Старший братец Оренбурга. Как Бёрдский городок стал живой легендой



В Оренбурге побывал создатель сайта «Бёрдская слобода», посвящённого историческому наследию нашего города, Сергей Лукьянов. В центре помощи семье и детям «Колыбель» он встретился с постоянными слушателями литературной гостиной, а позже провёл экскурсию для желающих по знаменитым Бёрдам.

Старший братец Оренбурга. Как Бёрдский городок стал живой легендой

Кто такой «антихрист», и почему он старух любит?

Правду ли говорят, что наш столичный гость – непрямой потомок Александра Пушкина? Это не легенда. Сергей Николаевич Лукьянов – пасынок Александра Георгиевича Пушкина, праправнука поэта. Интересный факт, но не менее интересна его просветительская деятельность. Вот уже восемь лет он по крупицам собирает материалы из истории Бёрдской слободы. Ему это близко и дорого, ведь сам он родом с Бёрд, вырос на местных уникальных сказках и легендах своей бабушки…

Кстати, как правильно: в Бёрды или на Бёрды? Сергей Николаевич уточнил сразу: первое – всё же литературная норма, а второе – скорее оренбургский «сленг». Однако в обиходе оба варианта допустимы. О главном споров нет – это бывшая казачья станица, известная также как крепость или Бёрдский городок. Они практически погодки с Оренбургом: слобода образована в 1736 году.

27 июня 2019 года литературная гостиная центра помощи семье и детям «Колыбель»

Первоначально здесь было всего три улицы – Большая, Средняя и Малая – да церковь. Большая – ныне . Средняя известна по Пушкину: именно там жила старушка Арина (Ирина) Бунтова, так называемый пугачёвский консультант столичного гостя. Сегодня это . Ну и третья, та, что малая, – .

Кстати, старушка-консультант Арина порядком Пушкина испугалась. Это сегодня дать интервью – за милую душу. А в те времена бердяши были суеверными. Они пытались всё толковать доступными способами. По воспоминаниям самой казачки Бунтовой, переполох разговоры с поэтом вызвали неимоверный:

«Только он со двора, бабы все так на меня и накинулись. Кто говорит, что его подослали, что меня в тюрьму посадят за мою болтовню, кто говорит: «Антихрист! Видела, ногти-то у него какие. Да и в писании сказано, что антихрист будет любить старух, заставлять их песни петь и деньгами станет дарить». Слегла я со страху, велела телегу заложить, везти меня в Оренбург к начальству. Так и говорю: «Смилуйтесь, защитите, коли и чего наплела на свою голову; захворала я с думы». Те смеются. «Не бойся, — говорят, — это ему сам государь позволил о Пугачёве расспрашивать». Ну, уж я и успокоилась, никого не стала слушать».

Видимо, Александр Сергеевич тогда был, «как денди лондонский», раз казачек так смутил его «маникюр». А на что ещё можно было рассчитывать? В каждом обществе свои условности, и они регламентируют жизнь того или иного уклада, характеризуют определённое сословие. И об этом как раз очень детально рассказал исследователь Сергей Лукьянов. Традиции, обычаи, найденные артефакты – кольца, монеты, предметы быта. Заслушаешься.

К примеру, по кольцу и косам можно было судить о семейном положении казачек. На левой руке колечко блестит – девушка на выданье, на правую ручку перекинула – всё, замужняя. Вдова же могла носить кольца на обеих руках – за себя и за мужа. Если в косы девица вплетает ленты, она готова к замужеству. А вот замужняя уже не могла себе такого позволить.

Страшилки казачьей слободы

В 1965 году в Бёрдах взорвали храм и разобрали на кирпичи. Частью засыпали дорогу по улице Гастелло, часть растащили по домам… Сергей Николаевич уточнил, что церковь в слободе строили три раза. Первую, деревянную, заложили в 50-е годы XVII века в честь Рождества Богородицы. Эта церковь сгорела в 1789 году. Боголюбивые бердяши долго пытались получить разрешение на новый храм. Им отказывали под разными предлогами: то дворов не хватает, то лиц мужского пола. А чтобы попасть к обедне в воскресенье – будьте добры, ступайте в храм возле Гостинки. Ближе не было. В 1818 году началось строительство каменной церкви во имя Казанской иконы Божией Матери. Вот её-то и подорвали «просвещённые» безбожники 1960-х.

Примечание «Бердской слободы»: Первая в Бердской слободе деревянная церковь — Никольская — была построена в 1744-1745 годах, но спустя несколько лет, сгорела. В 1753 году была заложена и в 1756 году освящена новая церковь — в честь Рождества Богородицы с Михайловским приделом, которая сгорела от поджога 10 ноября 1789 года.

Местные бабушки до сих пор свидетельствуют о бедах, постигших всех, кто брал церковный кирпич на хозяйственные пристройки. Молва людская довольно крепка, а что касается фирменных бёрдинских страшилок и фольклора, такие вещи не зарождаются на пустом месте.

Памятное место в Бердах, где находились "Золотые палаты" Емельяна Пугачева

– В детстве я безумно любил слушать всякие страшные истории о колдунах и колдовках, которые мне рассказывала бабушка, — вспоминает Сергей Лукьянов. – Я с замиранием сердца слушал очередную, мысленно представляя себе место, где это произошло… Истории были необычными, и поверить в них было трудно, но бабушка говорила, что это сущая правда, и всё это происходило в Бёрдах.

Собирая материалы о слободе, он не раз сталкивался с подобными рассказами. Некоторые истории связаны с различными легендами и имеют под собой исторические корни. Так, образ невесты Пугачёва, дворянки Елизаветы Харловой, по прошествии столетий трансформировался в образ немой ведьмы. У неё действительно была трагическая судьба, но её не сожгли, как в легенде, а расстреляли пугачёвцы.

– Ещё одна легенда, также связанная с Пугачёвым, повествует о том, что каждое полнолуние из дома, где раньше стоял дом Ситникова, известный нам по «Золотым палатам», появляются фигуры Пугачёва и Хлопуши, – продолжает исследователь. – Они ведут своё призрачное войско на штурм Оренбурга, во главе защитников которого стоит призрак губернатора Рейнсдорпа. И сходятся эти две армии в смертельной битве. С грохотом рвутся ядра, воздух содрогается от криков умирающих солдат-призраков и ржания падающих коней. Но как ни старается Пугачёв, не удается ему захватить город.

«Человек-свинья»: почти голливудский хоррор

Всё это легенды и суеверия. А вот когда разговор дошёл до мистики, которая была или есть в современных Бёрдах, некоторые слушатели немного заёрзали на стульчиках. Сглазы, оборотни, колдовки или «вещицы» (с ударением на первый слог). Да-да, само слово «ведьма» страшно произносить, потому в Оренбуржье эта жуть заменялась таинственным словцом.

Один любопытный случай описал известный оренбургский благотворитель и краевед Иван Васильевич Чернов (1825–1902). В Оренбурге-городе по ночам бродил оборотень – «человек-свинья». Злодей нападал на одиноких пешеходов. Бедняги со страху не помнили себя, а заодно и того, куда подевались их ценные вещи… Казначей Алексей Михайлович Романовский как-то ночью возвращался от князя и на базаре встретился с этим монстром. Хрюкая, оборотень набежал на него и попытался сбить казначея с ног. Но, как и большинство финансистов всех времён, тот крепко стоял на ногах. Он заметил у «свиньи» руки, вступил с этим рылом в борьбу, избив по ушам шпагой. Тут с головы оборотня и упала маска. Никакого косплея, как сейчас сказали бы правозащитники. Хитрый солдат наряжался и по ночам грабил трусливых. Его отыскали уже к утру и предали суду.

Но самая до мурашек пробирающая часть этих легенд – кладбищенские истории. Есть на Бёрдском братская могила. 2 июля 1918 года в станицу, оставленную красными после боя на реке Сакмаре, вступил карательный отряд белых. Наутро расстреляли 13 человек, причастных к большевизму, среди которых было три мальчика-подростка, учащихся городского училища. Вообще-то расстрелянных хоронили по отдельности. Но в бывшей станице уверены в обратном: лежат они в этой братской могиле. Первое время по ночам с того кладбища доносился детский плач, да такой пронзительный и жалкий!

Ночью бердяши пытались выяснить причину, но никого не нашли. Вспомнив о расстреле подростков, они отнесли на братскую могилу детские игрушки, после чего плач прекратился.

– Странно, конечно, ведь мальчики-подростки далеко уже не младенцы, – рассуждает Сергей Николаевич. – А вот одна знакомая из Подгородней Покровки, от которой до Бёрд по прямой всего пять километров, как-то проговорилась, что у них на старом кладбище после заката тоже случаются какие-то странности: «Такое ощущение, будто бы там какая-то своя жизнь по ночам происходит. Тени бегают. Это я сама наблюдала. Страшно мне после этого ходить мимо. Но хожу, другого пути нет…».

Автор: Жанна Данилова.
Источник: RIA56, 14 июля 2019 года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *