Архив тэгов

Казачий оркестр дает надежду

До 1919 года при штабе Оренбургского казачьего войска существовал оркестр, созданный «по примеру Уральского казачьего войска».

Станица Краснохолмская. Козолупов Семен Матвеевич сидит справа.

Станица Краснохолмская. Козолупов Семен Матвеевич сидит справа.

Архивисты предприняли попытку выявления материалов по его истории.

«Учредить хор и оркестр на войсковой капитал…»

Зимой 1866 г. оренбургский губернатор Н.А. Крыжановский предложил войсковому наказному атаману учредить в Оренбургском войске «певческий хор и трубачевский бальный оркестр».

Фотография старого храма Казанской иконы Божией Матери

Восстановленный снимок старого храма Казанской иконы Божией Матери в Бердах. Ориентировочно фотография сделана в конце 40-х - начале 50-х годов XX века. Автор реставрации: Николай Волгин.

Восстановленный снимок старого храма Казанской иконы Божией Матери в Бердах. Снимок сделан в период: конец 40-х — начало 50-х годов XX века. Автор реставрации: Николай Волгин.

Осенью 1907 года на страницах «Оренбургских Епархиальных Ведомостей» опубликован репортаж об освящении Николаевского придела Казанско-Богородицкой церкви Бердского поселка. Его автор, скрывшись под инициалами «протоиерей М.Х.» сначала сообщал:

Дорога Оренбургско-Самарская привела нас к «воротам Азии…»

Движение по железнодорожной линии Оренбург – Самара было открыто 140 лет назад, 22 октября (3 ноября по новому стилю) 1876 года.

К 140-летию со дня открытия Самаро-Оренбургской железной дороги

Движение по железнодорожной линии Оренбург – Самара было открыто 140 лет назад, 22 октября (3 ноября по новому стилю – И.К.) 1876 года. На смотре железной дороги и первого поезда присутствовали Оренбургский генерал-губернатор Н.А. Крыжановский, попечитель округа П.А. Лавровский и строитель дороги Ю.Ф. Бальц.

Она лишь Иверской подобна

Табынскую икону Богоматери в Оренбуржье всегда ожидали с особым трепетом.

Крестный ход с Табынской иконой Божией Матери в Оренбурге в 2010 году

«Мраки, скорби отгоняет от нас мгновения скорей»

На страницах «Оренбургских Епархиальных Ведомостей» 120 лет назад опубликованы стихи епископа Оренбургского и Уральского Макария «Ко дню встречи в городе Оренбурге Табынской иконы Богоматери», в котором есть и такие строки:

Фотографии старого Оренбурга

Рассказывая о Бердах, которые сейчас являются частью Оренбурга, сложно не рассказать, как выглядел город, рядом с которым находилась Бердская станица.

На протяжении всей своей истории Оренбург не раз меня свой облик. все меньше остается старожилов, которые помнят дореволюционный город. Очень мало сохранилось фотографий того времени. В губернском городе фотографов можно было сосчитать по пальцам, да и те в основном снимали не виды города, а портреты людей.

И все же, благодаря старым открыткам и публикациям в книгах мы можем представить как в прошлом выглядел Оренбург…

На первом снимке, сделанном в фотомастерской А. Бухгольца, показана панорама Оренбурга, напечатанная в книге Ф.И. Лобысевича «Путеводитель по Оренбургу» 1878 года.

На одном из первых снимков, сделанном в фотомастерской А. Бухгольца, показана панорама Оренбурга, напечатанная в книге Ф.И. Лобысевича «Путеводитель по Оренбургу» 1878 года. Здесь мы видим еще строящийся железнодорожный вокзал, военную гимназию, Караван-Сарай, Европейскую гостиницу, казармы, соляной и мучной базары.

Эпидемии

Обложка книги Матвея Мудрого «Краткое наставление о холере». - С-Пб., 1830

Обложка книги Матвея Мудрого «Краткое наставление о холере». — С-Пб., 1830

В 1821 году домашних животных станичных казаков поразила «странная» болезнь. Согласно донесению дежурного по Бердской станице капрала Козлова, «вдвое суток пало семь лошадей». О чем было заявлено в Оренбургскую Войсковую канцелярию и поставлен в известность военный губернатор П.К. Эcceн. Тотчас в Берды «к пресечению сего падежа» был направлен уездный штаб-лекарь. Причину заболевания так и не нашли. Хотя много лошадей пало и в других казачьих поселениях.

Тяжелым испытанием для местных жителей стал 1827 год. Тогда в казачьей станице от «заразительной» болезни пало 57 голов крупного рогатого скота. В рапорте на имя военного губернатора П.К. Эссена Оренбургский полицмейстер майор Соколов, побывавший в Бердах, отмечал, что «по вскрытию у палой скотины найдены легкие темно-синеватого цвета, повреждения от сильного воспаления». Он приказал станичному атаману Гребенщикову «упалый скот разрубить в разных местах и зарывать в отдалении от селения глубоко в землю».

Рубили же скотину для того, чтобы с нее потом, зараженную, не смогли снимать кожу «корыстолюбцы». Ветеринарный врач Мелепушкин составил для местного населения наставление по лечению скота от болезни, Что это было: чума, сибирская язва, тифозная горячка, — так и не выяснили.