный староста — представитель большой купеческой династии Зарывновых — тоже немало сделал для Троицкого храма.

Одновременно с отливкой большого колокола для Казанского собора в 1894 г. отливался в г. Оренбурге и колокол для Троицкой церкви. Но об этом чуть позже, а сначала небольшая выдержка из книги П. Столпянского «Оренбург», где он пишет о пожаре 1879 года:

«Города не было. Виднелся один страшный черный столб, уходящий высоко в небо, по которому скользили огненные языки и змейки… С оглушительным гулом упал колокол с колокольни церкви во имя Св. Троицы. Он прошиб два свода колокольни и врезался в каменный пол на четверть, треснув продольно».

На восстановление храма «употреблено» более 16.000 рублей, пожертвованных прихожанами.

Отлитый в октябре 1852 г. и разбившийся во время пожара 16 апреля 1879 г. большой колокол Троицкой церкви через пятнадцать лет решено перелить на новый:

«В воскресенье, 16 октября 1894 г., его торжественно сняли с колокольни и перевезли на колокольный завод, временно устроенный на Конно-сенной площади (ныне территория у Центрального рынка. — Т.С.). Колокол, установленный на бревенчатые сани в течение часа при помощи шести канатов и в сопровождении массы молящихся, был доставлен на место. Через 10 дней, после молебна, совершенного троицким причтом при участии хора певчих, в присутствии жителей города состоялся отлив колокола весом более 450 пудов. На нем сделана надпись: «перелит иждивением купца Алексея Ив. Зарывнова при церковном старосте Иване Алексеевиче Зарывнове».

Воскреснут чистые порывы души…

А теперь еще одна цитата из публикации Н.М. Чернавского вековой давности:

«По точным официальным статистическим данным, заносимым причтом в «Клировые ведомости» ежегодно, число прихожан, живущих постоянно в районе Троицкого прихода, простирается до 1710 душ обоего пола (из них мужского пола — 827 душ и женского — 883 души), жительствующих при 126 домах. В указанное число душ вошли: духовных 25 душ, военных — 309 душ, статских — 206 душ, купцов с мещанами — 1058 душ, крестьян — 214 душ.

В настоящее время Троицкая церковь благолепно приукрашена и внутренность ее сияет в позолоте. По стенам красиво расстановлены дорогие иконы в ценных ризах и оправах. Троицкая церковь видела у себя наиболее щедрые пожертвования. В последние годы благолепие ее щедро поддерживается домом богатых и именитых купцов Зарывновых. При церкви имеется прекрасный и, временами случалось, лучший хор в городе».

Уважаемый оренбуржцами преподаватель музыки Н.А. Федотов (дед по материнской линии известного ныне виолончелиста и дирижера Мстислава Ростроповича) летом 1896 года обнародовал на страницах «Оренбургского листка» заметку о Троицком хоре:

«Хор в настоящее время отрадно выделяется среди остальных приходских церковных хоров. В то время как другие хоры вследствие новой реформы количественно уменьшились и качественно ухудшились, Троицкий хор, напротив, улучшился во всех отношениях. Приглашенный новый регент оказался на высоте своего призвания, а именно настоящим практиком и художником. В самое непродолжительное время он сумел правильно организовать хор и довести его до совершенства. В хоре этом сравнительно с другими слышится более полная гармония, отчетливое произношение и ударение слов, чистота аккордов, ясное выделение мелодий и, наконец, более близкое выполнение высочайше установленного обиходного пения. Партесные пьесы исполняются более или менее известных композиторов. Конечно, есть и недостатки, но во всяком случае, хор этот незаурядный (по крайней мере по отношению к нашему Оренбургу), а потому нельзя не воздать должной чести как причту Троицкой церкви, так в особенности старосте.

Хорошее пение — самое наилучшее украшение каждого храма, почему и должно считаться первою и главною потребностью и необходимостью. Оно сильнее всего действует на душу и сердце человека, располагает к благоговейной молитве. Оно, как говорит Лютер, «язык ангелов на небесах и древних пророков на земле!»

Итак, дай Бог, чтобы хор этот процветал и на будущее время и привлекал массу молящихся. Многие предпочитают ходить именно в ту церковь, где хорошее пение. Некоторые же, только из-за пения и идут в церковь, но зато там под влиянием религиозной обстановки и стройного гармоничного пения ни один, может быть, вздох вырвется из окаменелого сердца, воскреснут чистые порывы души и человек невольно сделается истинным членом церкви Христовой…»

Священник Свято-Троицкой церкви Иоанн Рассыпнинский в 1886 году утверждал, что ее история «кратка, но поучительна. Пережив тяжелые смутные годины пугачевщины и несколько почти уничтоживших ее пожаров, Троицкая церковь возникла в виде боле прекрасном и выделяется между другими храмами своим благолепием. Группировка около нея приходов других уничтожившихся храмов и ее устойчивость против всевозможных невзгод невольно наводит на мысль, что благодать Божия почиет на сем храме».

Но в период советской антирелигиозной пропаганды Троицкая церковь не устояла…

Президиум Оренбургского горсовета в январе 1931 года постановил:

«Имея в виду, что община верующих Троицкой церкви распалась, что посещаемость церкви верующими незначительна и что церковный совет в своем заявлении, поданном в горадмотдел 26 декабря 1930 года, просит принять от него церковь и культовое имущество, считать целесообразным Троицкую церковь закрыть…»

Чуть позже решено передать помещение храма под детский театр…

Весной 1932 года (16 мая) малый президиум Оренбургского горсовета постановил:

«Имея острую нужду в кирпиче, разрешить разобрать колокольню бывшей Троицкой церкви до уровня крыши и затем покрыть ее, одновременно поручить особоуполномоченному по строительству определить порядок использования белой жести, а горкомхозу учесть количество разобранного кирпича…»

В информации оренбургского горсовета о том, «в каком положении находятся оренбургские молитвенные здания, предназначенные к закрытию», датированной 1934 годом, о здании бывшей Троицкой церкви сказано — «авиамастерские».

По мнению современников, храм Святой Троицы отличался от других городских церквей «особою архитектурой» и все же ее не пощадили — разобрали, а жаль…

Автор: Татьяна , завотделом информации облгосархива.
Источник: «Вечерний Оренбург», № 28 от 05 июля 2000 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *