Старый Оренбург: Рыночная площадь



У французского писателя Эмиля Золя есть замечательный роман «Чрево Парижа», в котором ведется разговор о центральном продовольственном рынке французской столицы. У Оренбурга также было свое чрево. Это Главная рыночная площадь, притаившаяся между центральными городскими улицами.

Александр Ефимович Алекторов, историк, педагог, краевед, член Оренбургской и Астраханской Губернских Ученых Архивных Комиссий в своей «Истории Оренбургского края» писал:

«Оренбург преимущественно город торговли. Здесь торгуют все, не исключая чиновников, писцов и учителей, кто на сотни тысяч, кто на миллионы, а кто и так, по мелочам…».

Основным местом торговли в Оренбурге была Главная рыночная площадь, расположенная к западу от Гостиного двора, между современными улицами Пушкинской и Кирова, и Телеграфным переулком. Здесь, в начале XX века, было построено двенадцать торговых рядов с лавками, передвижными скамьями, столами, на которых располагались торговки со своим товаром. Сюда же приходили продавцы мелочи, чтобы продать свой нехитростный товар.

Толкучий рынок в Оренбурге

По словам автора «Оренбургских писем» М. Михайлова, базарная площадь «по смеси костюмов и лиц, принадлежащих к различным расам», являла собой «полуазиатский базар». «В густоте такой разношерстной толпы торчат иногда в разных местах несколько верблюдов, лениво поворачивающий свои головы по сторонам, или рисуется на степной лошади киргиз бедуин, оскаливая свои белые, как перламутр, зубы».

Существование таких открытых рыночных пространств создавало в городе совершенно неповторимую ауру звуков и запахов. Текстовая в конце XIX – начале XX века горожанами практически не воспринималась, т.к. грамотных среди них было не много. Визуальная же реклама требовала наличия хороших художников, которых в провинциальном городе практически не было. Единственным способом рекламирования своего товара оставался голос, именно поэтому все торговцы на рыночной площади кричали благим матом.

«Время от времени оглашает воздух пронзительный крик верблюда… или в шумной и грязной толпе толчка, раздается вдруг звонкий голос татарченка «Спичек не нату ли?» (спичек не надо ли), или, наконец, в довершение , поднимается драка…», – писал Михайлов.

Диагональ Оренбургской рыночной площади была немногим меньше, чем площадь Сенного рынка в Санкт-Петербурге. Здесь, опять же, прослеживаются параллели с имперской столицей.

Помимо лавок с табачным, мучным, игрушечным товаром, в центре рыночной площади в мучном лабазе располагался своеобразный почтамт. Сюда приходили письма для торговцев из Средней Азии, киргизской степи, проживающих в Оренбурге, но не указавших свой адрес. Наверное, татарин, который занимался этими почтовыми делами, разбирался во внешней политике гораздо лучше, чем официальные дипломатические ведомства.

Овощной базар в Оренбурге

Особенностью оренбургского базара было еще и то, что картофель здесь продавался счетом, а не мерой. Дело в том, что в старину окрестные селения были заселены староверами-раскольниками, которые считали картофель проклятым плодом, и посему выращивали его только по принуждению власти и в минимальном количестве. Из-за того, что картофель на оренбургских рынках был большой редкостью, его стали продавать десятками, сотнями… И этот обычай сохранился до конца XIX века.

Сюда же на базарную площадь ежедневно собирался народ для того, чтобы наняться в домашнее услужение или на полевые работы. Народ это был преимущественно молодой и здоровый, приехавший в Оренбург без семьи, или был совершенно холостой. А, значит, оторвавшись от привычных социальных связей, люди были избавлены от социального контроля, да еще и подвержены тлетворному влиянию города.

«Более или менее порядочная, скромная прислуга наниматься сюда не выходит, сюда идут более бойкие и дерзкие на язык, и вовсе не затем, чтобы действительно предлагать свои услуги, а совсем с другой целью, похохотать с солдатами, устроить свидание и затем парочками разойтись по пивным и трактирам или другим притонам. Попасть нанимателю в эту веселую праздную толпу мужиков, солдат, баб и девок, прямо-таки, невозможно без риска наслушаться обидных насмешек и услышать незаслуженную дерзость от праздных скалозубов».

, 1898. № 437, 2 августа

Главная рыночная площадь Оренбурга –  полуазиатская, шумная, грубоватая, не очень аккуратная и чистая, формировала совершенно особую оренбургскую атмосферу, где мало внимания придавали различиям во внешнем облике и манерах поведения. Зато здесь формировалась совершенно особое оренбургское общество, спокойно относящееся к различиям этносов, конфессий, рас и внешнего облика.

Автор: Бурлуцкая Елена Вадимовна

Источник: ГТРК Оренбург