История храма в поселке Берды



Храм Казанской Иконы Божией Матери поселок Берды 2012 год

Храм Казанской Иконы Божией Матери поселок Берды 2012 год

В ноябре 1743 года старшины и казаки Бердской Подгородной слободы возбудили вопрос об устройстве у них деревянной Михаило-Архангельской церкви, обратившись за разрешением к оренбургской губернской канцелярии, которая по сношении с оренбургским духовным правлением дала такое разрешение в декабре 1743 года.

Первая в Бердской слободе деревянная — Никольская — была построена в 1744-1745 годах, но спустя несколько лет, сгорела. В 1753 году была заложена и в 1756 году освящена новая — в честь Рождества Богородицы с Михайловским приделом, которая сгорела от поджога 10 ноября 1789 года.

Только через четыре года жители собрались вновь строить у себя в селе церковь и «в 1793 году причт с прихожанами и атаманом Григорием Харитоновым ходатайствовали пред преосвященным казанским Амвросием о дозволении им построить новую церковь во имя Казанской Божией Матери» — писал в начале XX века исследователь Н.М. Чернавский. Однако по наведенной справке обнаружилось, что приходских дворов в слободе оказалось недостаточное против штатной нормы количество.

С Бердской церковью связано имя Пугачева. Так, в своих воспоминаниях В.И. привел интересный рассказ о реакции А.С. Пушкина на событие, произошедшее в церкви Бердской станицы (так с начала XIX века стала называться Бердская слобода): «Пугач, ворвавшись в Берды, где испуганный народ собрался в церкви и на паперти, вошел также в церковь. Народ расступился в страхе, кланялся, падал ниц. Приняв важный вид, Пугач прошел прямо в алтарь, сел на церковный престол и сказал вслух: «Как я давно не сидел на престоле». В мужицком невежестве своем он вообразил, что престол церковный есть царское седалище. Пушкин назвал его за это свиньей и много хохотал…».

Казанская Икона Божией Матери – покровительница казаков поселка Берды

Казанская Икона Божией Матери – покровительница казаков поселка Берды

По разборным ведомостям в это время приходских дворов в Бердах было показано 96, а при них отставных и служащих казаков 135 душ, тогда как для открытия прихода, по штатам 1722 года, требовалось не менее 100-150 дворов. «Потому в просьбе их (прихожан) от 28 июля 1793 года велено было отказать, а самую церковь упразднить, переведя причт ее в Магнитную крепость». Затем указом 8 ноября 1793 года Бердскую слободу велено было причислить к приходу Градо-Оренбургской Вознесенской церкви, которая находилась  на Гостином дворе.

Многие факты из жизни казачества хранят дела Войскового архива. В одном из них от 30 мая 1797 года имеется сообщение губернской канцелярии в Оренбургское духовное правление с донесением атамана бердских казаков Ситникова о том, что: «служащие и отставные казаки третий уже год бывший сначала при церкви Бердской слободе во имя Казанской Божией Матери с приделом Архистратига Михаила, которая немалое тому времени сгорела и священник Иван Григорьев умер, по его смерти приписаны в приход Оренбургской Воздвиженской церкви, но разрешения не получено. Между тем они нуждаются в требах, почему просим исправлять требы священника Степана Иванова, но он отказался, ибо занят по приходу и по присутствию в Духовном Правлении и приезжает в слободу лишь на короткое время. В ночное же время по приезде к городу бердские казаки не имеют свободного пропуски и целую ночь должны дожидаться, до самого отворения ворот».

«Ввиду сего, — говорилось в донесении, — казаки желают из приготовленного для церкви леса построить часовню и иметь при ней священника, а так как в слободе стоит слишком ста дворов, то просят построить часовню на том месте, где раньше стояла церковь.»

Атаман Г.Г. Смирнов в начале XIX века сообщал в Оренбургское духовное правление, что «в Бердской слободе имелась церковь Божия во имя Казанской Божией Матери с приделом Архангела Михаила деревянного здания, которая сгорела, почему слободу для исправления мирских треб и причислили к оренбургской Вознесенской церкви к священнику Стефану Иванову, но в рассуждении упомянутого священника, имеющего немало прихода в слободе, в требоисполнениях чинятся упущения…» При знакомстве со сложившейся ситуацией местным епархиальным начальством выяснено: «…в исправлении жителей Бердской слободы мирских христианских треб упущений священника Стефана Львова не усматривается». Просто казаки хотели иметь отдельный приход, вскоре они своего добились.

Ладная, светлая часовенка, к радости бердских прихожан была построена. Она, согласно прошению доверенных лиц Бердской слободы — казаков Ивана Пелевина и Никифора Мурашкинцева, была «обширна: длина 17 метров, ширина 8,5 и вышина 6, а с маковицею 11 аршин (1 аршин = 71,1 сантиметра). Иконы при часовне следующие: Казанской Божией Матери, Спасителя, Воскресения Христова, Фрола и Лавра, Ильи Пророка, Николая Чудотворца, Иоанна Богослова, Святой Троицы, Иоанна Предтечи — все медные под золотом, в длину все 6 и в ширину 3 четверти; 3-х четвертных еще 11 икон, пелен при иконах 30, риза голубая гарнитурная — 1, епитрахиль — зеленая тафтяная — 1, лампад медных — 2, колоколов — 3».

В 1802 году с открытием новой Оренбургско-Уфимской епархии казаки Бердской слободы через поверенного отставного урядника Андрея Белоглазова вошли к преосвященному Амвросию I с новым прошением об определении к их часовне священно- и церковнослужителей, объявляя при этом, что в их слободе по последней 5-й ревизии (в 1796 году) оказалось 200 душ мужского пола, а потому «он, Белоглазов, каменную церковь соорудить с обществом потщится». Но просьба была опять-таки отклонена «за неуказанным числом дворов». Резолюция гласила: «Если они не могут согласить из околичных селений жителей к выстройке на законном основании церкви, тогда как об оной, так и о причте церковном представили бы надлежащим порядком прощение». Простая формальность вновь помешала осуществиться благому намерению.

В августе 1806 года бердские казаки во главе с атаманом Гавриловым входили снова с прошением к преосвященному Августину, но опять число жителей для образования прихода оказалось недостаточным, даже с причислением сюда хутора отставного полковника Андрея Федоровича Васильева, находившегося в семи верстах от слободы. В самой слободе состояло тогда 116 дворов — 305 душ мужского пола и 359 душ женского пола, а на хуторе 28 душ обоего пола дворовых и 5 помещичьих крестьян.

Тоже самое повторилось и в четвертый раз — уже в 1814 — 1815 годах. Только с 1817 года по новому прошению прихожан дело об устройстве храма в Бердской слободе получило благоприятный ход. Указом Святейшего Синода 25 июня 1818 года постройка здесь каменной церкви во имя Казанской Божией Матери разрешена. Она была заложена 2 июля 1818, а 6 ноября 1824 года освящена Благочинным Григорием Челноковым.

Построенная в 1824 году каменная церковь однопрестольная и крайне тесная. С ростом населения сознавалась необходимость ее расширения.

В 1833 году к церкви Бердинской Подгородной слободы приписали переселенцев Подгородной Покровки. Не смотря на то, что в 1842 году в селе Подгородная Покровка был открыт молитвенный дом и заведена метрическая книга, дом тоже был приписан к Бердинской церкви, откуда приезжал священник для исполнения треб. Лишь с 1859 года начинается переписка сельчан с епископом по прошению о постройке в Подгородной Покровке церкви.

Согласно архивным данным, в 1845 году прихожанами мужского пола Бердинского храма являлись 471 казаков, 217 государственных и 15 помещичьих крестьян, а в состав причта входили священник и два причетника.

Тем временем в 1855 году за одно лето трудами священника Александра Каликинского и прихожан Бердинский храм был расширен во все стороны с устройством двух приделов: южного — во имя Архангела Михаила, северного — во имя святителя Николая. Священные принадлежности правого придела приобретены на пожертвования чиновника Матвея Степановича Лобова и придел этот был освещен благочинным протоиереем А.К. Шильновым.

Старания отца Каликинского не остались без внимания. За «службу по духовному ведомству» ему по Указу Его Императорского Величества было «преподано благословение Святейшего Синода». Священника наградили также камилафкою.

В 1859 году Богородицкая церковь Бердской станицы вошла в состав вновь учрежденной Оренбургской епархии.

В апреле 1873 года был Высочайше утвержден новый «комплект приходов и причтов». В Георгиевском (главной) и Бердинской (приписной) церкви настоятелем стал священник С.В. Циркулинский. Его помощниками были избраны священники П.С. Словохотов и Д.М. Райский. В должности псаломщиков назначены дьякон А.Е. Маврицкий и дьячок И.Д. Райский. Три года спустя последний был рукоположен в сан дьякона Бердского прихода.

Памятным для местного духовенства стал 1878 год. Тогда в феврале этого года в станичной церкви тайно, под чужим именем, обвенчался с дочерью Оренбургского полицмейстера полковника фон Дрейера Великий князь Николай Константинович.

После этого началось следствие. Вскоре в Санкт-Петербург была отправлена телеграмма. «При опросе, — телеграфировал шефу жандармов штабс-капитан Этенбах, — священник Д.М. Райский показал, что Его Высочество обвенчан им с девицею 15 февраля в 8 часов вечера, причем никого из свидетелей в церкви не было, кроме корнета башкирского полка Дрейера (прим. двоюродный брат Надежды Александровны). Великий князь венчался под именем отставного полковника князя Волынского».

Указом от 28 мая (9 июня по новому стилю) 1879 года Святой Правительствующий синод признал брак незаконным. Согласно Основным государственным законам «на брак каждого лица Императорского Дома необходимо соизволение царствующего Императора. Брак Его Императорского Высочества Великого Князя Николая Константиновича с Надеждой Дрейер повенчан священником Райским без всяких документов брачующихся и с прямым нарушением предбрачных предосторожностей: не было сделано о сем браке никаких оглашений, которых по закону должно быть не менее трех, не был составлен обыск, в котором как брачующиеся, так и посторонние лица удостоверяют о беспрепятственности к совершению брака, наконец, самый брак был совершен священником Райским без всяких свидетелей».

Принимая все это во внимание, святейший Синод определил: «Священника Райского по причине допущенных им особенно важных противозаконных действий и по случаю увольнения его уже за штат, низвести в причетники навсегда, с воспрещением ему священнослужения, рукоблагословения и ношения рясы».

Немалую роль в те годы играла благотворительность. В обязанности купцов, людей обеспеченных было помогать бедным и разорившимся. Яркий тому пример — Бердский поселок, чьи жители пострадали от пожара. Местные казаки собрали тогда поселковый сход, на котором был оглашен приговор: «Состоящий в компании лесопромышленников чиновник Михаил Чистозвонов, со временем арендовал в Бердских дачах местности под склад леса, в течение 15 лет, управляя делами компании, постоянно оказывал и в настоящее оказывает посильныя благодеяния обществу Бердского поселка вообще и отдельным лицам в частности. Так, сверхарендной платы отпускает ежегодно с вверенного ему склада по две сажени дров 6-ти аршинной меры на отопление общественных зданий и особо такое же количество на отопление церкви; при расширении последней выделил в счет оброчной платы четыре тысячи рублей; в 1896 году при постройке поселкового правления с пожарным сараем, поселковых школ и кладбищенской ограды — пожертвовал безвозмездно пять сажен отборных коротышей… Кроме сего, выдавал жителям в счет работ деньги на заведение лошадей и на продовольствие их самих».

В 1900 году местным казаком Иваном Егоровичем Долининым завещано было 500 рублей «на приобретение необходимых вещей для освещения престола во имя святителя Николая».

13 декабря 1903 г. Преосвященнейщим Владимиром, епископом Оренбургским и Уральским на диакановскую вакансию в Бердский поселок Оренбургского уезда, был рукоположен в сан диакона Сергей Константинович Вознесенский (1878 г.р.). Сергей Константинович происходил из духовного звания. Образование получил в Казанском Спасо-Преображенском монастыре, где окончил курсы церковноприходской школы. Однако уже 7 февраля 1904 года резолюцией Преосвященнейщаго Иакима он был перемещен на псаломщическое место к Георгиевскому войсковому собору г. Оренбурга.

Осенью 1907 года на страницах «Оренбургских Епархиальных Ведомостей» опубликован репортаж об освящении Николаевского придела Казанско-Богородицкой церкви Бердского поселка. Его автор, скрывшись под инициалами «протоиерей М.Х.» сначала сообщал: » Сравнительно недавно в Бердском поселке существует каменная, первоначально малая церковь во имя Казанской иконы Божией Матери. И на главном престоле ее хранится, как поучительные памятники благочестия предков: молебное евангелие 1752 года в сребропозлащенном окладе, большое евангелие  в таком же окладе 1803 года, сребропозлащенные дарохранительница и дароносица чеканки 1823 года. В среднем иконостасе и отдельных благолепных киотах последнего времени заключается несколько икон от начала прошлого столетия. Из них особенно чтимая аналойная храмовая икона в сребропозлащенной чеканке старого времени и список Табынской иконы в серебряной позлащенной ризе…

Затем дается характеристика бердяшам: «Чрезвычайно быстрая и успешная постройка трехпридельного храма с росписью по всем сводам, с прибавлением двух иконостасов и ценной утвари, с устройством отдельных, довольно изящных киотов и эти значительные пожертвования на освящение приделов свидетельствуют о недавнем усердии жителей к храму Божию, их единодушии в заботе о своей церкви и экономической состоятельности.

Те же экономические условия, оказывают теперь неблагоприятные влияния на религиозно-нравственную жизнь прихожан.

Хороший ежедневный заработок по выгрузке леса для мужчин и по доставке его в город, упорная работа на огородах всего женского населения, начиная с 6-7 летних девочек и ежедневная доставка огородных продуктов, молока в город увлекли бердинское население от забвения праздничного дня, отучили от участия в богослужении. А шумная пристань со всяким сбродным людом и городские базары с их трактирными сценами неотразимо оказывают свое разрушительное действие и заглушают собой высшие потребности души. Оттого к праздничной службе не идут мужчины и тогда, когда сидят праздной толпой в нескольких шагах от церкви у поселкового правления, а женщины во время службы поднимают в церкви шум из-за свечей и поминальников, как привыкли на базаре, не ведая святости места… Вблизи храма не стесняются петь «матаню» и ругаться скверными словами — это признается настолько обычным, что станичное правление не принимает решительным мер к прекращению бесчинства.

С постоянным достаточным заработком, под влиянием базара чрезвычайно развито пьянство. При страсти к торговле и для удовлетворения многочисленных потребителей расплодилось множество шинков. С наступлением осени, когда упорные работы оканчиваются, а выручки от продуктов получаются обильные, пьянство усиливается. С наступлением сумерек до глубокой ночи поднимается по улицам страшный визг пьяных баб.

При таком помрачении в духовной жизни прихожан и их холодности к храму нужно привлечь их внимание к благолепию службы Божией».

Торжественное богослужение в Бердском приходе уже при новом священнике. На ближайшие два года, сменив в этой должности Александра Каликинского, уволенного со службы «по болезни и преклонности лет», им стал Максим Худоносов — землевладелец и общественный деятель, чья кандидатура в 1907 году выдвигалась оренбургским духовенством в депутаты третьей Государственной Думы.

Так выглядел Храм Казанской Иконы Божией Матери в поселке Берды

Так выглядел Храм Казанской Иконы Божией Матери в поселке Берды

Заметно преобразилась станичная церковь с приходом нового старосты, бердского казака Федора Масленникова. Снаружи, по периметру он обнес Божий храм деревянной оградой, внутри обновил настенную роспись. На колоннах и клиросах позолотил киоты собственноручной работы. В главном иконостасе на местных иконах высеребрил ризы. На каждую из икон: Спасителя, Табынской Божьей Матери, казанской Божьей Матери — сделал футляры. Кроме этого, ктитор приобрел также богатую ризницу, серебрянное облачение на престол и жертвенник в главном приделе.

«Человек убогий, одинокий и малосемейный, — писала о Ф.В. Масленникове 21 августа 1908 года «Оренбургская газета», — он всегда не опустительно присутствует во время богослужения в храме и не только в праздничные и воскресные дни, но даже в дни будничные».

За «усердие и полезную службу» ему Епископом Оренбургским и Уральским Иокимом было «преподано Архипастырское благословение».

Ревностным отношением к службе отличался его приемник — бердский казак Иван Иванов, утвержденный в должности церковного старосты зимой 1910 года. Священником местного прихода был назначен Василий Красносамарский. Он, согласно Указу Святейшего Синода, получал годовое жалование в размере 300 рублей. церковный староста, избираемый прихожанами, платы за свои духовные труды от причта не имел.

В 1925 году был создан Союз безбожников. В Оренбургском уезде организация имела 19 ячеек и три волостных совета. Только в одной, Оренбургской волости членами Союза безбожников числилось 250 человек. Активисты имелись в каждом селе. В Бердах к тому времени они «конфисковали поповский дом». Его отдали под клуб, где молодые комсомольцы ставили спектакли, дававшие небольшие культсборы. Они шли на нужды села, развитие новой, пролетарской культуры, атеистическую пропаганду среди местного населения. Основную его массу составляли люди верующие.

Вскоре последовали репрессии, направленные против священнослужителей. В селе Берды церковную службу вел Николай Иванович Батюшкин, которого от расстрела избавил Бог. Пожилой священник, 1872 года рождения, решением тройки ОГПУ был осужден на пять лет высылки.

Храм Казанской Иконы Божией Матери поселок Берды

Храм Казанской Иконы Божией Матери поселок Берды

В декабре 1929 года по Оренбургу прокатилась волна требований запретить колокольный звон, т.к. он мешает отдыху трудящихся, а сами «колокола должны быть перелиты в машины и тракторы».

Газета «Смычка» писала: «Нельзя не признать, что в деле ликвидации «воскресенья» не все еще сделано. Характерно, что по школьной линии в районах округа воскресенье уже изгнано из обихода. Чтобы покончить с воскресеньем, все районы по соцсоревнованию решили отдыхать в те дни, в которые в данном селе приходится базар. Такова история смерти воскресенья в деревенской школе.

Но не везде поспешили выполнить решения о снятии колоколов. Осенью 1931 года в «Оренбургской коммуне» автор небольшой заметки возмущался: «Поселок Берды Оренбургского района коллективизирован на 97 процентов и несмотря на это, по поселку до сих пор разносится колокольный звон. «Ленинский луч» не имеет зернохранилища. Помещение церкви вполне можно использовать для этого. Берды не имеют хорошего культурного центра. В помещении, занимаемом церковью, можно организовать и кинотеатр…»

Верующие Оренбургской епархии стойко боролись за свои храмы и не раз их отстаивали, но ненадолго. Рассылаемые жалобы верующих с просьбой отменить решение местной власти иногда на непродолжительное время удовлетворялись. Храм во имя Казанской иконы Божией Матери села Берды, находящийся в настоящее время в городской черте, власти периодически пытались закрыть, и 5 апреля 1935 г. это было сделано постановлением президиума Оренбургского облисполкома. После жалобы верующих в Москву решением Президиума ВЦИК от 10 сентября 1937 г. за подписью М. И. Калинина постановление президиума Оренбургского облисполкома было отменено со следующей формулировкой: «Церковь оставить в пользование верующих ввиду недостаточной массовой работы вокруг закрытия церкви и отсутствия точных данных об использовании здания церкви после ее закрытия».

Местные власти, исправив эту ошибку, снова закрыли храм, найдя ему применение. Так в тридцатые годы XX века церковь была отнята у народа и превращена в зернохранилище колхоза «Ленинский луч», в военные годы в нем находился завод военного значения № 404. После Великой Отечественной войны в бывшем храме содержались пленные немцы. По воспоминаниям старожилов, в это время церковь по периметру была окружена колючей проволокой, по углам были установлены четыре наблюдательные вышки с прожекторами… Впоследствии здание храма отдали под мастерские ФЗО.

Храм Казанской Иконы Божией Матери в поселке Берды перед взрывом

Храм Казанской Иконы Божией Матери в поселке Берды перед взрывом

Затем в шестидесятые годы «лишнее помещение», в стенах которого резвились тогдашние сорванцы, решено было взорвать. И, заглушив причитания старушек, здесь прогремели три или четыре взрыва, т.к. с первой попытки храм ликвидировать не удалось.

Храм Казанской Иконы Божией Матери поселок Берды 1965 год

Храм Казанской Иконы Божией Матери поселок Берды 1965 год

Из воспоминаний Михаила Коннова. Он был студентом-первокурсником, когда однажды, вернувшись из института, увидел, что церковь оцепила милиция. А вокруг полно народу. Оказывается, храм собрались взрывать. Он взобрался с друзьями на забор, чтобы лучше было видно. Когда прогремел взрыв, они посыпались с забора. Отряхнувшись, увидели страшную картину: на месте церкви – огромный столб пыли, которая медленно оседала на дома, палисадники, полунищую толпу его земляков. Люди стояли, пораженные невиданным зрелищем, похожим на светопреставление. Старушки плакали.

Храм Казанской Иконы Божией Матери поселок Берды 1965 год

Храм Казанской Иконы Божией Матери поселок Берды 1965 год

С этим злодеянием в Бердах связано несколько жутких легенд. Хозяйственные сельчане после взрыва стали растаскивать по дворам храмовые кирпичи, а некоторые не побрезговали и надгробиями с церковного кладбища… Одну семью, утащившую к себе на огород сразу три памятника, старушка-соседка предупредила: «Грех на душу взяли. Будет в доме три гроба». Через год утонул отец семейства, через пару лет – старший сын, а затем и младший…

Случилась трагедия и в другом доме, где решили из надгробных плит и кирпичей разрушенной церкви сделать пристройку. В этой самой пристройке взорвался телевизор. Вместе с телевизором в пристройке сгорел и хозяин. Такова была суровая расплата чересчур «находчивых» хозяев за святотатство.

На месте взорванной церкви  сейчас стоят школа и памятник Пушкину.

Крест, установленный на месте разрушенного храма в поселке Берды

Крест, установленный на месте разрушенного храма в поселке Берды

21 декабря 2006 года состоялось освящение и установка купола на заново построенный храм.4 июня 2005 года, рядом с прежним местом, состоялась закладка первого камня в основание нового шестнадцатиметрового храма во имя Казанской иконы Божией Матери. От былого храма осталось одно название и несколько икон. Их начали приносить жители Берд, когда решено было возрождать былые традиции. Какое-то время иконы хранились в маленьком вагончике на территории храма. Здесь был и фрагмент с алтаря царских врат, образ «Всех скорбящих радости», «Иосиф писнопеец и Александр Невский». Этим иконам больше века. А 21 декабря 2006 года состоялось освящение и установка купола на заново построенный бердинский храм.

Новый храм трехпридельный, как и старый, разрушенный на Бердах, — приделы Казанской Божией Матери, святителя Николая и придел Архангела Михаила

В росписи бердинского храма Казанской иконы Божией Матери принял участие бывший вице-губернатор Оренбургской области, председатель комитета по управлению государственным имуществом области . Он выступил не только как меценат реконструкции храма, но и принял участие в его росписи.

Внутреннее убранство храма Казанской иконы Божией Матери поселка Берды

В храме трудилась группа отобранных Конновым молодых одаренных художников, ранее работавших во многих святых местах.

Чин освящения основания храма совершил Высокопреосвященнейший Валентин, митрополит Оренбургский и Бузулукский в сослужении секретаря епархии иерея Евгения Сироткина. На данный момент окончена роспись храма, регулярно совершаются богослужения настоятелем храма иереем Артемием Шатовым и клириком храма диаконом Евгением Семкиным, при приходе действует антисектанский центр и миссионерский отдел епархии.

Осенью 2010 года в пребыла Табынская икона Божией Матери, которая посетила город во время Большого крестного хода по регионам Приуралья: Оренбургской, Челябинской, Свердловской областям и Республике Башкортостан.

Икона вошла в Оренбург 21 сентября, в день Рождества Пресвятой Богородицы, что полностью соответствует традициям дореволюционного крестного хода, прерванного осенью 1919 года. 30 сентября в час пополудни крестный ход пришел в поселок Берды. Икону встречало не только взрослое население, но также и учащиеся обеих школ. Часто можно было увидеть на лицах людей слезы радости. В разговорах они объясняли это тем, что крестные ходы не заходили на территорию поселка вот уже 90 лет.

В начале декабря 2012 года в храм привезли Икону и мощи Матроны Московской, которые пробыли на территории Оренбурга до второй половины декабря.

Летом 2013 года в бердинском храме Казанской иконы Божией Матери появились мощи: Прп. Саввы Освященного, Прп. Амвросия Оптинского, Прп. Федора Ушакова, Мчч. Пров, Тарах, Андроника, Прп. Макария Киево-Печерского, Свт. Иннокентия Херсонского, Вмч. целителя Пантелеимона, Вмч. Георгия Победоносца, Прп. Матроны Московской, Прп. Сергия Радонежского, Прп. Серафима Саровского, Св. Вмч. Дмитрия Солунского, Вифлиемских мучеников, Неизвестного мученика Iвв., Дуба Мамврийского, Частица Гроба Господня, Прп. Филарета Ичалковского, Прав. Иона Одесского.

Летом 2013 года в церкви появились мощи: Прп. Саввы Освященного, Прп. Амвросия Оптинского, Прп. Федора Ушакова, Мчч. Пров, Тарах, Андроника, Прп. Макария Киево-Печерского, Свт. Иннокентия Херсонского, Вмч. целителя Пантелеимона, Вмч. Георгия Победоносца, Прп. Матроны Московской, Прп. Сергия Радонежского, Прп. Серафима Саровского, Св. Вмч. Дмитрия Солунского, Вифлиемских мучеников, Неизвестного мученика Iвв., Дуба Мамврийского, Частица Гроба Господня, Прп. Филарета Ичалковского, Прав. Иона Одесского.

В этом же году получено разрешение на строительство колокольни.

«С божьей помощью все само приходит, было бы желание учиться. Колокола – это как  музыкальный инструмент. На каждый праздник свой звон: на рождество 7 ударов — сначала два раза по два, а потом три; на Пасху – два раза по два, а потом шесть раз по три, потом идет переход».

Александр Бержанин, звонарь с 2007 года.

С марта по июнь 2014 года на Оренбургской земле находился ковчег с чудотворными мощами преподобного Сергия Радонежского. С 1 по 5 июня, когда этот ковчег был выставлен в храме храма во имя Казанской иконы Божией Матери, жители поселка имели возможность поклониться чудотворным мощам.

Летом 2015 года началось строительство колокольни Храма Казанской иконы Божией Матери п. Берды г. Оренбурга, на которую 16 декабря этого же года установили купол с крестом.

Храм Казанской иконы Божией Матери п. Берды г. Оренбурга

  • Храм работает ежедневно с 10 до 17 часов.
  • Накануне воскресных и праздничных дней вечернее богослужение начинается в 17.00 часов.
  • В воскресные и праздничные дни праздничная литургия начинается в 9.00 часов.
  • Крещение в воскресенье в 10.00 часов.
  • Молебен, панихида — в субботу в 16.30

Адрес: 460028, г. Оренбург, п. Берды, ул. Гастелло 21/12, тел. настоятеля 284-174, ashatov@yandex.ru
Настоятель иерей Артемий Александрович Шатов
Диакон Евгений Викторович Семкин

Источники:

  1. Оренбургские Епархиальные Ведомости. 11(57), ноябрь 2003
  2. Оренбургские епархиальные ведомости. «Третье рождение прихода и храма»,.- 2011.- N 3.- С. 40-43.
  3. Оренбургская Епархия в прошлом и настоящем. Труды Оренбургской Архивной Ученой комиссии. Выпуск VII, Исследование Николая Чернавского. Выпуск 1, Оренбург, 1900
  4. Майков Л. «Пушкин и Даль», фрагмент из издания «Историко-литературные очерки. Крылов, Жуковский, Батюшков, Пушкин, Плетнев, Погодин, Фет» Л: МАЙКОВЪ. С.-ПЕТЕРБУРГЪ. Изданіе Л. Ф. Пантелеева. 1895 г.
  5. РГИА. Ф. 804. Оп. 1. Разд. 3. Д. 248.
  6. Мишучков А. А., Кажан О. В. История священства Спасского храма как пример духовнонравственного служения обществу, статья из книги «Православие и культура славян в ЮжноУральском регионе: материалы IX Всероссийской научнопрактической конференции, посвященной 1150-летию славянской письменности и Дню славянской письменности и культуры в ». – Оренбург: ООО ИПК «Университет», 2013. – 442 с.
  7. Сайт Оренбургский благочинный округ
  8. Вечерний Оренбург № 30 от 27 июля 2011
  9. Вечерний Оренбург № 46 от 15 ноября 2001
  10. Вечерний Оренбург № 06 от 3 февраля 2000
  11. Еременко В. Страницы Бердской летописи. Оренбург, ИПФ «Вестник», 2008
  12. Оренбургская неделя № 44 (50)  от  27 октября 2010
  13. Вечерний Оренбург «Оренбург встречает представителей Царского Дома…» № 20 от 15 мая 2013

Добавить комментарий