Трагедия на станции Меновой двор



23 октября 1943 года на станции , недалеко от Оренбурга, произошло крушение военного эшелона №49093, которым выпускники 20-й ОШОССП (Окружной школы отличных стрелков снайперской подготовки) г. Чарджоу (совр. Туркменабад) Туркменской ССР, следовали в действующую армию. Когда состав подходил к станции, произошла страшная авария – маневровый , работавший на этой же линии, врезался в воинский эшелон. Вагоны налетали друг на друга, и это было как землетрясение. Как выяснилось уже потом, случилось это по вине стрелочника.

Обелиск на братской могиле близ станции Меновой двор

на братской могиле близ станции Меновой двор

По материалам, хранящимся в Центре документаций новой и новейшей истории Оренбурга, удалось установить следующие факты.

В результате крушения воинского эшелона погибло 50 и ранено 38 бойцов Красной Армии. Эта авария явилась результатом грубых нарушений правил технической эксплуатации, игнорирования законов безопасности движения поездов.

Вскоре к месту на помощь созвали местное население. Здесь был и Иван Данилович Нехорошев. В шесть часов утра вся рота связи, в которой служил Иван Данилович, в количестве 30 человек была поднята по тревоге. Солдат привели на кладбище, расположенное рядом со станцией, и они начали рыть большую братскую могилу. Работали примерно до полудня, тела убитых оборачивали бумагой и укладывали штабелями по 12 человек в ряд. К обеду все было закончено.

Погибшие солдаты были 1925 года рождения, и только один человек — лейтенант Бекыслин Урман Бек родился в 1915.

В братской могиле в районе горы Сулак похоронили 49 человек, а одного офицера похоронили рядом в отдельной могиле. Потом произвели три выстрела из 12 винтовок, отдав погибшим последние воинские почести.

Мемориальная табличка на братской могиле

Мемориальная табличка на братской могиле

Родственникам сообщили, что погибли курсанты на фронте: все документы и письма ликвидировали, а информацию засекретили. В 1943 году работники Оренбургского военного госпиталя приняли активное участие в организации помощи бойцам, пострадавшим во время железнодорожной катастрофы на станции Меновой двор.

Схема расположения братской могилы снайперов на сулакском кладбище

Схема расположения братской могилы снайперов на сулакском кладбище

Братскую могилу случайно обнаружили ученики и педагоги школы № 65 – еще в пятьдесят девятом году. С тех пор школьники многих поколений стали в военных архивах устанавливать личности погибших, а заодно ухаживать за могилой. Дети приносили цветы этим солдатам, а сами вспоминали своих близких, тоже не пришедших с войны.

Первая страница донесения с именным списком курсантского и офицерского состава снайперской школы, погибших во время крушения воинского эшелона на станции Меновой двор Оренбургской железной дороги

Первая страница донесения с именным списком курсантского и офицерского состава снайперской школы, погибших во время крушения воинского эшелона на станции Меновой двор Оренбургской железной дороги

Впоследствии ребятам удалось узнать имена погибших. Разыскивали родственников. И вот однажды к ним приехала женщина, которая по фотографии узнала своего брата. Находили и еще некоторых очевидцев этой катастрофы.

Страница донесения с именным списком курсантского и офицерского состава снайперской школы, погибших во время крушения воинского эшелона на станции Меновой двор Оренбургской железной дороги

Страница донесения с именным списком курсантского и офицерского состава снайперской школы, погибших во время крушения воинского эшелона на станции Меновой двор Оренбургской железной дороги

В школьном музее хранятся альбомы с именами погибших курсантов, чудом сохранившиеся два письма и фотографии.

Титульный лист учетной карточки воинского захоронения близ горы Сулак

Титульный лист учетной карточки воинского захоронения близ горы Сулак

Вот как об этом событии спустя много лет в одном из своих писем, присланных в 1970 году из города Алмалык Ташкентской области в школу № 65 Оренбурга, рассказала Антонина Ивановна Решетникова, ехавшая на фронт в этом же эшелоне. Во время катастрофы она получила тяжелую травму, из-за которой после сложной операции сильно болела все оставшиеся годы.

Было около пяти часов утра, и почти все спали. Я находилась вместе с медсестрой в санитарном вагоне. Когда произошло столкновение, из паровоза получилась лепешка, а вагоны буквально прыгали друг на друга. Это была такая страшная картина, что трудно описать. Наш вагон попал в продуктовый, и нас вместе с хлебом выбросило далеко от линии, а остальные вагоны с людьми налетели друг на друга. Многие, кто был в этих вагонах, погибли. Солдаты, оставшиеся в живых, начали вытаскивать убитых и раненых. Пять вагонов превратились в щепки, железные рамы, колеса были смешаны, все сгрудилось в одну кучу, и туда страшно было смотреть. Некоторые ребята упали на шпалы, и их придавило. Бедные! Они кричали: «Мамочка! Спасите!». Стонали и, когда мимо проходили люди, просили пристрелить, чтобы не мучиться. Те, кто пытался вытащить ребят, тоже погибли под рушившимися кусками железа вместе с теми, кому они пытались помочь. Потом солдатам запретили подходить к этой груде искореженного металла. Очень страшно было смотреть на солдата Акмолина, который головой попал между буферов и был поднят на высоту одного или полутора метров над землей. Так висел только он один. Позже подошли два трактора с длинными тросами и стали растаскивать груды железа. Все это рушилось, падало вниз, убивало людей насмерть. Представители командования проходили мимо мертвых, забирая документы и записывая фамилии.

На кладбище, расположенном рядом со станцией вырыли могилу. Жители ближайших домов помогали в ликвидации последствий ужасной катастрофы, спасали раненых, давали им белье, одеяла, увозили в госпиталь. Оставшиеся в живых солдаты через несколько часов уехали на фронт.

Некоторые подробности, связанные с причиной аварии воинского эшелона, можно узнать из письма Трикоз Нины Ивановны, присланного из Соль–Илецка в адрес школы в 1993 году. В годы войны она работала на Оренбургской железной дороге, а 23 октября 1943 года была дежурным по станции Донгузская. Нина Ивановна рассказывала, что дежурный по станции Меновой двор получил команду от участкового диспетчера о том, чтобы обеспечить воинскому эшелону № 49093 безаварийный проход от станции до станции Оренбург.

Оборотный лист учетной карточки воинского захоронения близ горы Сулак

Оборотный лист учетной карточки воинского захоронения близ горы Сулак

Он отдал приказ стрелочкам приготовить маршрут на главный путь, стрелки закрыть и ключ отдать при проверке маршрута. Однако в результате трагической случайности одна из стрелок оказалась не переведенной на главный путь, а оставалась поставленной на боковой путь, где стоял маневровый паровоз. Вследствие этого эшелон оказался принятым на занятый путь и столкнулся с маневровым паровозом. В результате столкновения 3 или 4 вагона оказались отрезанными от основного состава. Очевидцы этой страшной аварии вспоминают, что убитых уносили в лесополосу, расположенную рядом со станцией.

Первый обелиск был поставлен на братской могиле благодаря стараниям Антонины Евгеньевны Старостиной, работавшей в то время учителем начальных классов в школе № 65.

Узнав о существовании заброшенной могилы, она обратилась к Польщикову Василию Никитовичу, секретарю сельского райкома партии, побывала у начальника гарнизона, на аэродроме и на станции Меновой двор. Владимир Владимирович Жутаев, бывший в то время начальником вагонной службы, сделал и привез ограду, устанавливал ее дорожный мастер Смелов И.

5 мая 1960 года курсанты Оренбургского летного училища установили на братской могиле первый металлический обелиск. Позднее его меняли еще два раза. И с тех пор перестала эта могила быть безымянной.

В 1963 года учитель химии, завуч по воспитательной работе школы № 65 Хихля Полина Антроповна организовала постоянное шефство над Братской могилой. Каждый год вместе с ребятами приводили они могилу в порядок, а накануне Дня Победы учителя вместе с учениками и ветеранами войны – жителями поселка Пугачи, проводили митинг на братской могиле.

Эстафету Памяти позже подхватили члены историко-краеведческого клуба «Поиск», руководителем которого стала учитель истории школы №65 Ирина Васильевна Андреева.

Из воспоминаний Владимира Касаткина:

Изначально обелиск 6 метров был изготовлен на Машзаводе с применением листового дюраля и титана. От края кладбища до центра братской могилы было 37 метров, и долго искали автокран с большим вылетом стрелы. Поставили за трое суток, а низ оградили балконными плитами. А вот более 60 кубов земли школьники своими руками переносили. Становились цепочками и ведрами передавали землю. Это очень кратко. Звезда внутри полая, планировалась установка лампы, но отказались. Сеть далеко.

Воспоминания Николая Дубова:

В начале 70х годов, когда началось развитие Оренбургского Газпрома. Место захоронения пытались заставить вагончиками, в которых должны были проживать работники газопромыслов. За помощью к нам (я тогда проходил службу в должности секретаря комитета на втором аэродроме) обратились комсомольцы 65 школы, помочь не допустить застройки братской могилы. Так, я впервые узнал о гибели снайперов из Чарджоу. Потом в воинской части я повстречал очевидцев данной трагедии. Потом работая в ФГУ мы в День Победы возлагали венок памяти к обелиску.

6 сентября 1980 г. на Братской могиле торжественно был открыт новый обелиск. К 70-й годовщине Победы мемориал обновили.

8 мая 2021 года на братской могиле появилась плита с именами всех захороненных. Это результат труда школьников. Более 30 лет несколько поколений членов историко-краеведческого клуба «Поиск» при школе №65 следили за мемориалом, вели переписку с архивом минобороны и родственниками погибших курсантов.

Источники: